ОБ АВТОРЕ

Журналист.

В 2006 году была отчислена с Факультета журналистики БГУ за участие в акции протеста после президентских выборов.

Окончила факультет журналистики Ягеллонского университета (Краков, Польша).

С 2009 по 2011 год работала редактором новостного отдела и контент менеджером портала chechenpress.org.

С 2010 года работала на популярном польском телеканале TVN.

С августа 2012 – специальный корреспондент  «Радио Рация».

Публиковалась в российской «Новой Газете», «Нашай Ніве»,  сотрудничала с информационным агенством  БелаПАН, интернет-порталом TUT.BY и другими.

Вы здесь

Это журналистика, детка! Выбираем тему

Судя по развитию событий в фейсбуке за последнюю неделю, если не вся, то очень внушительная часть столичной интеллигенции враз перебралась из снежного Минска на киевский Майдан.

Кто-то выполнять свой журналистский долг, пропихиваясь с микрофоном/диктофоном/камерой/фотоаппаратом сквозь многосотнетысячную толпу митингующих. Кто-то отдавать дань солидарности, размахивая флагом над той же толпой и отвечая на бесконечные вопросы «Чий це прапор?» Кто-то реализовывать свой революционный запал, толкая речи с трибуны украинской революции. Я, ну конечно, не оказалась исключением.

Прибыв на Майдан Незалежности, скорее по собственной инициативе, хотя и подкреплённая заданием редакции, я два дня бегала как сумасшедшая среди толпы митингующих, изо всех сил исполняя свой журналистский долг. И прежде всего, потому что мне это дико нравилось. Быть среди события, в какие-то моменты быть частью события и, наконец-то, говорить правду, потому что я тут, и я вижу, что вокруг меня действительно меняется ход истории.

Шура, поезжайте в Киев, и всё!

Решение поехать в украинскую столицу было обусловлено не только профессиональным интересом, но и личными мотивами. Мне было до ужаса интересно своими собственными глазами увидеть людей, которые стоят на Майдане, прочувствовать атмосферу происходящего там, чтобы иметь общую картину событий в Киеве.

Но речь сейчас не обо мне. Потому что я-то задание выполняла – это понятно. Но вот повстречалось мне в толпе немало журналистов-фрилансеров и даже пара режиссёров -документалистов, которые ехали изо всех концов Европы (один коллега примчался даже из Аргентины) за свой счёт, чтобы увидеть революцию по-украински и рассказать о ней.

И если мне понятно, что тянет на Майдан беларусов – нереализованная мечта ногам покоя не даёт. То, что заставляет далёких от наших постсоветских реалий людей покупать в последний момент дорогущие авиабилеты, мчаться к чёрту на кулички и уже который день мёрзнуть в центре Киева среди людей, выкрикивающих непонятные лозунги. Думаю, многие со мной согласятся, что подобный энтузиазм среди беларуских журналистов встречается редко, и мои коллеги не часто отправляются в гущу событий, не имея на то благословения редактора и финансовой поддержки редакции, соответственно.

Собственно, я спрашивала коллег, приехавших на Майдан по собственной инициативе, что привело их сюда. И чаще всего слышала один и тот же ответ: «У нас в Италии/Польше/Германии/Аргентине немного говорят об Украине». Я удивлялась, как такое возможно, если в пресс-центре Майдана постоянно толпились журналисты всех возможных направлений от Евроньюз до Россия-24.

На выручку мне пришёл Франческо, итальянец лет сорока, который записывал происходящее вокруг то на камеру мобильного телефона, то на обычную «мыльницу» Canon.

- Понимаешь, мой читатель уже давно устал от того, что пишут газеты. Почему-то журналистам всё меньше и меньше доверяют. Аудитория уходит в твиттер, в фейсбук, в блоги.

Спасибо, Кэп, подумала я. Беларусы давно ушли в интернет и социальные сети. У нас даже журналисты ссылаются в своих материалах на сообщения в фейсбуке. Вот Америку открыл!

- Просто читатель больше доверяет своему соседу по квартире, другу по фейсбуку, такому же обывателю, как и он, – продолжает Франческо. – Не знаю, как у вас в Беларуси, но у нас в Италии есть чёткое разграничение, какую точку зрения СМИ поддерживает, и читает их почти всегда исключительно определённая аудитория. А потому, будучи условно независимым, я становлюсь очень даже универсальным источником информации.

Собственно, доводы мне кажутся весьма резонными. Вот только финансовая сторона вопроса до сих пор вызывает во мне заинтересованность. На выручку приходит молодой режиссёр-документалист из Аргентины, который с поистине юношеским запалом бегает среди толпы, снимая абсолютно всё, что происходит вокруг, вплоть до способа укладки дров в бочках для обогрева.

- Мои фильмы, как бизнес, в который я вкладываюсь, чтобы получить прибыль. – улыбается мне Николас. – Я делаю фильм в режиме реального времени, чтобы зритель мог максимально ощутить эффект присутствия. Сейчас это очень модно, и мои сюжеты разбирают, как свежую прессу во времена Великой Депрессии. Таким образом, моя работа окупается. Кроме того, используя в своих фильмах не вполне традиционную форму, я даю себе шанс участвовать во всевозможных фестивалях документального кино. Но это уже только чтобы удовлетворить творческие амбиции.

В словах моего аргентинского коллеги я увидела не только здравый смысл, но и руководство к действию. Причём активному и независимому действию. Потому что, оставляя за собой свободный выбор темы, способ реализации этой темы и даже выбор аудитории, журналист становится более свободным в реализации собственного потенциала. Но это по моему скромному мнению, конечно. А посему, говоря словами классика, «Шура, поезжайте в Киев. Поезжайте в Киев, и всё».

Тьма египетская

Если репортажи из сердца украинской революции стали едва ли не хитом беларуских массмедиа, то военный переворот в Египте не пользовался среди моих коллег особой популярностью. Самые популярные беларуские СМИ, как государственные, так и независимые, чаще всего ограничивались короткими сообщениями от мировых новостных агентств: было то-то, погибло столько-то. Толковых аналитических материалов о том, что происходит в Каире и как это может повлиять на развитие событий в мире, в беларуской прессе я не обнаружила. А уж тем более, ни один из беларуских журналистов не потрудился поехать на место и постараться разобраться, что же там на самом деле происходит.

Несколько коллег, с которыми я разговаривала, уверили меня, что это нормально. Египет – он далеко, и кому в Беларуси будет интересно, что там на самом деле происходит? Оказывается, беларускому читателю гораздо интереснее узнать, кто и какую татуировку себе набил, кто агент КГБ, а кто тру патриот и другие весьма важные и актуальные для общества вопросы. И кому интересно, что на улицах Каира в один день погибло по разным данным до пяти тысяч человек? Нам-то от этого ни жарко, ни холодно.

Я же, по стечению многих обстоятельств, оказавшись в Каире, решила всё же не терять времени зря и постараться разобраться, что там и к чему: встречаться с людьми, ходить по контролируемым военными улицам, наблюдать, анализировать и рассказывать об этом. Вот только рассказывать всё больше для российских СМИ, потому что беларуские издания интереса к охваченному конфликтом региону так и не проявили.

Это объясняется словами моей польской коллеги по телекомпании TVN Анны Бараньской, которая всегда повторяла, что мы сами воспитываем свою аудиторию. И даже если читатель или зритель реально заинтересован в получении информации извне, а его кормят бесконечными пресс-конференциями  и круглыми столами «Кто виноват и что делать», то, в конце концов, интерес либо притупляется, либо читатель уходит в западную прессу, которая хоть как-то старается тему осветить. И, чёрт возьми, как же Анка была права!

Возможно, такое отсутствие всякого интереса объясняется тем, что в Беларуси так и не сформировался медиарынок, а соответственно и медиаконкуренция, и проще перепечатывать в десятый раз то, что было написано другими, забивая эфир хоть каким-то контентом. Возможно, беларусы действительно настолько замучены внутренними проблемами, что им по большому счёту всё равно, что происходит дальше собственных границ. Я не знаю. По собственным наблюдениям могу лишь сказать, что египетская тема была достаточно популярной среди моих беларуских подписчиков в фейсбуке и горячо обсуждаема моими соотечественниками, которые, не имея ни малейшего представления о том, что происходит в стране, делали весьма отдалённые от реальности выводы.

К слову, о том, что в Тайланде началась революция, я узнала из фейсбука Антона Мотолько, который сообщил, что билеты страну вечного солнца упали в цене: «Если вы хотели слетать в Тай, но было очень дорого - этот вариант для вас». А кто против кого протестует для беларуского читателя так и осталось загадкой. Это же просто неинтересно, да? А потому про освещение беларускими СМИ событий в Сирии я тактично умолчу.

Это журналистика, детка

За свою непродолжительную карьеру я встречала не так много журналистов, которые готовы по собственной инициативе, более того, за свой счёт, ехать в горячие точки. Один из таких коллег, мой учитель и журналистский гуру Мартин Мамонь, побывал, пожалуй, во всех горячих местах планеты от Чечни до Конго. Каждый раз, когда где-то вспыхивает конфликт, Мартин не может спокойно спать, пока не отыщет продюсера, готового выслать его в конфликтное место для освещения происходящих там событий.

Сначала мне казалось это бравадой, способом получить лишнюю порцию адреналина или испытать себя. Со временем, Мартин мне объяснил, что любое событие в мире, а уж тем более конфликт  имеют причины и следствия, которые влияют, а то и меняют расклад мировых сил, а соответственно сам ход истории. Звучит, конечно, слишком пафосно и невероятно. Но ведь если задуматься, то так оно и есть.

Меня всегда учили, что журналистика – это четвёртая власть, креатор и регулятор общественного мнения. И нам журналистам невероятно повезло – мы имеем возможность наблюдать, анализировать, сопоставлять факты и делать выводы. А самое главное, доносить их до нашего читателя/зрителя/слушателя. И тем самым так же влиять на ход событий, а возможно и на саму историю.

Сегодня мы сетуем в своих фейсбуках на то, что Майдан никогда не случится в Беларуси. Ну а как же он может случиться, если наш наша аудитория совершенно не подкована информационно? Если мы совершенно не заботимся, что читает/смотрит/слушает простой беларуский обыватель?Если мы окончательно сварились в своей глубокой беларуской информационной кастрюле, а потом ещё и крышкой накрылись? Где эта самая четвёртая власть? Доверие к прессе? Информационная жажда? Неужели не хочется прочувствовать момент, когда твои материалы ждут, их хотят с нетерпением прочесть, а при упоминании твоего имени люди говорят: «Да, я вас читал(а) там-то. Мне безумно приятно познакомиться».

Меня безумно радуют и бесконечно восхищают талантливые фото- и видеопроекты о Беларуси. О нешей многострадальной родине, которую многие так и не узнали глубоко и до конца.  Но ведь нельзя же в конец замыкаться на своих собственных проблемах и продолжать вариться в бесконечных прессухах, круглых столах и переливаниях из пустого в порожнее. Пора идти, что называется, в люди. Открыть читателю огромный, интересный мир, где за неделю происходит столько, что уникальным контентом можно наполнить не один сайт. Мы должны научить аудиторию думать. И тогда беларуский Майдан обязательно случится.

Вот только оценят ли это грантодатели? Но это уже совсем другая история...

Оценить материал:
Голосов еще нет
распечатать Обсудить в: