ОБ АВТОРЕ

Закончила факультет философии и социальных наук БГУ.

С 2006 года работает в БелаПАН.

Политический обозреватель.

Вы здесь

Подарки — не отдарки

В фокусе

Небольшие презенты к праздникам, подарки за публикацию материалов о деятельности какой-либо компании по итогам какой-либо пресс-конференции, оплаченные организаторами поездки на производство — что из этого можно считать благодарностью, что излишеством, а что и подкупом?

 

Западные стандарты журналистики у нас не работают

В этических кодексах редакций западных СМИ четко прописано, что журналистам запрещено принимать какие-либо подарки от компаний или героев публикации. Некоторые издания не позволяют своим сотрудникам участвовать в пресс-турах, расходы по организации которых берет на себя приглашающая сторона. Подобные меры, по мнению редакций, обеспечивают беспристрастность журналиста и написание им качественных непредвзятых материалов.

На постсоветском пространстве ситуация несколько иная.

«Даже в самых развитых медиарынках на постсоветском пространстве запрет на получение подарков не работает, хотя есть отдельные издания и журналисты, которые всерьез рассматривают этот вопрос и отказываются принимать подарки», — говорит медиааналитик Павлюк Быковский.

В качестве примера переноса западных стандартов журналистики на постсоветское пространство он привел российскую газету «Ведомости».

Ее редакция поставила в тупик пресс-службы государственных органов и различных концернов, когда заявила, что не будет бесплатно отправлять в туры своих журналистов, а будет сама оплачивать их проезд и проживание, — отмечает он. — Поначалу это вызывало смех, потому что никто так не делал. Но сейчас к этому относятся с некоторым уважением».

В Беларуси же эти правила не работают совершенно, причем сразу по нескольким причинам. Во-первых, говорится Быковский, очень часто (особенно если речь идет о негосударственных изданиях, которые не получают финансовую поддержку из бюджета страны) редакция просто не имеет средств, чтобы отправить журналиста в командировку даже по стране, не говоря уже о поездках за границу.

«Такого рода поездки устраиваются с оказией, — подчеркивает Быковский. — Например, Национальный пресс-центр устраивает пресс-тур на какое-то предприятие, арендует автобус, чтобы доставить журналистов на место мероприятия. Это получается как бы подарок для редакции, так как снимаются материальные проблемы по доставке журналиста». Кроме того, подобные поездки — это и возможность задать вопросы, собрать необходимую информацию, поскольку в иное время часто предприятия просто закрыты для журналистов.

В такой ситуации есть как плюсы, так и минусы, говорит Быковский. По его словам, главный минус заключается в том, что журналисты «вынуждены писать о событии, которое не имело информационного повода, и при этом видят ту картину, которую им хотели бы представить организаторы».

«В целом, этой практикой всем приходится пользовать, потому что иначе на предприятия попасть бывает невозможно, — отмечает эксперт. — Такого рода туры, в принципе, есть и в других странах, в том числе и западных, но, как правило, эти туры либо не обязывают писать положительно, либо, когда их устраивают серьезные организации (например, Госдепартамент США) они предлагают встречи с различными сторонами, и журналисты знакомятся видят разные точки зрения. В Беларуси обычно мы видим только одну точку зрения — организаторов тура».

И на данный момент для Беларуси вопрос о прекращении такой практики является абстрактным. «Пока не решатся проблемы с доступом журналистов на предприятия и не улучшится финансовое положение редакции, нельзя просто взять и прекратить такую практику поездок», — считает Быковский.

С другой стороны, подчеркивает он, не всегда организаторы требуют от журналистов позитивных материалов. Ряд пиар-служб, организовывая какой-то тур, ставят условием не написание позитивных отзывов, а публикацию какого-либо материала по итогам поездки. «И тут у журналиста вроде как и не связаны руки, — говорит аналитик. — Но в любом случае он попадает на контролируемое мероприятие и, соответственно, ему намного сложнее увидеть, как ситуация выглядит со стороны».

 

Просто заучить этические принципы мало – им надо следовать

В свою очередь председатель Комисии по этике Белорусской ассоциации журналистов Анатолий Гуляев отмечает, что весьма сложно привести в пример конкретные случаи подарков или вознаграждения за публикацию материалов, так как отследить их едва ли возможно.

«Но я так полагаю, что они бывают. Логика диктует такой ответ по той причине, что негосударственные СМИ существуют в сложных условиях, – отметил он. – Разные редакторы по-разному относятся к данной проблеме, некоторых из них на голый этический принцип не возьмешь, а всякая денежная поддержка всегда бывает кстати, появляются деньги, на которые можно содержать СМИ. Случается так, что люди на эти деньги соглашаются».

Хотя в этических кодексах БАЖ и Белорусского союза журналистов есть пункты, запрещающие это делать, как и в упоминавшихся выше кодексах западных СМИ, белорусской журналистике именно до соблюдения подобных стандартов идти еще «очень далеко и долго», – считает Гуляев.

Причина довольна проста, говорит он. «Первый этический кодекс на Западе появился в 1918 году во Франции, а потом в 1923 году — в Швеции. На территории постсоветских стран понятие профессиональной журналисткой этики появилось всего лишь два десятка лет назад», – отметил Гуляев и напомнил, что этический кодекс БСЖ появился в 1995 году, а БАЖ приняла подобный документ в 2006 году. «Мы отстали от Европы почти на век. Наверстывать все это будет не просто», – подчеркнул он.

И проблема заключается не в том, чтобы представители белорусских СМИ выучили наизусть этические принципы, заложенные в кодексах. «Если бы только это, мы давно были бы цивилизованными и этическими, – замечает Гуляев. – Но с этими принципами надо еще и жить, и следовать им. А когда люди всю сознательную жизнь работали в условиях выживания, то отказаться от денег или других возможностей, которые предлагают за публикацию, также сложно, как для очень голодной кошки отказаться от уже зажатой в лапах мыши».

 

Отслеживанием «джинсы» на постоянной основе никто не занимается

Анатолий Гуляев также согласен, что в период выборов эта проблема обостряется. «Давайте вспомним хотя бы события после выборов 2010 года, когда политические лидеры и партии и поддерживающие их СМИ начали обвинять друг друга в том, кто больше виноват, кто больше куплен КГБ и так далее», – напомнил он.

При этом он отмечает, что стопроцентно доказать «заказанность» материала сложно. «Всякий автор, который выступает с заказным материалом, всегда может сослаться на собственные убеждения, – подчеркивает Гуляев. – Однако когда в материалах представлена только одна точка зрения, используются только аргументы одной стороны, понятно, что это политический заказ. Такие примеры, к сожалению, встречаются и в негосударственных СМИ».

Павлюк Быковский же отмечает, что присутствуют в белорусских СМИ и проплачиваемые материалы, не касающихся политики. И чаще всего, говорит он, это связано даже не столько с тем, что нужно манипулировать мнением читателя, сколько с тем, что редакции не хотят платить налоги, поэтому в том случае, когда нужно указывать рекламный характер материал, часто это не делается.

При этом эксперт отмечает, что в Беларуси никто серьезно и на постоянной основе не занимается отслеживанием политической и коммерческой «джинсы» в СМИ, как это делается, например, в соседней Украине. Существующий там Институт массовой информации при поддержке «Интерньюз Нетворк» проводит постоянный мониторинг шести общенациональных печатных СМИ и четырех интернет-изданий и публикует ежемесячные отчеты своих исследований. В Беларуси ничего подобного пока не делается.

«Нам еще нужно время, чтобы такой проект завладел вниманием журналистского цеха и начал реально влиять на то, как ведут себя журналисты», – подчеркивает Быковский. Он полагает, что такой проект будет реализован в Беларуси и приведет к улучшению ситуации.

Например, говорит он, одно время в белорусской медиасфере остро стояла проблема плагиата, но когда подобное нарушение принципов журналистики начали публично обсуждать и критиковать нарушителей, накал этой проблемы снизился.

В свою очередь Анатолий Гуляев подчеркивает, что в последние годы в белорусских СМИ наблюдается все большее понимание: журналистика – это сбор и распространение информации, информирование людей о произошедшем, независимо от того, «нравится журналисту или нет событие, люди, начальники, политики».

«Хотя это я говорю, в первую очередь, о негосударственных СМИ, – уточняет Гуляев. – Ситуация в государственных СМИ остается неизменной – дали команду, ее надо выполнять. И это та самая причина, по которой в цивилизованных странах практически нет медиа, принадлежащих государству».

Оценить материал:
Голосов еще нет
распечатать Обсудить в: