ОБ АВТОРЕ

Журналист, блогер.

Окончила журфак БГУ в 2011 году.

Журналист. Работает в команде портала мнений KYKY.org, автор Mediakritika.by.

Работала обозревателем по культуре БелаПАН, главным редактором Holiday.by.

Ведет блог

Вы здесь

Во время съемок выяснилось: я не странная художница, а хирург

Интервью

 

Попасть на телеэкран – мечта многих девушек. Стать ведущей ток-шоу в прямом эфире на главном телеканале страны – настоящий подарок судьбы не только для «простых смертных», но и для медийных персон, которым и без того хватает внимания и славы.

Приглашать в качестве телеведущих людей уже известных, примелькавшихся – тенденция, которая все активнее используется телевизионными продюсерами. Глядя на красивых телеведущих на экране, может показаться, что прийти в студию и начать говорить – проще простого. Но даже люди известные, привыкшие выступать перед разной аудиторией, признаются, что «работать лицом» очень непросто.

Mediakritika.by встретилась с известной белорусской художницей Никой Сандрос, которая была одной из ведущих женского ток-шоу «День в большом городе» на телеканале «Беларусь 1», и расспросила, как Ника стала телеведущей, какого это – вести передачу в прямом эфире, как художнице удавалось переходить от образа пацанки к имиджу утонченной леди, и как на телеканале обстоит дело с цензурой.

На кастинг ток-шоу меня пригласили в фейсбуке

Я вела передачу на NETradio у Тамары Лисицкой и Глеба Морозова, и как-то на вечеринке нашего радио я пересеклась и познакомилась с Олегом Титковым, который работает на телевидении. Познакомились и все на этом. А примерно год назад я в фейсбуке получила от Олега предложение поучаствовать в кастинге женского ток-шоу. Я тогда была в Варшаве, но подумала, что это может быть интересно, купила билет и приехала в Минск на кастинг. Меня выбрали. Собственно, вот так я и стала ведущей ток-шоу.

Телевизионные вопросы решались год

Подготовка к передаче длилась почти год. В августе мы начали готовиться, а в мае прошлого года начались эфиры. Решались чисто телевизионные вопросы: утверждался проект, декораций, согласовывалось финансирование. С момента кастинга до начала съемок было только две фотосессии для заставок. Также нам организовали две праздничные встречи в кафе, за которые мы должны было перезнакомиться друг с другом, чтобы сработаться.

Образованный философ и странный фрик

Наши четверки, которыми мы выходили в эфир, подбирались не случайным образом. В каждой команде была одна профессиональная телеведущая – Тамара Лисицкая или Елена Будрицова, они выступали модераторами эфира. Надежда Александровна Цыркун была в качестве образованного психолога, философа. Два странных фрика: я и Маша Федоренко...

Мы кричали, спорили, перебивали друг друга…

Нас всех подбирали в соответствии с каким-то образом, у каждой участницы был свой имидж. Не сразу у нас получилось этому имиджу соответствовать. Первые месяцы было очень сложно: все мы были незнакомыми друг с другом, не считая тех посиделок в кафе, о которых я говорила выше. Но телеэфир – это совершенно иное пространство, где ты находишься в стрессовом состоянии от прямого включения, а рядом с тобой еще три, по большому счету, незнакомых тебе человека, которые тоже хотят высказаться…

Было тяжело: мы кричали, постоянно спорили, перебивали друг друга, после эфира выясняли какие-то вопросы. Мы до выхода в эфир сто раз договаривались не перебивать друг друга и уважительно относиться к чужому мнению, но как только включалась камера, мы все забывали и рвались в бой, пытались что-то друг другу доказать.

Из меня пытались сделать странную художницу

Мой образ так и не успел сформироваться. Я и сама его для себя не до конца понимала. Из меня пытались сделать такую всю творческую художницу, которая где-то там витает, она немного странная, с непонятным видением мира. Но по ходу программы выяснилось, что я не странная художница, а хирург, который где-то что-то отрезает, где-то правду-матку рубанет или пошутит, поязвит.

Девочка-панк и хирург в костюме

Поэтому мы с нашим стилистом Леной Данилевич решили, что для каждого эфира мой образ будет трансформироваться. Где-то это будет девочка-панк в цепях и с соответствующим поведением, где-то странная художница в разноцветных бусах, а где-то серьёзная женщина-хирург в строгом костюме…

Что это значит – покажи себя?

Со стороны кажется: пришёл на телевидение – покажи себя! А пришел ты в студию, сел за стол и думаешь: а что это значит, как показать себя? У тебя на то, чтобы понять, что ты хочешь сказать и сформулировать мысль есть буквально секунда! При этом нужно соответствовать своему образу, думать о тех людях, которые с тобой в команде, о том, что ты перед камерой и еще о куче разных вещей. Меня до последнего шатало из стороны в сторону.

Какая же Ника Сандрос на самом деле?

Вопрос – какая же я на самом деле? – самый сложный для меня. Я об этом очень много думала в последнее время. Каждый день просыпаюсь в разном настроении, мне самой трудно. Я уже пыталась как-то себя контролировать, предлагала: давайте, если у меня образ пацанки, так я и буду ей, если я леди в костюме, то буду стараться быть леди. Но не получается: сегодня у меня одно настроение, завтра другое, а потом совсем иное…

Есть темы, на которые мне хочется говорить серьезно (например, про возраст), а когда мы говорили о пластической хирургии, мне было весело, хотелось шутить и ерничать. Ну, не получалось у меня разумно вступать, мне хотелось дурачиться! Я по знаку зодиака рыба, к тому же художник – мне очень тяжело (смеется).

Как рыба в воде я начала себя чувствовать через полгода

Первые эфиры мы все были похожи на роботов и сурикатов. Ты помнишь, то нужно держать спину, следить за мимикой, думать о том, что ты говоришь, не размахивать руками – только в пределах своего тела. Очень многие моменты для меня открылись только здесь, на телевидении. Получалось, что можно быть красивой, не размахивать руками, сидеть ровно, говорить что-то скучное спокойным голосом, либо орать и жестикулировать, но говорить по существу. Держать все это под контролем непросто, но это приходит с опытом. Мне потребовалось полгода.

Мы стали как команда спецназа

Во время последних эфиров меня уже не беспокоило, что мне там говорит редактор в ухо, как мне нужно повернуть к камере – это все на автомате происходило. Когда привыкаешь к работе перед камерой, беспокоит только суть сказанного тобой и коллегами. Тамара Лисицкая очень точно сравнила работу в команде на ток-шоу с футбольной командой. Вначале мы вышли на поле и не понимали, что нужно делать: кто-то один схватил мяч и погнал. А через какое-то время мы стали как команда спецназа: все отработано и четко.

Не забывать: на тебя смотрит полстраны

Но тут есть свой минус: когда ситуация стресса проходит, все расслабляются. Начинаешь чувствовать себя не как в студии во время прямого эфира, а как с подружками в кафе. Конечно, именно такая концепция передачи и была изначально, но все равно нужно помнить, что ты в прямом эфире и на тебя смотрит полстраны. То есть, вначале мы были в постоянном стрессе от прямого эфира, потом маятник качнулся, и мы расслабились, за что получали взбучку от нашего продюсера. Только к концу эфиров мы начали более ровно себя вести.

Нам говорили: «Девчонки, жгите!»

Когда включается камера, срабатывает внутренний контролер. От него не избавиться никак. Бытует неоднозначное мнение о телеканале «Беларусь 1», но я за все время работы там ни разу ни от одного руководителя не услышала, что это вы можете говорить, а это – нет. Наоборот, во время совещания руководитель телекомпании Геннадий Давыдько говорил нам: «Девчонки, будьте посмелее, пораскованнее, жгите!» А мы садимся в эфир и не можем! Все культурные люди, у всех внутренний контролер. К тому же, это дневное ток-шоу. Если бы оно было вечерним, можно было бы допустить больше внутренней свободы.

Нам дали зеленый свет

Нам во всем дали зеленый свет, поэтому я часто постила в соцсетях фотографии из гримерки, из студии, какие-то наши закулисные разговоры... Единственное, о чем нас попросил продюсер, если будут где-то негативно высказываться о программе или о ведущих, не отвечать агрессивно. Нужно было держать марку как и не вступать в перепалки. Собственно, и не пришлось: негатива почти не было, что даже удивительно.

Я благодарна за опыт

Вставать почти каждый день в восемь утра и идти на эфир было, конечно, тяжело. Иногда просыпалась и думала: «Не хочу идти на работу». Но потом я приходила в осознанное состояние и говорила себе: «Черт возьми! О чем ты вообще думаешь? Тебя пригласили телеведущей на главный телеканал страны! Тебя наряжают, причесывают, с тобой вместе классные подруги сидят и разговаривают на интересные темы. Как в голову может прийти мысль: я не хочу?» Как будто нужно идти копать… (смеется)

Но физическая усталость, конечно, накапливалась, затрачивалась колоссальная энергия. Нет энергии, откуда ее взять? Кроме эфиров же нужно еще чем-то заниматься в жизни... Я очень благодарна, что в моей жизни был такой интересный, замечательный опыт, который помог мне понять многое о себе самой и о жизни в целом.

Оценить материал:
5
Средняя: 5 (1 оценка)
распечатать Обсудить в: