Вы здесь

Провокация в журналистике: экзамен на тупость

Роман Винтонив, старший редактор The Show Time (Украина) рассказал, как общаться с политиками так, чтобы было не скучно.

В рамках международного медиафорума, который проводился 29-31 мая во Львове, журналист презентовал свой доклад на тему «Провокация и стеб в журналистике».

Mediakritika.by записала выступление редактора:

«Слово «стёб» я не люблю в принципе, оно мне не нравится, и я его выкину. То же самое со словом «провокация». Почему-то то, чем я занимаюсь, начали так называть. Слово «провокация» слишком близко к нарушению журналистской этики. Все думают, что провокация – это что-то плохое. Давайте разбираться.

Общество – это организм. Журналистика – она нерв в этом организме. Задача журналистики – когда в организме что-то идет не так, кричать мозгу: «Эй, там что-то не так». Это работа журналистики: она кричит, что в обществе происходит что-то не так. И кричит она мозгу. Мозг у нас – это те, кто принимают решения: это высшее руководство страны – политики, депутаты, партии, президент, кабинет министров. Журналисты должны до этого мозга докричаться. Но так получилось, что мозг в теперешней ситуации очень часто не реагирует на сигналы нервов. Расследования, коррупция… ну и что? Мозг уже ни на что не реагирует. И потому надо придумать что-то новое, на что мозг бы не смог закрывать глаза. Нужен раздражитель, который причинял бы боль, потому что по-другому мозг просто не реагирует.

По моему мнению, этим раздражителем, на который можно реагировать, является смех. Тот, с кого смеются – незащищен. На то, чтобы это понять, у меня ушло приблизительно четыре года.

Хотелось бы определиться, что такое провокация.

Я обратился к Википедии: «Провока?ция — действие или ряд действий с целью вызвать ответное действие / бездействие провоцируемого(ых), как правило, с целью искусственного создания таким образом тяжелых обстоятельств или последствий для провоцируемого(ых)».

Все сходится. Я что-то делаю, чтобы вызвать какую-то реакцию. На это хотелось бы обратить внимание: мне нужна реакция тех, кого я провоцирую. Но! Мне нужна не просто реакция, а природная реакция. Задавая вопрос, журналист получает ответ, но прикол в том, что эта реакция не природная, потому что большинство украинских политиков выдрессированы и научены отвечать журналистам на какие угодно вопросы. Они это умеют делать. Большинство вопросов, которые задают журналисты, политики слышали уже двадцать раз. Они уже знают, как на них отвечать. Со временем это становится  ответы на вопросы становятся маской, и не видно эмоций, природной реакции – того, что нужно мне.

Почему так получается? Абсолютное меньшинство депутатов в Верховной Раде – это те, кто умеют думать. Они разбираются в своей специализации, которую они представляют, и они имеют какие-то взгляды. Немного большее число депутатов умеют думать, но не умеют выражать свои мысли. Они просто не говорят.

Остальные не только не умеют высказываться – они не умеют думать. Две последние категории меня интересуют особенно, потому что с первыми есть о чем поговорить, но мало к чему придерешься. Им задаешь вопрос, и они действительно говорят разумные речи про макроэкономику и так далее. А остальные – это те люди, которые не умеют говорить и не умеют думать, не знают, как расшифровывается «ВВП» или «НАТО», и пытаются это спрятать. Их воспитывают таким образом, что они говорят нейтрально, максимально нейтрально. Со временем эти люди просто превращаются в серую массу.

Я хочу показать видео из Верховной Рады, как раз про то, как депутаты пытаются спрятать то, что они не в курсе чего-то. Это видео было снято как раз после обращения Януковича к Верховной Раде. Суть этого видео в том, что депутаты не знали, что происходило: они не слушали президента! Это те люди, которые принимают решения как нам жить, - и они не слушали президента, главу Верховной рады! Они боятся показать свою тупость, показать, что они не в контексте.

Возвращаясь к вопросу «что такое провокация», я хочу поменять слово «провокация» на слово «испытание». И тогда выходит: «Испытание – это действие или ряд действий, которые имеют целью вызвать ответную реакцию испытуемого», а субъект, который проводит испытание – это испытатель. Провокация – это не что-то плохое. Это проверка, как в школе. Экзамен – это тоже провокация с точки зрения ученика, особенно, если он не выучил; он уверен, что учитель – это провокатор.

Возвращаясь к тому, что провокация близится к нарушению стандартов профессии и этики, я бы задал ответный вопрос: может, провокация – это журналистское средство? Кто-то интервью берет, кто-то снимает на камеру, которая помогает получить видео… Провокация помогает получить новые эмоции. Она дает возможность увидеть, врет человек или нет, скрывает ли он какие-то факты. Провокационные вопросы помогают поделить людей на своих и чужих, они помогают осознать, кто с нами, а кто против нас».

Оксана Бровач специально для Mediakritika.by

фото  Максим Баландюх со страницы медиафорума в Facebook

Оценить материал:
Голосов еще нет
распечатать Обсудить в: