ОБ АВТОРЕ

Родился 1 марта 1951 года в г. Бобруйске Могилевской обл., Беларусь.

В 1972 г. окончил Белгосуниверситет по специальности «журналистика». В 1972–1986 гг. – младший редактор, редактор, старший редактор, комментатор, заместитель главного директора программ Белорусского телевидения. В 1986–1991г.г. – доцент кафедры журналистики Института политологии и социального управления.

В 1991–1992гг. - руководитель коммерческих видеопроизводящих организаций. В 1992–1994 гг. - главный редактор общественно-политических программ Белорусского телевидения, заместитель председателя Госкомитета РБ по телевидению и радиовещанию.

В 1994 году был ведущим телевизионных дебатов действующего премьер-министра Кебича и кандидата в президенты Лукашенко.

В 1995–1999 г.г.- руководитель пресс-службы Исполнительного секретариата СНГ.

В 1999–2000гг.- генеральный директор ЗАО «Белорусская деловая газета».

С 2000 – зам. председателя, член правления, член Совета ОО "Белорусская ассоциация журналистов".

Осенью 2004 года был избран действительным членом Евразийской Академии телевидения и радио (Москва).

С 2005 года –  профессор Европейского Гуманитарного университета (специализация - «Массовые коммуникации и журналистика»).

С 2008 года – автор и ведущий еженедельных ток-шоу «Форум» телеканала БЕЛСАТ, продюсер документальных телепрограмм и фильмов.

Вы здесь

Далёко смотрит прокурор…

Про Руслана Мирзоева и его видеоролики слышали, наверно, все. Неприкрашенные детали жизни рабочих МАЗа, а также жителей столичного микрорайона Курасовщина вызвали неподдельный интерес как широкой публики, так и… правоохранительных органов. 

Про блогера Геннадия Жулегу знают чуть меньше, но тоже очень многие. Бродя с видеокамерой вокруг коттеджа светлогорского мэра, он проявил осведомленность о внутреннем устройстве коттеджа, а также весьма простонародно высказался об определенной части тела мэровой жены, которая  (часть) приобретает чистоту в каком-то невиданном паровом душе. 

За что был подвергнут обыску и изъятию компьютерной техники силами местной милиции, рассмотревшей заявление пострадавшей жены председателя Светлогорского райисполкома.  

И там, и там действия правоохранителей санкционировались прокуратурами различного уровня. И, хотя в первом случае Мирзоев был привлечен к ответственности за использование ненормативной лексики, а Жулега — за распространение информации, клеветнически оскорбляющей мэрову жену, все сразу поняли, что дело совсем не в этом. Да и сами прокуроры этого не скрывали.

Павел Родионов, зам. начальника управления Генпрокуратуры РБ, так прямо и сказал: «...подобные нарушители должны чётко понимать, что своими действиями они могут толкнуть молодых людей на совершение преступлений и противоправных действий. Подобная деятельность является незаконной и никак не может восприниматься обществом с улыбкой. Мы должны давать принципиальную оценку подобным действиям и пресекать их на всех уровнях».

То есть, яснее ясного: не дай Бог, если такие случаи участятся. Какой пример для молодежи!

Будем сажать. Какие уж тут улыбки!  

Вот только я хотел бы спросить у уважаемого прокурора: нарушителями чего являются Мирзоев и Жулега? Конституции Республики Беларусь?

Так вот вам ст. 33 Основного Закона: Каждому гарантируется свобода мнений, убеждений и их свободное выражение.

Никто не может быть принужден к выражению своих убеждений или отказу от них.

А вот и статья 34: Гражданам Республики Беларусь гарантируется право на получение, хранение и распространение полной, достоверной и своевременной информации о деятельности государственных органов, общественных объединений, о политической, экономической, культурной и международной жизни, состоянии окружающей среды.

Государственные органы, общественные объединения, должностные лица обязаны предоставить гражданину Республики Беларусь возможность ознакомиться с материалами, затрагивающими его права и законные интересы.

Можно напомнить уважаемому прокурору и п.2 ст.19 Международного Пакта о гражданских и политических правах, вступившего в силу в 1976 году и перератифицированного Беларусью в 1993-м: «Каждый человек имеет право на свободное выражение своего мнения; это право включает свободу искать, получать и распространять всякого рода информацию и идеи независимо от государственных границ устно, письменно или посредством печати или художественных форм выражения, или иными способами по своему выбору».

Статья 5 Закона о СМИ Республики Беларусь однозначно гарантирует каждому из нас свободу мнений, убеждений и их свободное выражение.

Заметим: все эти важнейшие законодательные положения защищают не только и не столько профессиональных журналистов, сколько всех граждан нашей страны. То есть, каждого, г-н прокурор.

Вот и началось наше медиаобразование.

Руслан Мирзоев и Геннадий Жулега доступным им образом осуществляли свои конституционные права, и никто не имеет право препятствовать, а тем более их наказывать. Но прокуроры встревожились, действительно, не зря. Они издалека чувствуют эту огромную угрозу: не только свободно думающий, но и пишущий, снимающий народ. Да еще знающий свои права.

С такой волной не справишься.

Эти два случая (а их на самом деле – не так уж мало) свидетельствуют об очень важной тенденции: общественность стремится к тому, чтобы обеспечивать самоё себя актуальной, достоверной и оперативной информацией.  То есть, всё менее доверяя профессиональной прессе (о чем мы говорили в прошлый раз), «простые люди» берут на себя одну из важнейших функций масс-медиа. 

Приведу небольшой отрывок из комментариев, посвященных случаю с Мирзоевым. Думаю, по верности выводов эти лаконичные заметки могут сравниться с десятком заумных статей.

   - Дык гэта антыпрыклад да афіцыёзу, дзе ў навінах у Беларусі ўсё добра.

   - Паміж двума медыйнымі палюсамі няма нічога. Яны толькі трохі перамяжаюцца... сваімі малымі ці трохі большымі радасьцямі, да якіх ні дзяржава, ні апазіцыя не маюць ніякага дачынення. У дзяржавы сістэма не падтрымліваецца рэчаіснасьцю, ў апазіцыи - няма сістэмы. І, як следства, - разгубленае грамадства, якое не ведае, куды рабіць наступны крок, каб хто-небудзь не даў па шыі... са смяротным сыходам.

   - Шыкоўнае параўнанне. Але. Медыі акурат і маглі б рабіць масткі-звязкі для ўдзельнікаў броўнаўскага руху.

     - Мысль хорошая. И можно подумать, почему этого не происходит до сих пор. Рискну предположить, что причина - в корпоративности и несамостоятельности медий. Ведь самые крупные "независимые", по-существу, сидят на финансировании. Таким образом, они не являются в полном смысле свободными, т.е. им и за пользователей особо не надо бороться, и борцами, генераторами или распространителями идей они не являются. Се ля ви. Возможно, стоит подумать, как можно самим создать такие медии, не оглядываясь на уже существующие, и не ожидая от них помощи. Если получится, то они сами потом подтянутся. Как на костер - погреться.

Тут ни убавить, ни прибавить. В самом деле, государственные газеты изначально вышли из-под полы сталинской шинели. Эти славные сталинские традиции сейчас уверенно продолжают госТВ и госрадио. Щебетанье FM-радиостанций просто – на уровне шума. На них всех людям  рассчитывать не приходится.

А независимые... Вот они-то как раз и должны были бы выяснить, за какие средства построил такой коттедж светлогорский чиновник? Но некому это сделать в Светлогорске. Была там когда-то независимая газета “Регион-вести”, да последний ее номер вышел 16 января 2004 года. С тех пор там всё тихо…

Но вот в чём бы я согласился с прокурором: нельзя к этому относиться с улыбкой. То есть, создание любого медийного продукта (а это значит – предназначенного для распространения) неизбежно влечет за собой и ответственность. Никак иначе. Процитировав первую часть важных статей Конституции РБ, Пакта и закона о СМИ, нужно обязательно вспомнить и другую. 

Конституция РБ:

ст. 34. Пользование информацией может быть ограничено законодательством в целях защиты чести, достоинства, личной и семейной жизни граждан и полного осуществления ими своих прав.

Закон РБ о СМИ:

Статья 38. В средствах массовой информации запрещено распространение:

1.2. сведений, пропагандирующих использование и потребление наркотических средств, психотропных, токсических и других одурманивающих веществ в немедицинских целях, а также сведений о способах и методах разработки, изготовления, использования и местах приобретения наркотических средств, психотропных веществ или их прекурсоров;

1.3. информации, направленной на пропаганду войны, насилия, жестокости, экстремистской деятельности или содержащей призывы к такой деятельности, а также другой информации, распространение которой запрещено настоящим Законом, иными актами законодательства Республики Беларусь.

ст.19 Пакта о гражданских и политических правах:

   3. Пользование предусмотренными в пункте 2 настоящей статьи правами налагает особые обязанности и особую ответственность. Оно может быть, следовательно, сопряжено с некоторыми ограничениями, которые, однако, должны быть установлены законом и являться необходимыми:

   а) для уважения прав и репутации других лиц;

   б) для охраны государственной безопасности, общественного порядка, здоровья или нравственности населения».

Если ты вышел за пределы своего порога (даже интернетовского), то сразу попадаешь в сферу средств массовой информации. Хочешь ты этого или не хочешь, со всеми вытекающими. А раз так, то изволь этому подчиняться. Иначе получится большой такой забор, на котором каждый напишет свое слово – хоть из трех букв, хоть больше. 

И потом: если ты вышел в медийное пространство, то важно задать себе вопрос о смысле своей деятельности. А он в том, чтобы дать информацию, нужную кому-то. Иначе, зачем все это? При всем уважении к Мирзоеву и Жулеге -  о чем они рассказали нам? Что нового и важного мы узнали? Я как человек, потративший своё время на просмотр роликов, должен их спросить:

Мирзоева: что нового я узнал о Курасовщине или МАЗе (если, конечно, я не коллекционер редких нецензурных выражений)? О качестве видео я уж и не говорю. А если уж и «наркоманы» подставные, то совсем плохо. Правда, скорее всего, Мирзоев сказал это в камеру СТВ потому, что его вынудили.

А у Геннадия Жулеги я хотел бы поинтересоваться: на каком основании он утверждает, что светлогорский начальник построил свой коттедж на «народные деньги»? Что это значит и где доказательства? А раз их нет, то почему, действительно, оскорблена женщина, единственной «виной» которой является то, что она – жена председателя райисполкома?

Блогер Геннадий Жулега сообщает о народной инициативе собирать и обнародовать различные факты незаконного строительства жилья чиновниками разных уровней. Я делаю первый взнос: вот вам информация, которая производит впечатление достоверной, но которую, конечно, нужно проверять. Посмотрите этот комментарий, он четвертый от начала.

Народ – он ведь многое видит. Но только Жулега снимает в Светлогорске, не зная ничего по существу, а могилевский аноним знает всё, но не может ни снять, ни написать об этом на приемлемом уровне.  

Как их соединить? Никакой «Белсат», Еврорадио и «Радио Рация» здесь не справятся. Нужна консолидация в самой Беларуси и производство информации всеми сообща. 

Слава Богу, и средства доставки в аудиторию подоспели: сейчас все больше актуальных материалов люди (в т.ч. и прокуроры) смотрят не в газетах и даже не по ТВ, а в Сети и в сетях. Ну, и хорошо. 

Что общественность наша давно созрела для полноценного участия в медийной деятельности, уже ни у кого не вызывает сомнений. Но делать это надо так, чтобы прокурорам было не до наказания блогеров. А пришлось бы срочно реагировать на то, что блогеры откопали и вынесли на всеобщее обозрение. Потому что, если люди в форме не отреагировали на обнародованные факты преступлений, они сами становятся нарушителями закона.

И прокурор это прекрасно знает.    

Оценить материал:
5
Средняя: 5 (1 оценка)
распечатать Обсудить в: