ОБ АВТОРЕ

Родился 1 марта 1951 года в г. Бобруйске Могилевской обл., Беларусь.

В 1972 г. окончил Белгосуниверситет по специальности «журналистика». В 1972–1986 гг. – младший редактор, редактор, старший редактор, комментатор, заместитель главного директора программ Белорусского телевидения. В 1986–1991г.г. – доцент кафедры журналистики Института политологии и социального управления.

В 1991–1992гг. - руководитель коммерческих видеопроизводящих организаций. В 1992–1994 гг. - главный редактор общественно-политических программ Белорусского телевидения, заместитель председателя Госкомитета РБ по телевидению и радиовещанию.

В 1994 году был ведущим телевизионных дебатов действующего премьер-министра Кебича и кандидата в президенты Лукашенко.

В 1995–1999 г.г.- руководитель пресс-службы Исполнительного секретариата СНГ.

В 1999–2000гг.- генеральный директор ЗАО «Белорусская деловая газета».

С 2000 – зам. председателя, член правления, член Совета ОО "Белорусская ассоциация журналистов".

Осенью 2004 года был избран действительным членом Евразийской Академии телевидения и радио (Москва).

С 2005 года –  профессор Европейского Гуманитарного университета (специализация - «Массовые коммуникации и журналистика»).

С 2008 года – автор и ведущий еженедельных ток-шоу «Форум» телеканала БЕЛСАТ, продюсер документальных телепрограмм и фильмов.

Вы здесь

Совесть как международный стандарт-2

В сфере этических норм и стандартов, наверно, нет однозначных, раз и навсегда пригодных решений. Но существует некий общий алгоритм, диктующий поступки журналиста в той или иной сложной ситуации.

Этот алгоритм и пытаются усвоить студенты ЕГУ, задавая свои вопросы.

Согласны ли Вы с бытующим мнением, что журналисты для успешной работы должны обладать большей наглостью, чем люди других профессий?

Наглость попирает нормы вежливости, корректности, уважения к другому мнению. Ничего такого журналист позволить себе просто не может. Но вот коммуникабельность, настойчивость, энергия, изобретательность в поиске информации — это необходимые профессиональные качества. Если вы думаете, что это просто разные слова, то Вы - ошибаетесь.

 

Например, повествуя об истории человека, имеющего инвалидность, журналист позволяет себе употребление таких слов, как "умственно отсталый", "даун" и т.д. Это прямое нарушение этических норм, да и грубое оскорбление человека. Скажите, может ли журналист понести наказание за подобное нарушение?

Если речь шла о конкретной личности, то этот человек (или его представитель) может подать в суд на журналиста, и будет прав. Журналист должен понести наказание. Если же сотрудник СМИ выражался подобным образом вообще об инвалидах, имеющих соответствующие диагнозы, то привлечь его к суду будет невозможно. Но в таких случаях вступают в силу требования журналистских кодексов, предписывающие избегать оскорбительных характеристик, уничижающих достоинство человека.

Думаю, на таком примере хорошо видна разница между нормами законодательства и этическими стандартами журналистики. 

Является ли мелкая ложь проступком журналиста? Я имею в виду и в способе добывания информации, и в самой публикации.

Будет ли считаться нарушением журналистской этики "выманивание" информации с помощью обмана, каких-либо хитростей? Например, обман источника о целях использования полученной информаци и т.д.

В принципе — да, это нарушение этических норм. Но, опять же, кто объект внимания журналиста? Вернитесь к предыдущим публикациям нашего раздела, к тем примерам, которые там приводятся. Британские журналисты хитростью добились «откровенности» высокого футбольного чиновника. Более того, они создали все условия для дачи взятки, что само по себе... на грани, знаете ли. Но именно благодаря этому они разрушили коррупционные схемы в ФИФА.

А вот «мелкая» ложь в самой публикации вряд ли допустима. Ведь это есть искажение фактов, и кому судить — оно «мелкое» или «крупное»? Только суду.

Если журналист действует против принципов и этических норм журналистики, должен ли он понести наказание, или это остаётся на его совести? Потому что некоторые ошибки могут привести к печальным последствиям.

Если наступили печальные последствия, то это никак не останется личной тайной журналиста, осевшей на его «совести». В этом случае моральное осуждение коллег неизбежно. А если содеянное подпадает под юрисдикцию закона, то возможны и более суровые последствия.  

Если ты обладаешь очень важной информацией, но не можешь доказать её достоверность, стоит ли публиковать её?

Не стоит. Пока не «раскопали» доказательства.

Декларация принципов Американского общества редакторов газет предписывает: «Обещание конфиденциальности, данное источнику информации, должно быть сдержано любой ценой, и поэтому его не следует давать легко». Но ведь любой журналист может воспользоваться этим обещанием и предоставить в печать ложную информацию, подтверждения которой не сможет дать из-за соблюдения конфиденциальности. Могут ли журналисты в Америке, где в некоторых судах разрешено скрывать имя источника информации, воспользоваться этим для фальсификации фактов?

Да, в некоторых американских штатах журналисты имеют права не разглашать источник информации. Но ведь в суде устанавливается главное: соответствует ли действительности то, что сообщено журналистом? То есть: «было или не было»? Если факты не подтверждаются, то журналист ответит по закону. Но если "было", то то пусть отвечают другие.

А в Швеции, например, за всё отвечает ответственный редактор. Эдакий «Фунт», который за всё отдувается. Даже и «сесть» может за то, что написано другим журналистом. Но такие случаи редки, потому что квалификация тамошних журналистов высока. А, с другой стороны, многие конфликтные ситуации разрешаются в досудебном порядке, при посредничеств омбудсмена по делам прессы. 

Что делать журналисту, если «отфильтрованная», согласно всяким этическим нормам, статья теряет свою остроту и актуальность, но выбранная тема кажется чрезвычайно важной и обязательной к донесению до читателя?

Всякое решение — это чаша весов. Если Вы считаете, что публикация статьи убережет от многих бед многих людей — не сомневайтесь: статью печатать надо. Но при этом пострадают те, кто явился причиной катастроф, несчастий, лишения имущества, потери здоровья и пр. Ну что ж, они это заслужили. Необходимое им воздадут и без Вас. В суде. 

Известный журналист, например, белорусской телекомпании снял сюжет о коррупции в правоохранительных органах. У него есть разоблачающие «доки»: съемки скрытой камерой, свидетели с сильными «синхронами» и прочие составляющие блестящего журналистского расследования. Когда его материал уже почти готов, его вызывают к главному редактору и объясняют: сюжет в эфир не выйдет. Звонили из органов и угрожали «закрыть»  телекомпанию....... Как должен поступить в таком случае журналист?

Именно в такой ситуации я лично оказался в 1995 году. Только угрожали мне на более высоком уровне, поскольку сам я был... главным реактором. И как раз за то, что уже вышло в эфир. Что ж, пришлось уйти с Белорусского телевидения, которому  отдал к тому времени двадцать пять лет жизни. 

Пытался ли Вас кто-нибудь когда-нибудь "прикормить"?

Да. Тогда же, когда и угрожали.

Допустим, я работаю в газете, принадлежащей русскому олигарху. Руководство газеты требует, чтобы я прекратил подготовку статьи о проблемах на предприятии, руководитель которого незаконно увольняет сотрудников. Этот руководитель - внебрачная бабушка олигарха. Что мне делать?

Всегда есть выбор: а) остановиться и остаться в газете; б) предложить свой материал другой газете, но из этой — точно «вылететь». Выбирайте сами.

Журналистское расследование зашло настолько далеко, что угрожает личной безопасности  журналиста. Как ему поступить: отказаться от дальнейшего расследования или, рискуя своей жизнью и жизнями родственников, продолжать «копать»? Как обезопасить себя и близких в такой ситуации?

В профессиональной журналистике учат тому, как сводить к минимуму возможные и реальные риски. Не всегда это помогает, конечно. Но многие коллеги считают, что опубликовать рискованную информацию как можно скорее — это обезопасить себя. Ведь тогда месть теряет смысл.

Но давать такой рецепт на все случаи жизни, конечно, нельзя.

Декан Школы журналистики Колумбийского университета Эдвард Баррет советовал студентам откладывать из своей зарплаты «идите-вы-к-черту-фонд», чтобы всегда можно было уйти от нанимателя, с которым журналист разошелся во взглядах. Но, как известно, журналист - это тот, кто отстаивает и отображает мнение общества, а не своё собственное. Тогда почему он должен уходить от нанимателя, если тот представляет мнение большинства?

Мир морали безбрежен и неоднозначен (вспомним Иммануила Канта!). И порой очень трудно сказать, что есть мнение большинства и право ли оно сейчас, это пресловутое большинство? С другой стороны, и наниматель, то есть, владелец СМИ, может поступать не в соответствии с нормами этики (в т.ч. и профессиональной), а, например, в угоду мощной корпорации, размещающей рекламу. А то и следуя  своим политическими взглядам. Если это происходит достаточно часто, то и сам владелец ответит, потеряв, например, бизнес, приведя газету к упадку. Каждый человек, независимо от своего положения, имеет полное право поступать в соответствии со своей совестью. Или забывать об этом. Но каждому воздается по делам его.

Кстати, из чего создавать «идите-вы-к-черту-фонд»?  За настоящую работу и платят по-настоящему. 

Имеет ли смысл всерьез руководствоваться этическими кодексами журналистов, с их расплывчатыми формулировками и нечеткими границами, если суды выносят приговор согласно букве закона? Может ли несоблюдение в Беларуси журналистского кодекса привести к уголовной ответственности?

Для того и создаются журналистские этические кодексы, чтобы не только не нарушать законы, но и не наносить моральный вред тем, кто этого не заслуживает. То есть, нормы этических кодексов в журналистике упреждают возможные судебные разбирательства. Ну, а если журналист нарушил законы, то о кодексе вспоминать уже поздно.

Иное дело, что иногда суды проявляют склонность трактовать положения этических кодексов как нормы законодательные. Именно об этой опасности предупреждают авторитетные журналистские организации.

Что касается Беларуси, то здесь часто журналиста могут задержать, лишить свободы на любом основании, возникшем вследствие чисто политической ситуации. Никакого отношения к закону, а тем более к этическим нормам, это не имеет. Гораздо чаще именно власть впрямую нарушает законы, но никто за это не отвечает: ни омоновец, избивший журналиста, ни милиционер, лжесвидетельствующий в суде, ни сам судья, вынесший приговор по звонку  «сверху».

Уровень образованности общества и соблюдение этических норм журналистами имеет связь?

Бесспорно, да. Именно поэтому уже около пятнадцати лет в цивилизованных странах осуществляют медиаобразование в средних школах, в вузах, в системе профессионального обучения по многим специальностям. Общество, хорошо знающее, для чего существуют медиа, с гораздо большей эффективностью использует их в целях социального прогресса. А также организовывает общественный контроль за СМИ, сводит к минимуму негативные последствия деятельности медиа, которые тоже бывают.

Что должен сделать фоторепортер, видя, как горит конюшня, в которой находится конь: тушить пожар или делать снимки?

Коня жалко, конечно. Ну, а если в огне пожара гибнет человек? Если репортер может хоть как-то помочь, он должен сделать это. Но ведь журналист — не пожарный, не спасатель. Как он заберется, например, на высотный дом? Он должен снимать, чтобы задокументировать, чтобы донести до всех, что случилось. Выяснить, почему это случилось, кто виноват и что нужно, чтобы этого не повторялось. 

Ситуация: фоторепортер работает в «горячей» точке. Он видит, как посреди дороги сидит слепой ребенок, на которого надвигается танк (например). У фотографа есть 2 выбора: сфотографировать происходящее (и "убить" тем самым ребенка) или спасти ребенка, но не напечатать "сенсационную" статью. Что выбрать?

Я бы в таком случае не сомневался: спасал ребёнка. Но в истории мировой журналистики уже бывало, когда случалось по-иному.

Много ли в нашем обществе журналистов, которые следуют всем принципам журналистской этики? Не вымышленный ли это персонаж?

Нет, не вымышленный. Хотя живётся таким «персонажам» нелегко.

Оценить материал:
Голосов еще нет
распечатать Обсудить в: