ОБ АВТОРЕ

Журналист, медиаэксперт, преподаватель.

Редактор пяти закрытых газет. 

Бывший вице-президент Белорусской ассоциации журналистов. Председатель Комиссии по этике БАЖ.

Преподает в Европейском гуманитарном университете.

Вы здесь

Система защиты

В фокусе

В действительности все не так, как на самом деле.(с) Станислав Ежи Лец

Без суда и следствия

Комиссия по этике БАЖ рассмотрела на днях заявление активиста кампании «Революция через социальные сети» Павла Евтехеева (псевдоним Алесь Макаревич), в котором автор обвиняет своих бывших коллег – активистов той же кампании – в клевете.  И точно, на сайте «Белорусский партизан» от 15.03.2013 года опубликован материал «Предатель похитил пароли групп «Надоел нам этот Лукашенко» и «Только ШОС!» с подзаголовком «Оппозиционный интернет-активист Павел Евтехеев обокрал коллегу и соседа по квартире Сергея Беспалова».

То есть, не было ни суда, ни следствия, но «Белорусский партизан» с подачи демократических активистов выносит вердикт: обокрал! предатель!

Цитируем:

– "Предатель похитил пароли групп "Надоел нам этот Лукашенко" и "Только ШОС!";

– "Оппозиционный интернет-активист Павел Евтехеев обокрал коллегу и соседа по квартире Сергея Беспалова.";

"В ночь с 14-го на 15-е марта интернет-активист Павел Евтехеев, известный в интернете под ником Алесь Макаревич, обокрал активиста "Революции через социальную сеть" Сергея Беспалова";

"После совершения кражи Павел уехал из Зеленой-Гуры, предположительно в направлении Беларуси.";

"когда он стал давать рекламу в группе, я его удалил.";

"Он украл симкарты, деньги";

"незадолго до отъезда Евтехеев вел себя очень странно, никуда не выходил и постоянно критиковал деятельность оппозиции и некоторых оппозиционных сайтов, "Хартии-'97" в частности.";

"В сентябре 2012 года он уехал в Польшу".

После опубликования этого и некоторых других материалов на сайте «Белорусский партизан» Павел Евтехеев дал интервью радиостанции «Эхо Москвы» - «Павел Евтехеев: меня угрожали убить». В нем уже заявитель (опять без суда и следствия) обвиняет бывших соратников не только в безнравственности, но даже и в преступлениях.

– « 2-е недели назад Беспалов на пару с Диановым, а также Евгением Малаховским - украли у меня встречу "ЛЯПИС ТРУБЕЦКОЙ — БЕСПЛАТНЫЙ КОНЦЕРТ В МИНСКЕ", которая согласно всем договорённостям, под которыми подписался и Беспалов, принадлежала исключительно мне»;

–  «Беспалов даже выдуманную сумму запомнить не мог, может, к тому моменту от "наркоты" ещё не отошел»;

«Помимо кражи моей группы, они наняли несколько ребят, чтобы я не дошёл до полиции»;

«были угрозы и был реальный заказ о физической расправе со стороны Дианова и Беспалова: об этом меня предупредили друзья-журналисты»;

«Чем Дианов и РЧСС занимаются сейчас, после эмиграции в Польшу в полном составе?

- С "Нашего Дома" деньги пилит, обманывая Ольгу Карач: например, завышает технические расходы, приписывает к списку расходов дорогостоящий "софт", который не нужен и, как следствие, на самом деле не приобретается».

То есть, если в материалах, опубликованных на «Белорусском партизане» содержатся обвинения Павла Евтехеева в воровстве, то в интервью самого Павла Евтехеева на «Эхо Москвы» содержатся обвинения бывших соратников не только в воровстве, но и в подготовке убийства, и употреблении наркотиков... Что характерно: как в одном так и в другом материале нет аргументов, подтверждающих эти обвинения.  А сами обвинения грубы и бесцеремонны.

Отметим: все перечисленное исходит из уст не закоснелых чиновников, не грубых ОМОНовцев, в конечном счете, не слуг режима, а из уст юных борцов за демократию! Вопрос: каким будет демократическое общество, построенное при активном участии этих, и таких как они, ребят?

 

Право писать, право не читать...

Хотя – оно вроде и ничего страшного. Не зря говорится: каждый писатель имеет право писать что и как сам хочет именно потому, что каждый читатель имеет право это не читать... Простая и правильная, в целом, мысль – прописная истина! Ее правильность можно сравнить разве что с правильностью ряда других прописных истин, например: каждый человек может ходить где хочет, а остальные имеют право не обращать на это внимания...

Или: каждый человек имеет право  выпить столько алкоголя, сколько посчитает нужным, а остальные имеют право не пить алкоголь вообще и не любить тех, кто его пьет...

Или, каждый человек имеет право использовать в разговоре те выражения, которые считает правильными, а остальные имеют право не слушать эти выражения...И так далее!

Но, как писал замечательно умный поляк Ежи Лец, «в действительности все не так, как на самом деле». Человек, конечно, может ходить где хочет. Но если он в силу врожденной глупости или из принципиального стремления бороться за свое право ходить где хочет,  выйдет в час пик на проезжую часть проспекта  Победителей в Минске ( впрочем, на  любую другую проезжую часть в любом другом городе) его с вероятностью в 90% собьет машина. На чем и окончатся все права и свободы.

Или: если человек, после «принятия» 300-400 граммов водки сядет за баранку автомобиля, то он (с тем же процентом вероятности) кого-то на проезжей части, на автобусной остановке (даже, случается, во дворе школы)  убьет или покалечит.

Или: если человек бездоказательно  обвинит другого человека, то этот другой будет оскорблен, что тоже сильно ранит – пусть не каждого, но индивидуума с достоинством точно.

 

Скромная прелесть самоограничения

...После того, как Комиссия по этике БАЖ, рассмотрев заявление Евтехеева,  приняла решение считать оба указанных в этом заявлении материала подготовленными с грубыми нарушениям профессиональной этики, мой мобильник, практически, раскалился от звонков. То есть, не совсем чтобы... Но до такой степени, чтобы вызывать отвращение к самому факту существования мобильной связи – да!

И всегда одно и то же:

– Как ты мог! Нельзя вести огонь по своим!

Или:

– Что, Комиссии нечего делать если она занимается такими мелочами?

Уважаемые коллеги и демократические активисты с хорошо отрепетированной язвительностью припоминали мне решение Комиссии по материалу Позняка в блоге на сайте «Свабоды», аналогичное когда-то по «Нашей Ниве», мое российское ( как выясняется!) отчество Арсеньевич и вообще не только темное, но и подозрительное прошлое...

А я по-прежнему убежден: профессиональный журналист или средство массовой информации, публикующее тот или иной материал, вполне в состоянии (если это профессиональный журналист или профессиональное СМИ!):

– найти аргументы в пользу своих утверждений. Если их нет, то утверждения, как правило, неверны;

– обойтись  нормированной лексикой не опускаясь  до хамства;

– не втягиваться в споры, за которыми не стоит ничего, кроме борьбы амбиций отдельных лиц.

Что касается «мелочей»: предлагаю оппонентам оглянуться вокруг: в наших с вами СМИ (особенно в онлайне!) так много полемики граничащего с хамством уровня (и переходящей указанный уровень), что это уже напоминает не редкую болезнь, а эпидемию на крупном свинокомплексе под Брестом.

Потому как любая Конституция есть средство самоограничения власти, так и разработанные журналистским сообществом этические Кодексы есть средство самоограничения СМИ. Почему бы нам не придерживаться их? Пусть даже власть не всегда придерживается Конституции...

Оценить материал:
Голосов еще нет
распечатать Обсудить в: