Вы здесь

Государство научит журналистов родину любить

В фокусе

Автору книги «Кто взорвал минское метро» журналисту Олегу Груздиловичу вынесено прокурорское предупреждение о недопустимости нарушения законодательства, в частности — «распространения необъективной и сознательно искаженной информации». Таковой, похоже, чиновники считают любую версию о взрыве в метро, которая отличается от официальной.

Эксперты же отмечают, что пока существует уголовная ответственность за дискредитацию Беларуси, любой журналист, критикующий власть, ходит по тонкому льду.

Сомневаешься в официальной версии — получи предупреждение

Утром 8 мая журналиста белорусской службы радио «Свобода» Олега Груздиловича по телефону вызвали в прокуратуру Минска «для проверки обстоятельств в связи с нарушением законодательства». В беседе с сотрудницей прокуратуры Натальей Жуковец выяснилось, что поводом для вызова стали материал Груздиловича о том, как охраняется минский метрополитен, и его книга «Кто взорвал минское метро».

Напомним: в апреле, накануне второй годовщины взрыва на станции «Октябрьская» Груздилович прошелся по метро с большой сумкой, в которой находился металлический предмет. Затем написал статью, в которой рассказал, на какой станции метро сотрудники милиции осматривали его сумку, а на каких не обратили на нее внимания.

Получив ответы на все вопросы, Жуковец достала из стола заранее подготовленное и подписанное предупреждение о недопустимости нарушения законодательства.

В документе за подписью первого заместителя прокурора Минска Владимира Романовского журналиста обвиняют в нарушении статьи 34 закона о СМИ (распространение необъективной и сознательно искаженной информации).

В частности, прокуратура считает, что в своей книге «Кто взорвал минское метро» Груздилович ставит под сомнение «объективность официальных результатов расследования уголовного дела по факту взрыва в Минском метрополитене, а также справедливость белорусской судебной системы в целом».

В предупреждении также отмечается, что «в случае предоставления иностранному государству, иностранной или международной организации заведомо ложных сведений о политическом, экономическом, социальном, военном или международном положении Республики Беларусь, правовом положении граждан в Республике Беларусь, дискредитирующих Республику Беларусь или ее органы власти», Груздилович может быть привлечен к «установленной законом ответственности».

Добавим, что статья Уголовного кодекса о дискредитации Беларуси предусматривает наказание в виде ареста на срок до шести месяцев или лишения свободы на срок до двух лет.

Сотрудникам прокуратуры неплохо бы изучить Конституцию

Заместитель председателя Белорусской ассоциации журналистов юрист Андрей Бастунец отмечает, что белорусские власти очень болезненно относятся к теме взрыва в минском метро.

«У властей болезненное отношение как к самому взрыву, так и к любым версиям, которые противоречат официальной или хотя бы высказывают сомнение в ее правдивости, — отметил Бастунец в интервью БелаПАН. — После вынесения смертного приговора двум фигурантам дела власти надеялись, что тема закрыта. Когда же появляются новые материалы в СМИ на эту тему, то мы видим преследование журналистов».

Бастунец напомнил, что в прошлом году неприятности в отношениях с милицией возникли постфактум у журналистов «Еврорадио», которые также прошлись по метро с большой сумкой.

При этом эксперт отмечает, что «очень странно читать формулировки предупреждения», вынесенного Олегу Груздиловичу. «Статья 33 Конституции гарантирует каждому гражданину свободу мнений и убеждений, а также их свободное выражение», — напоминает Бастунец и рекомендует сотрудникам прокуратуры «ознакомиться с текстом Основного закона, прежде чем обвинять журналистов в нарушении каких-то других нормативных актов».

Задержания журналистов — эксцесс исполнителя

Эксперт также отметил, что в последние несколько недель были и другие случаи преследования журналистов.

В частности, сначала к трем суткам административного ареста были приговорены журналисты вещающего из Белостока «Радыё Рацыя» Александр Ярошевич и Геннадий Барбарич, освещавшие в тот день «Чернобыльский шлях». Затем Ярошевич вновь был задержан уже в компании блогера Дмитрия Галко. Они были признаны виновными в неподчинении законным требованиям сотрудников милиции и получили 12 и 10 суток ареста соответственно.

В связи с этими инцидентами БАЖ уже направила председателю Следственного комитета Валентину Шаеву, министру юстиции Олегу Слижевскому, министру внутренних дел Игорю Шуневичу и генеральному прокурору Александру Конюку официальные письма с призывом провести проверку и принять меры в связи с произвольными задержаниями журналистов.

При этом Андрей Бастунец подчеркивает, что не склонен считать задержания журналистов и предупреждение Груздиловичу звеньями одной цепи.

«Ситуацию с Ярошевичем, Барбаричем и Галко я бы отнес все-таки к эксцессам исполнителя, который просто работает в привычной системе и манере, — сказал собеседник. — И все декларации о якобы начинающейся либерализации или диалоге с Западом очень мало влияют на этот низовой уровень власти, представители которого задерживали журналистов».

Властям было бы выгодней аккредитовать иностранные СМИ

Такого же мнения придерживается и медиааналитик Павлюк Быковский. Он полагает, что в случае с задержаниями Барбарича, Ярошевича и Галко «у правоохранительных органов, как довольно часто у нас бывает, возникло желание задержать журналистов после разрешенной акции».

«Журналисты после всех акций у нас гадают, будут ли их задерживать, — сказал Быковский в интервью БелаПАН. — Не знаю, почему в данном случае под раздачу попали именно журналисты «Радыё Рацыя», но мне кажется, это была такая местечковая активность правоохранительных органов».

Аналитик также не считает, что это может быть некой попыткой выдавить из Беларуси радиостанцию, которая и так работает здесь нелегально, так как не может получить аккредитацию в МИД.

«Где находится их офис, властям известно. Он вполне находится под контролем. Если возникнет необходимость его ликвидировать, то просто придут и закроют. Этот вопрос может решаться и прямо, без каких-либо намеков, чтобы журналисты прекратили свою деятельность», — отметил Быковский.

Кроме того, в отношении журналистов «Радыё Рацыя» сейчас не был задействован и такой традиционно используемый механизм, как вынесение прокурорского предупреждения о недопустимости работы на иностранное СМИ без аккредитации.

При этом Быковский отмечает, что для властей было бы даже выгодней выдать аккредитацию как «Радыё Рация», так и, например, телеканалу «Белсат», вещающему на белорусском языке через спутник из Варшавы.

«Аккредитованные СМИ становятся в определенном смысле заложниками ситуации, так как бояться потерять аккредитацию и вынуждены работать по какой-то определенной договоренности, не нарушать правил игры, — считает эксперт. — Для властей было бы более выгодно иметь контроль такого рода — сдерживающий фактор угрозы отобрать аккредитацию, а также отслеживать поступление гонораров и уплату налогов».

За журналистские расследования могут «пришить статью»

Что же касается истории с Груздиловичем, то здесь, по версии эксперта, мог иметь место еще один типичный для Беларуси фактор — на книгу о взрыве в метро обратил внимание кто-то из высокого руководства.

Быковский добавил, что, не являясь юристом, не может дать правовую оценку сюжета с Груздиловичем, однако как журналист видит следующую проблему: белорусские правоохранительные органы категорически не согласны с тем, что журналисты могут проводить собственное расследование и вторгаться в ту сферу, которую силовики считают полностью своей.

При этом в серьезных ситуациях, когда для общества важно разобраться, что же произошло на самом деле, как в случае со взрывом в метро, представители правоохранительных органов, с одной стороны, не предоставляют широкой информации. С другой — полностью игнорируют мнение независимых экспертов, ссылаясь на то, что эти эксперты не присутствовали на месте происшествия и не имеют доступа к документам.

«В итоге вся информация, которую могут собрать журналисты, подвергается сомнению», — подчеркнул Быковский. Таким образом, делает вывод аналитик, каждый журналист, который занимается расследованием громких, общественно значимых дел или критикует власть, может попасть под уголовное преследование якобы за клевету или дискредитацию Беларуси.

«Олег Груздилович на протяжении своей журналистской карьеры неоднократно писал острые материалы, — отметил Быковский. — Мнение о журналисте Груздиловиче в журналистском сообществе достаточно высокое, его считают авторитетным автором. И когда такой журналист, попытавшись разобраться, что на самом деле случилось в минском метро, получает подобного рода предупреждение — это вызывает серьезные опасения».

Медиаэксперт подчеркнул, что в Беларуси и без того практически не проводятся журналистские расследования. Это вызвано не только политическими, но и экономическими причинами: редакциям очень трудно освободить сотрудника от всех остальных дел для продолжительной работы по сбору материалов.

«При и без того единичных случаях, когда журналисты проводят расследование по острым политическим или общественным вопросам, это предупреждение очевидно будет отбивать охоту у остальных заниматься подобными вещами», — сказал Быковский.

Татьяна КОРОВЕНКОВА, «Белорусские новости»

Оценить материал:
Голосов еще нет
распечатать Обсудить в: