ОБ АВТОРЕ

Родился 1 марта 1951 года в г. Бобруйске Могилевской обл., Беларусь.

В 1972 г. окончил Белгосуниверситет по специальности «журналистика». В 1972–1986 гг. – младший редактор, редактор, старший редактор, комментатор, заместитель главного директора программ Белорусского телевидения. В 1986–1991г.г. – доцент кафедры журналистики Института политологии и социального управления.

В 1991–1992гг. - руководитель коммерческих видеопроизводящих организаций. В 1992–1994 гг. - главный редактор общественно-политических программ Белорусского телевидения, заместитель председателя Госкомитета РБ по телевидению и радиовещанию.

В 1994 году был ведущим телевизионных дебатов действующего премьер-министра Кебича и кандидата в президенты Лукашенко.

В 1995–1999 г.г.- руководитель пресс-службы Исполнительного секретариата СНГ.

В 1999–2000гг.- генеральный директор ЗАО «Белорусская деловая газета».

С 2000 – зам. председателя, член правления, член Совета ОО "Белорусская ассоциация журналистов".

Осенью 2004 года был избран действительным членом Евразийской Академии телевидения и радио (Москва).

С 2005 года –  профессор Европейского Гуманитарного университета (специализация - «Массовые коммуникации и журналистика»).

С 2008 года – автор и ведущий еженедельных ток-шоу «Форум» телеканала БЕЛСАТ, продюсер документальных телепрограмм и фильмов.

Вы здесь

Наукоёмкая журналистика

В фокусе

У американцев есть методика определения уровня квалификации экспертного сообщества. Обсуждается, например, какая-то злободневная проблема — в экономике ли, финансах, образовании — неважно. Собираются специалисты в этой области. Начинают, естественно, с диагностики: что возникло, как и почему? Потом — обсуждение, затем, как водится, - рекомендации, пути решения проблемы. Так вот, если на всех стадиях  разброс мнений слишком велик, то это — верный признак, что экспертное сообщество — не очень квалифицированное.

Оценки и рекомендации в кругу компетентных специалистов должны ложиться «кучно», как пули в мишень. Если не в «десятку», то не ниже «семёрки», к примеру.

За год существования  Mediakritika.by тема предназначения журналистики, ее трансформаций в современном мире, а также тех требований, которые предъявляются сейчас к человеку в этой профессии, стала определяющей. Это значит, что медиаэксперты, выступающие здесь, в большинстве своем точно увидели проблему. Довольно «кучно» ложатся и оценки, касающиеся отдельных её аспектов.

С разных позиций, под разными углами зрения, на различном материале высказываются, по сути, одни и те же суждения, которые в этом случае можно считать бесспорными.  А именно:

-        журналистика — это добыча и обнародование фактов;

-        то, что не приносит новые факты — не журналистика;

-        журналистика — это не пиар, служащий сиюминутным целям;

-        политическая ангажированность несовместима с принципами этой профессии;

-        новые технологии — не более чем эффективный инструмент журналистской деятельности, принципы которой известны уже более четырехсот лет; 

-        журналистике нужно учиться.

Казалось бы, по-иному и быть не может. Казалось бы, и проблемы нет, и ломимся в открытые двери. Но она есть, проблема, и это отчетливо уловили эксперты Mediakritika.by.  Ясны и ее истоки: обманчивая лёгкость создания информационного «продукта» в Сети и возникшие на этой почве представления о «растворении» журналистского профессионализма в безбрежном море народных сетевых инициатив. Как следствие — отрицание необходимости специального журналистского образования и ширящаяся практика copy-paste «деятельности».  

Всё это возникло неспроста, и частичную вину за это должны взять на себя все мы, работающие в СМИ не первый год.

Есть расхожее выражение: нет журналистики белорусской или британской, непальской или бразильской. А есть журналистика плохая и есть хорошая, качественная. Мировая качественная журналистика рассказывает о человеке как мере всех вещей. Она разыскивает и доносит объективные, подтвержденные факты о действительных событиях, о том, как реально живут люди, что они  думают и на что надеются. В этом — эксклюзивность профессии журналиста, ее социальная «ниша».

Её, журналистику, не должно заботить, как отнесутся к новой информации те или иные политические деятели, правительства или партии. Ее не волнует, соответствует ли это представлениям о капитализме, социализме, империализме и прочих «измах». Если человеку (народу) плохо, то нужно менять систему управления, экономику пр. И пусть об этом размышляют премьеры и менеджеры, юристы и социологи, политики и финансисты. Опираясь на факты, добытые журналистами, они могут выносить свои компетентные решения. Если способны, конечно. 

Но когда журналисты, не очень интересуясь фактами, пытаются разглагольствовать  «вообще», они превращаются в плохих политологов, плохих социологов, финансистов и пр. Они попросту дискредитируют профессию, потому что эта ниша не может быть заполнена  никем, кроме них.

Когда мы нанизываем на линейку времени бесконечные  комментарии и отражения отражений (пересказ сводок и материалов иных ресурсов), когда клепаем материалы, написанные бюрократическим, канцелярским языком, мы сами становимся в ряд обычных пользователей Сети, неотличимых от сотен и тысяч иных «юзеров». Здесь журналистики просто нет, это верно.

И если мы сами отдаем поле нашей профессии в руки непрофессионалов — извольте, получите: профессия «архаичная», невостребованная, что не устает озвучивать различного рода профессура, создающая подобные же «тексты». 

Если добычу фактов, их осмысление и их яркое отображение ставить во главу угла, то приходится  признать, что мы растеряли лучшие традиции журналистики, даже советской.  

Обратите внимание, как освежает любое издание, любой ресурс присутствие прямых свидетельств нашей, белорусской жизни. Такие репортажи (в т.ч. и фото-видео) изредка появляются на TUT.by, Naviny.by, на «Свабодзе», в «Нашей Ниве». Пусть скромные по замыслу и исполнению, они  всё  равно привлекают к себе живое внимание на фоне тех барханов пустых и трескучих фраз, которыми переполнено сейчас наше медийное пространство, пусть даже и самое раздемократичное.

Вот, пожалуй, осмысление фактов сейчас все больше переходит к самой аудитории. Но разве это плохо? На то и работают журналисты, чтобы аудитория воспринимала и реагировала. Никто, конечно, не запрещает журналисту комментировать и пр. Он тоже гражданин. Но именно: «тоже». Здесь он такой, как все.

Об этом на Mediakritika.by писалось немало и, кажется, тут всё ясно.

Но есть момент, который становится актуальным как никогда ранее и который отдельным вопросом почти не ставился. Речь идет о журналисткой науке, призванной вооружать практиков современными, эффективными методами работы. И здесь существует объективная, действительно сложная проблема.

Журналистика с самого начала зародилась как практическая деятельность, чрезвычайно востребованная обществом. Почти одновременно с этим возникли воззрения о ее роли, о необходимых условиях ее существования, в первую очередь –  правовых гарантиях свободы слова.  Но очень долгое время здесь было больше политики, чем науки, и злобы дня –  чем глубокого размышления.  Это и сейчас дает себя знать, белорусским журналистам это объяснять не нужно. Но отсутствие нормальных условий тормозило фундаментальные и прикладные исследования, на которых базировалось бы журналистское образование. И это есть вакуум, который нужно заполнять.

Большинство наук, в том числе и гуманитарных, имеют свой предмет, методологию осмысления объективной реальности. Философию никогда не спутаешь с филологией, социологию –  с историей, а лингвистику – с  юриспруденцией. А в чем предмет науки о журналистике? Если идти от практики (а как иначе?), то картина вырисовывается пёстрая, прямо скажем, мозаичная.

В самом деле, на стадии сбора информации важны навыки наблюдательности и эффективного общения (а при этом –  практической психологии, физиономистики и пр.), на стадии поиска источников и планирования тематики публикаций –  опыт аналитической деятельности; при изучении и экспертизе документов — знание основ источниковедения и ресурсных возможностей Интернета; при проведении интервью и опросов –  владение  социологическим инструментарием; при написании и редактировании текстов –  литературная одаренность, филологическая подготовленность, широкая эрудиция в мире истории, литературы, философии, политологии и пр.; при планировании редакционной деятельности — владение основами менеджмента (причём весьма специфического), знание общих психологических механизмов убеждения, вместе с которым приходит уяснение законов манипулирования общественным сознанием и пиара (надо же знать, кто вместе с тобой «играет» на этом поле!). Если работаешь в сфере ТВ и радио – еще и навыки публичного общения, основы сценарного и актерского мастерства. И при всём при этом, на каждом этапе –  опора на основы теории информации (научившей, как известно, измерять количество этой таинственной субстанции), уверенная ориентация в мире информационных технологий, использование инструментов информатики для более качественного и оперативного исполнения своих задач. 

Здесь не перечислено и половины того, что требуется будущему журналисту при прохождении им профессионального обучения. Из каждой сферы знаний журналистская наука и практика берет то, что необходимо ей. Возникает эдакая грандиозная мозаика, контуры которой очерчены исключительно задачами и спецификой этой деятельности. Но это понимают только те, кому не раз приходилось оказываться в ситуациях, когда такие знания и умения были исключительно важны и необходимы.

По отдельности всё это разрабатывается в теории –  и на Западе, и на постсоветском пространстве. Но почти не востребовано практической журналистикой. Может быть, потому, что большинство теоретиков сидят в своих «окопчиках» и не очень хорошо видят весь «фронт». В то же время молодые журналисты, придя в профессию, вынуждены набивать себе шишки на том, что давно  известно, но не им. С другой стороны, за последние годы найдено и применяется множество эффективных приемов интеллектуального поиска, без которых невозможна современная журналистика. И это, к сожалению, известно далеко не всем молодым коллегам. Им еще долгое время придется испытывать «муки творчества» там, где творчеством и не пахнет. Или скатываться в безликое, но лёгкое в исполнении клонирование безликих текстов, не содержащих ни эксклюзивных фактов, ни яркой публицистической формы.

Но сейчас –  время высоких технологий.

Может быть, пришла пора значительно повысить наукоёмкость нашей профессии? И путь здесь только один –  сращение знания и практики. Знания - традиционного, но проверенного временем, вкупе с новейшими разработками в области всех тех наук, которые перечислялись. Практики –  нашей, белорусской, имеющей свои примечательные черты. 

Думается, Белорусская ассоциация журналистов – самая подходящая организация для осуществления этого намерения. Более того, такая деятельность уже ведется. Стоит заглянуть  в раздел «Конкурсы и обучение» корпоративного сайта БАЖ, чтобы увидеть, что здесь сложилась устойчивая система приобретения знаний, состоящая из долгосрочных проектов очно-заочного обучения, разовых тематических семинаров, школ молодого журналиста, мастер-классов и пр. Но множественность этих форм означает и их фрагментарность. Недостатком этой системы является отсутствие единой, сквозной программы такого обучения,  нестабильность контингентов обучаемых, отсутствие сертификации образования.

Конечно, для решения всех этих проблем необходимо наличие учебного заведения, в котором  наукоёмкость журналистского образования и его нацеленность на практику стали бы идеологией учебного процесса. Но такого  учебного заведения в Беларуси нет. Нет его и за пределами нашей страны. Институт журналистики БГУ не подходит по вполне понятным причинам. ЕГУ не способен исполнять эту функцию по причинам, менее известным и менее понятным.

Следовательно, нужно создавать что-то новое.  Как, когда и где –  это вопрос отдельной дискуссии. Может быть, Mediakritika.by и станет площадкой для нее. Чрезвычайно интересно: насколько «кучно» лягут наши представления о возможном качественном профессиональном образовании для молодых белорусских журналистов и повышении квалификации для тех, кто уже не первый год работает в белорусских СМИ?   

Оценить материал:
Голосов еще нет
распечатать Обсудить в: