ОБ АВТОРЕ

Родился 1 марта 1951 года в г. Бобруйске Могилевской обл., Беларусь.

В 1972 г. окончил Белгосуниверситет по специальности «журналистика». В 1972–1986 гг. – младший редактор, редактор, старший редактор, комментатор, заместитель главного директора программ Белорусского телевидения. В 1986–1991г.г. – доцент кафедры журналистики Института политологии и социального управления.

В 1991–1992гг. - руководитель коммерческих видеопроизводящих организаций. В 1992–1994 гг. - главный редактор общественно-политических программ Белорусского телевидения, заместитель председателя Госкомитета РБ по телевидению и радиовещанию.

В 1994 году был ведущим телевизионных дебатов действующего премьер-министра Кебича и кандидата в президенты Лукашенко.

В 1995–1999 г.г.- руководитель пресс-службы Исполнительного секретариата СНГ.

В 1999–2000гг.- генеральный директор ЗАО «Белорусская деловая газета».

С 2000 – зам. председателя, член правления, член Совета ОО "Белорусская ассоциация журналистов".

Осенью 2004 года был избран действительным членом Евразийской Академии телевидения и радио (Москва).

С 2005 года –  профессор Европейского Гуманитарного университета (специализация - «Массовые коммуникации и журналистика»).

С 2008 года – автор и ведущий еженедельных ток-шоу «Форум» телеканала БЕЛСАТ, продюсер документальных телепрограмм и фильмов.

Вы здесь

Вечные вопросы-2

Как именно агитаторам и пропагандистам советской власти удалось превратить общество в стадо, ничего не знающее и не желающее ничего знать? 

Концлагерями в Сибири, в Казахстане, на Дальнем Востоке – повсюду. Слышали Вы о книгах Александра Солженицына «Архипелаг Гулаг», «Колымские рассказы» Варлама Шаламова и др.? Прочитайте эти книги, Вам многое станет ясно.  

Да что тут далеко ходить? Вы в Куропатах были? А в Лошице, а в парке Челюскинцев? И таких страшных захоронений – тысячи и тысячи по всему бывшему Советскому Союзу. За годы сталинского террора в лагерях и тюрьмах погибли миллионы людей. А в советских газетах и по телевидению десятилетиями раздавались бодрые голоса об успехах социалистического строительства, а потом – о достижениях «развитого социализма». И в таком радикальном расхождении между реальностью и идеологией нет ничего удивительного. А.Солженицын в своей Нобелевской речи сказал: «Насилию нечем прикрыться, кроме лжи, а лжи нечем удержаться, кроме как насилием. Всякий, кто однажды провозгласил насилие своим методом, неумолимо должен избрать ложь своим принципом».

Общество очень долго, но верно пробивало путь к независимости СМИ. Почему сейчас, уже со всеми подписанными документами, провозглашающими свободу слова и печати, журналисты по-прежнему борются за демократические свободы?

Потому, что не документы, даже самые хорошие, меняют жизнь людей. Меняют действия, поступки. Но то, что после Второй Мировой войны появились эти важные документы – Декларация прав человека, Пакт о гражданских и политических правах, многочисленные конвенции и законы - говорит о многом. А именно: создана законодательная база для защиты свободы слова.  Отныне борьба за свободу прессы – законна, а попытки ее ограничить – противозаконны. Вот в чём прогресс.

А чтобы это стало реальностью каждого дня, нужно каждый день свободу слова защищать. И в Великобритании, и в Америке, и, конечно, в Беларуси.

Возможно ли говорить о подлинной свободе слова в современном обществе? Существуют ли страны, в которых СМИ удается информировать свое население о том, что в действительности происходит в стране?

Да, конечно, такие страны существуют. Международные правозащитные организации в области свободы слова ежегодно составляют карту мира, где на основании многих серьезнейших параметров выводится индекс свободы СМИ. Так вот, из списка, насчитывающего более 180 государств, наша страна стабильно  занимает место... после 150-й позиции. То есть, есть государства, где положение еще хуже, чем у нас. Но их немного. Первые же места занимают скандинавские страны, Германия, США, Великобритания и пр.  То есть, «высокоразвитые».

Позвольте встречный вопрос: у Вас не возникает мысль о связи их «развитости» и уровня жизни со свободой слова и доступа к информации, которой там пользуется всё население?  

Почему Вы рассматриваете журналистские свободы и запреты на плачевном примере Беларуси? По моему мнению, гораздо правильнее было бы говорить о журналистике в общем, о том как должно быть и как не должно. Ведь нельзя делить ее на белорусскую, американскую или немецкую. По сути, журналистика может быть либо плохой, либо хорошей. Каких целей вы добивались, разъясняя нам положение СМИ именно в Беларуси и чему нас должно это научить?

«На плачевном примере Беларуси»? Да потому, что учитесь вы в Европейском Гуманитарном университете, который был выброшен из родной Беларуси. А принципам журналистики мы учимся как на примере Беларуси (чтобы видеть, к чему приводит уничтожение этих принципов), так и на примере других стран, чтобы убедиться, что они едины по всему миру (тут Вы правы). Но и отстаивать их приходится везде, в любой стране. В понятие «хорошая» журналистика принципы свободы слова входят как базовые. Всегда и везде.

Безусловно, СМИ – это своеобразный рупор, вещающий народу о событиях, которые переживает страна. Тем не менее, народ сам должен быть заинтересован в получении объективной информации. В противном случае, роль СМИ теряет всякую значимость. Следовательно, свобода слова как признак демократии непосредственно зависит от людей, которые готовы либо не готовы бороться за свои законные права.

Да, к сожалению, лозунг свободы СМИ не стал в Беларуси важным политическим лозунгом. Людей приучили к государственной прессе и военно-жёлтому ТВ, и отрешиться от этой привычки – как наркоману «завязать». Тяжело. Во всём мире существуют различные наблюдательные советы за телевещанием, действуют общественные организации, омбудсмены по делам прессы и т.д. Эти силы защищают права журналистов на свободу действий от имени общества. Впрочем, они нередко и поправляют «работников пера».

Важнее всего тут вот что понять: пресса – это «орган» общества, а не государства. 

Как Вы думаете, не лучше ли проводить политику отказа от участия в  политической жизни? Ведь политика без народа существовать не может. Есть ли у власти оружие против бездействия?

Еще какое! Она делает с ним, с народом, что хочет. Это и происходит в Беларуси. Но Вы правы в том, что без народа невозможна любая политика. Когда он «безмолвствует», то государство создает псевдонародные структуры: «парламент», избранный неизвестно кем, суды, выносящие решения и приговоры по звонку «сверху», прессу, «освещающую» только то, что скажет Администрация, телевидение, микрофоны которого направлены только в сторону правительственных зданий и т.д. То есть, государство всегда вынуждено имитировать свою «народность». Но это ведь делается и от вашего имени! Так что, хотите или нет, – вы всё равно в политике.

Статьи в газетах и журналах публикуют не только журналисты, но и ученые, общественные и политические деятели, государственные чиновники, специалисты в различных отраслях знаний – юристы, врачи, инженеры и т.д. Зачем тогда нужны журналисты в целом, если абсолютно каждый человек в любой сфере деятельности может обнародовать разного рода информацию безо всяких азов журналистского мастерства?

Если каждый человек имеет доступ к любым источникам информации, то зачем вообще нужны журналисты и журналистика как таковая? Не проще ли каждому человеку самостоятельно добывать нужную ему информацию, анализировать ее и делать выводы, а не полагаться на субъективные интерпретации печатных изданий?

Ваши вопросы вполне объяснимы, и высказанные предположения  — вполне резонны. В тех важных документах, которые мы упоминали, говорится о том, что право на свободу слова и на доступ к информации гарантируется каждому гражданину, а не только журналистам.

Но дело в том, что снабжение общества достоверной и оперативной информацией, как и всё остальное, нужно делать профессионально. Что это значит? Во-первых, нужно знать, где и как добыть важную информацию. Во-вторых, уметь ее донести через СМИ, каждое из которых имеет свой, специфический язык. То есть, написать статью, снять телепрограмму, создать мультимедийный продукт в Интернете, и сделать это качественно. В-третьих, заниматься этим не от случая к случаю, а постоянно, каждый день. Ведь новости возникают не просто ежедневно, а ежесекундно!

Сможет ли это обычный человек? Не думаю. А юристы, историки, политики, конечно, печатают свои статьи, и на здоровье! Но это статьи специалистов в прессе, а не профессиональная журналистика. Надеюсь, я достаточно убедительно разъяснил, в чём тут разница. 

Еще несколько лет назад высказывались серьезные надежды, что новые коммуникационные технологии создадут такую  среду, где каждый сможет стать «сам-себе-журналист». К сожалению, эти надежды не оправдались.

Можно согласиться с тем, что Сеть сейчас создает возможность каждому быть услышанным. Ну, и превосходно! Но медийная деятельность, как и остальные профессии, не терпит любительства. Более подробно на эту тему мы говорили на Медиакритике чуть раньше. Можете посмотреть здесь, здесь, здесь и здесь.

Теперь – о неизбежной субъективности тех или иных изданий, каналов, ресурсов. Скажите, а как «сам-себе-журналист» избегнет того же недостатка?

В профессиональной же журналистике существуют стандарты (!) освещения новостей, позволяющие если и не избежать такой субъективности, то хотя бы свести ее к минимуму. К тому же, наличие многих СМИ, каждое из которых под своим углом зрения отражает происходящее, — хорошее средство увидеть события в реальном свете.

В чём еще выражается опасность со стороны дезинформированного общества, кроме асоциального (и, как следствие, непредсказуемого) поведения?

Кроме асоциального и непредсказуемого поведения, к которому у нас причисляют вполне законные акции политического протеста и с которыми власти научились справляться чисто полицейскими методами, есть еще, гораздо более опасное. А именно: социальная апатия населения. Неверие в то, что в стране хоть что-то улучшится. Неверие в то, что ты можешь построить свою жизнь в этой стране в соответствии с собственными замыслами. Как следствие — незаинтересованность работать много и хорошо. И материальная, и моральная. Думаете, СССР развалился от происков каких-то врагов? Именно от этого он и развалился.

Сейчас в Беларуси более 60% молодых людей от 18-ти до 30-ти лет стремятся покинуть свою страну. Как Вы полагаете, это представляет опасность для белорусской государственности?

Может ли вообще журналистика «жить в мире» с правительством или это утопия? Неужели СМИ и государство не могут совместно сотрудничать?

Конечно, могут! Например, в США журналисты помогают осуществлять гуманитарные программы помощи социально незащищенным слоям населения, борьбы с наркоманией и пр. ТВ-программа «Пока все дома» 1-го канала РФ очень много сделала для усыновления детишек, оставшихся без родителей. Таких примеров можно привести множество.

Но... Для того, чтобы вместе решать проблему, нужно ее признать. Публично обсудить в СМИ. Обратиться к населению, найти отклик в душах людей. Но вот этого как раз власти и не хотят. Во всяком случае, в Беларуси. Они не допускают журналистов к важной информации, без которой масштабы и глубину проблемы просто не осознаешь. Они предпочитают давать готовые рецепты, которые журналисты должны лишь «озвучить». Но это очень недальновидно! Если вы не разъясните населению, почему это важно и что нужно делать, никто ведь и не откликнется. А без этого и проблема не решится.

Власть наша не видит в обществе равноправного партнера для совместных действий. В результате – остается один на один с острейшими проблемами – экономическими и социальными. Естественно, не справляется с ними.

Но даже и в тех случаях, когда пресса сотрудничает с государственными органами, им нужно учитывать право прессы на самостоятельный поиск информации и ее трактовку. Думаю, в отношениях прессы с государством лучше всего применить термин: «Вооруженный нейтралитет». У государства — тысячи возможностей «наказать» прессу, но его останавливает опасность подпасть под действие законов, обязательных для всех. 

Бесспорно, утопическая идея об абсолютной свободе слова теплится в уме каждого самодостаточного журналиста. Но напрашивается вопрос: нужна ли журналистам свобода слова, что, безусловно, со временем превратится во вседозволенность? Либо должна существовать разумная и объективная цензура, чтобы гарантировать право на свободу другим людям?

Идея об абсолютной свободе слова, конечно, – утопична. Вседозволенность – это всегда плохо, да и невозможно. Естественные ограничители в журналистике – суды, где доказывается главное: было или не было всё то, о чем сообщила пресса? Ничего общего с цензурой это не имеет. Цензура — это нарушение права всех на свободу слова и доступ к информации.

Одна из важных функций прессы, как Вы говорите: «Отражать морально-этическое состояние общества. Доносить до него сведения об истинном состоянии нравов...» Всегда ли речь идет о чём-то плохом?

Нет, конечно. Но настоящая, актуальная информация, как правило, возникает там, где решается (или не решается) какая-то важная социальная проблема. А как Вы думаете, возникают проблемы там, где всё хорошо?

Как мы знаем, пресса должна отвечать за достоверность сообщённой информации обществу. За клевету нередко полагается уголовная ответственность. Почему же в некоторых странах "жёлтую" прессу это до сих пор не останавливает?

Если «жёлтая» пресса извращает факты и клевещет, она отвечает по закону – штрафами и «посадками». Дело в другом. «Жёлтая» пресса не уважает мои информационные интересы, сводя их к... ну, Вы сами знаете, к чему. Но и у меня есть свобода действий: читать такое или нет.  Но «жёлтая» пресса и ТВ не так безобидны, как кажется. Они отнимают у нас время, за которое можно было бы узнать много полезного и важного.

Во времена, когда «деньги не пахнут», возможна ли жизнь прессы, которая придерживается морально-нравственных канонов? Не думаете ли вы, что «честный» и «состоявшийся» журналист стали несовместимыми понятиями?

«Pecunia non ole» – этому выражению римского императора Веспасиана уже более 1900 лет. Времена всегда были одинаковыми, и всегда существовал  личный выбор журналиста: кому и чему служить?

А честных и состоявшихся журналистов я знаю очень много – и в Беларуси, и в других странах.

Окончание. Начало здесь

Оценить материал:
Голосов еще нет
распечатать Обсудить в: