ОБ АВТОРЕ

Родился 1 марта 1951 года в г. Бобруйске Могилевской обл., Беларусь.

В 1972 г. окончил Белгосуниверситет по специальности «журналистика». В 1972–1986 гг. – младший редактор, редактор, старший редактор, комментатор, заместитель главного директора программ Белорусского телевидения. В 1986–1991г.г. – доцент кафедры журналистики Института политологии и социального управления.

В 1991–1992гг. - руководитель коммерческих видеопроизводящих организаций. В 1992–1994 гг. - главный редактор общественно-политических программ Белорусского телевидения, заместитель председателя Госкомитета РБ по телевидению и радиовещанию.

В 1994 году был ведущим телевизионных дебатов действующего премьер-министра Кебича и кандидата в президенты Лукашенко.

В 1995–1999 г.г.- руководитель пресс-службы Исполнительного секретариата СНГ.

В 1999–2000гг.- генеральный директор ЗАО «Белорусская деловая газета».

С 2000 – зам. председателя, член правления, член Совета ОО "Белорусская ассоциация журналистов".

Осенью 2004 года был избран действительным членом Евразийской Академии телевидения и радио (Москва).

С 2005 года –  профессор Европейского Гуманитарного университета (специализация - «Массовые коммуникации и журналистика»).

С 2008 года – автор и ведущий еженедельных ток-шоу «Форум» телеканала БЕЛСАТ, продюсер документальных телепрограмм и фильмов.

Вы здесь

Отвечать за всё-2

Итак, не подлежит сомнению то, что журналисты (как и любые иные граждане), имеют право искать и получать информацию, а также распространять ее любыми доступными способами. Но у свободы есть обратная сторона — ответственность. Почему же по отношению к профессиональным журналистам ответственность перемещается в сторону этических норм и стандартов? Почему их нельзя судить по законам, составляющим административное или уголовное право?

Можно и нужно, если действия журналиста подпадают по действие уголовного или административного законодательства. Что и происходит очень часто, во всех странах мира. Однажды канадский журналист сфотографировал студентку, задремавшую в комичной позе на ступеньках публичной библиотеки. Через несколько лет (!), студентка, случайно обнаружившая свою фотографию в газете, подала в суд, и журналист был оштрафован на крупную сумму: он вторгся в личную жизнь, и довольно бесцеремонно.

Судебного иска о нанесении морального вреда вполне заслуживает заметка о том, что в Челябинске девушка против воли родителей вышла замуж за бывшего штангиста, который в результате травмы стал инвалидом-колясочником. Заметка озаглавлена: «Муж по пояс». Налицо публикация неуважительной,  унижающей достоинство человека, характеристики. А это не только запрещено журналистскими этическими кодексами во всем мире, но и подпадает под судебную юрисдикцию. 

Однако в большинстве случаев журналист имеет дело с ситуациями, когда, действуя исключительно в рамках закона, он может по-разному исполнять свой профессиональный долг, о котором мы говорили уже достаточно. И никто не упрекнет, никто не привлечет к ответственности, но вот этические стандарты профессии будут нарушены.

Например, основным принципом медиа является полное и объективное информирование населения о важных событиях в стране и мире. Отбор новостей диктуется вниманием к нужде и горю других людей, важностью для большинства живущих в этой стране, в регионе, городе.  Это и есть социальная значимость фактов, мимо которой не может пройти уважающее себя издание. Точнее, то издание, которое хотело бы, чтобы его уважали.

А вот как это бывает на практике. Хотя приводимому примеру уже несколько лет, он весьма красноречив.

«Комсомольская правда в Белоруссии», позиционирующаяся как издание демократической направленности, публикует разворот о том, что актер Безруков, выполняя указание режиссера сериала «Московская сага», сбросил 15 килограммов. Но при этом обойдены вниманием факты, что в городе Волковыске в эти же дни потерял 15 килограммов веса редактор местной негосударственной газеты, голодающий в знак протеста против незаконного закрытия своего издания. В том же городе, в те же дни объявила голодовку 67-летняя пенсионерка, протестуя против фальсификации выборов в парламент, а также требующая восстановления своей квартиры, разгромленной в период подготовки к государственному празднику «Дожинки».

Очевидно, заслуживают внимания оба факта: похудевший актер из Москвы и голодающие люди в Беларуси. Однако значение их для жителей нашей страны совершено неравнозначно. К сожалению, на страницах этой газеты «московские» факты явно «жёлтого» оттенка вытеснили то, что было важно для белорусских читателей.

Еще один пример: 25 октября 2010 года на предприятии «Пинскдрев» произошел взрыв. «Беларусь Сегодня» и другие государственные газеты ограничились скупой белтовской информацией. На 2-е ноября количество жертв взрыва в Пинске достигло 14-ти человек.  Но «Комсомольская правда в Беларуси» в этот день публикует на первой полосе информацию о 50 белорусских специалистах, которые монтируют “Радужные крылья” в рамках подготовки проекта “Детское Евровидения 2010”.

Простое «умолчание» в этой ситуации можно квалифицировать как серьезное нарушение этических норм и стандартов журналистики. Эти нормы и стандарты бывают гораздо более жёсткими, чем самые суровые законы.

Серьезной этической проблемой журналистики являются методы добычи информации. Проводя журналистские расследования (а они вызваны, как правило, очень серьезными поводами), журналисты прибегают к скрытой съемке или записи звука, переходят ту грань, где общественно значимая информация становится личной или даже интимной. Но, опять-таки, всё зависит от конкретных обстоятельств. На первом месте всегда стоит общественный интерес, общественная польза (как и устранение возможного и действительного вреда для общества).   

Например, журналисты британской газеты «The Sunday Times», прикинувшись американскими бизнесменами, провели скрытую съёмку беседы с президентом Футбольного союза Западной Африки и членом исполкома ФИФА Амсо Адаму.  В частной беседе тот пообещал за взятку в 800 тысяч долларов поддержать заявку США на проведение Кубка мира в 2018 году в Америке. 

Съёмка скрытой камерой.

Журналистка: "Вам лучше наличными или перевести деньги на счёт? Или, может быть, связаться с Федерацией футбола Нигерии. Или вам напрямую?"

Амсо Адаму: "Напрямую, мне".

В Британии футбольный скандал сразу стал политическим. Оценку ему дал министр иностранных дел страны. США отозвали свою заявку на проведение турнира в 2018-м.

Казалось бы, налицо прямое нарушение нравственных норм журналистами: они выдавали себя не за тех, кем являлись на самом деле. Они вели скрытую съемку частной встречи футбольного чиновника. Но они предупредили мировую футбольную общественность о коррупционных схемах, которые стали обычным делом в сфере «большого» спорта.

В этом случае два, бесспорно справедливых, нравственных принципа входят в жестокое противоречие друг с другом. И какому из них подчиниться — решает только журналист. Он сам, и никто другой. Именно поэтому и существует журналистская профессиональная этика, что ни в какой другой профессии такие ситуации невозможны.

Профессиональный журналист, каждый день занимаясь поиском и распространением эксклюзивной информации, чаще других оказывается в таких ситуациях, когда закон не нарушается, а моральный и материальный ущерб для «героев» публикаций вполне возможен.

И вся острота перемещается в плоскость выяснения вопроса: было или не было на самом деле то, о чем сообщил журналист? А раз было, то что перевешивает на чаше весов Фемиды: моральный и материальный ущерб конкретным лицам и организациям или польза всему обществу от того, что уничтожен очаг коррупции, предотвращены преступления, обнажена острая социальная проблема и т.д., и т.п. 

При этом журналистские этические кодексы предписывают соблюдение принципа презумпции невиновности в отношении лиц или организаций, чья вина может быть доказана только в судебном порядке. Запрещается  присваивать себе право публичного вмешательства в частную жизнь граждан, если на то нет их согласия, за исключением политиков и ответственных лиц, когда она противоречит демократическим и моральным нормам общественной жизни. Всякое лицо, которое попало под публичную критику, имеет право на ответ в том же средстве массовой информации.

Принимая такую ответственность, профессиональные журналисты и самих себя включают в число тех, кто находится под контролем общественности. Одним из главных требований этических журналистских кодексов разных стран является требование: личные, групповые, узкопартийные интересы несовместимы с профессиональной деятельностью журналиста и СМИ. Смысл этого требования  в том, чтобы не оказаться в ситуации конфликта интересов, даже возможного. То есть, не быть никому и ничем обязанным. Например, в Швеции журналист приостанавливает своё членство в Союзе журналистов, если переходит на работу в пресс-службу какой-либо корпорации или государственного учреждения.   

Этические кодексы предписывают также не подчеркивать (без прямой надобности) расовую принадлежность человека, его вероисповедание или национальность. Не цитировать шутки и сплетни, связанные с этими атрибутами идентичности человека. В особо серьезных случаях упоминание без крайней необходимости национальности, расы или вероисповедания может подпадать под юрисдикцию законодательства и повлечь за собой административную ответственность. 

Некоторая «размытость» границ между нормами законодательства и требованиями этических кодексов для журналистов не раз порождала искушение закрепить в законах то, чему журналистские организации подчиняются добровольно. Казалось бы, проблемы нет: давайте запишем в законах то, чему журналисты подчиняются и без того.

Но вопрос не так прост, как кажется на первый взгляд.

Прежде всего, превентивная (с помощью этических кодексов) самозащита прессы полезна потому, что резко уменьшает количество судебных исков, в результате которых часто возникают прецеденты, опасные для свободы печати. Видные исследователи проблем СМИ, опытные практики прямо заявляют об этом журналистскому сообществу: «Спешите подчиняться требованиям этических кодексов, пока ваши рискованные действия не получили оценки в судах, создавая опасные прецеденты. А это вообще поставит под угрозу свободу СМИ, следовательно — смысл их деятельности». Поэтому кодексы являются способом способом самосохранения СМИ. В Англии, например, когда парламент собрался принять принять жёсткий закон против СМИ, пресса выступила с инициативой саморегулирования, и был создан комитет прессы по жалобам на прессу. Такой же подход реализован при создании Большого жюри Союза журналистов России, которое в своей деятельности руководствуется  специальной кодификацией нарушений норм журналистской этики. Этот кодификатор завершается оговоркой, что никакие иные органы и организации, кроме Союза журналистов,  не вправе рассматривать дела о нарушении журналистской этики. Также говорится, что никакие нормы кодекса профессиональной этики российского журналиста не могут служить основанием для привлечения его к дисциплинарной, административной и иной ответственности.

У такой точки зрения и такой практики есть оппоненты. По их мнению, мотивировка активной саморегуляции журналистского сообщества как средства противостояния внешним угрозам порождает установку лишь на выживание сообщества, а не его развитие. По их мнению, это схоже с охотой на волков, где флажки для облав вывешивают сами волки.  

В 1998 году президент Американского общества редакторов газет призвал Всемирную ассоциацию советов прессы отказаться от попыток установить «международный кодекс этических норм для средств массовой информации». В письме к своим коллегам он писал: «Мы призываем вас отказаться от этого плана. Хотя АОРГ убеждена, что все средства массовой информации должны придерживаться высоких этических норм, наша организация убедилась на опыте, что соглашения о нормах и контроль их выполнения, даже добровольного, опасны для свободы печати. История США показывает, что соглашения, принятые Национальным Советом печати и различными объединениями журналистов, приводят к тому, что эти организации очень скоро становятся придатком нашей юридической системы. Судьи и адвокаты использовали положения этических кодексов и различные соглашения по этике в качестве улик и выносили судебные решения против прессы. То, что было задумано как добровольное участие, превращается в принуждение».

В аналитическом докладе международной правозащитной организации в сфере свободы слова «Артикль XIX» подчеркивается, что «многие правительства испытывают соблазн... закрепить нормы журналистской этики законодательно, но без контроля за тем, кто является журналистом, а кто нет. Эта тенденция явственно прослеживается в странах, переходящих к демократии, где население, а в особенности политики, не привыкли к широкой свободе комментария и критики со стороны освобожденной прессы».

Тема регулирования и саморегулирования СМИ — довольно дискуссионная,  активно обсуждаемая в медийном пространстве. Одно из таких обсуждений предлагаю нашим читателям.

Оценить материал:
Голосов еще нет
распечатать Обсудить в: