ОБ АВТОРЕ

Родился 1 марта 1951 года в г. Бобруйске Могилевской обл., Беларусь.

В 1972 г. окончил Белгосуниверситет по специальности «журналистика». В 1972–1986 гг. – младший редактор, редактор, старший редактор, комментатор, заместитель главного директора программ Белорусского телевидения. В 1986–1991г.г. – доцент кафедры журналистики Института политологии и социального управления.

В 1991–1992гг. - руководитель коммерческих видеопроизводящих организаций. В 1992–1994 гг. - главный редактор общественно-политических программ Белорусского телевидения, заместитель председателя Госкомитета РБ по телевидению и радиовещанию.

В 1994 году был ведущим телевизионных дебатов действующего премьер-министра Кебича и кандидата в президенты Лукашенко.

В 1995–1999 г.г.- руководитель пресс-службы Исполнительного секретариата СНГ.

В 1999–2000гг.- генеральный директор ЗАО «Белорусская деловая газета».

С 2000 – зам. председателя, член правления, член Совета ОО "Белорусская ассоциация журналистов".

Осенью 2004 года был избран действительным членом Евразийской Академии телевидения и радио (Москва).

С 2005 года –  профессор Европейского Гуманитарного университета (специализация - «Массовые коммуникации и журналистика»).

С 2008 года – автор и ведущий еженедельных ток-шоу «Форум» телеканала БЕЛСАТ, продюсер документальных телепрограмм и фильмов.

Вы здесь

Что есть факт? Часть вторая

Шёл себе Сократ узкой афинской улочкой. Хоть было раннее утро, солнце уже палило, и он старался держаться в тени домов. Настроение было паршивое: в доме - ни куска хлеба, одно скисшее козье молоко, и от него бурчало в животе. Шёл он к сапожнику Симону, жившему возле Агоры, в центре Афин. Симон хоть и был сапожник, но любил поразмышлять о вечном. Нужно было обсудить с ним один вопрос, возникший сегодня ночью, в полудрёме. А заодно и починить оторвавшийся ремешок в сандалии.

По пути Сократу встретилась группа молодых людей, и он с ними побеседовал. Может, именно тогда на вопрос: «Какое средство от любви с первого взгляда?» он и ответил: «Посмотри второй раз». Не обратил внимания, что рядом, навострив уши, стояли несколько пожилых афинян, явно непростого звания. Они хмуро глядели и внимательно слушали. А потом, как известно, Сократа вызвали в городской суд, чтобы он объяснил свои воззрения, которые, как многие в Афинах считали, развращают молодежь. Дальнейшее хорошо известно: Сократ повёл себя в суде «неправильно», и его осудили. В тюрьме он выпил сок ядовитого растения - цикуты. Тем и закончилась его земная жизнь.

Маленькие, ничтожные события, постепенно накапливаясь, приводили к катастрофам.

И какая разница, когда это произошло? Важно, что это случается всегда и везде. На линейке времени все едины: нищий Сократ и римский император, косинер-повстанец 1863 года и Борис Ельцин, Эдвард Сноуден и безвестный защитник баррикад на Майдане. Нет близкого и далекого, нет малого и большого. «Были времена — прошли былинные»? Нет, тут Маяковский неправ. Времена всегда одни и те же — ничтожные и мифические в одно и то же время.

Всё дело в том, что вечный драматизм, трагизм человеческого существования очень хорошо маскируется под обыденность. Один мудрый древний римлянин заметил на все времена: «Всё настоящее совершается медленно». Звали его Сенека. Луций Анней. Проблемы его взаимоотношений с императором Нероном, накопившись, привели к тому, что он вскрыл себе вены. Но это было еще и следствием проблем Рима, который тогда никто не называл древним. Рим, как известно, сгорел, а Нерон погиб. Ничто не возникает вдруг и не проходит даром. Все острые социальные проблемы, накапливаясь как болезни, рано или поздно приводят к обострениям-событиям.

Было тихо-спокойно в Украине и вдруг- Майдан!

Нет, не вдруг, не вдруг. Тысячи и тысячи примет было того, что гроза приближается. И еще раньше смотреть нужно — на Оранжевую революцию, Голодомор и всё советское прошлое.

А, думаете, в Беларуси не накапливается горючий материал для собственной Плошчы? Ежедневно и ежеминутно. Правда, наш Майдан не состоится по иной причине, чисто внешней. И этому тоже есть свидетельства, нужно только их увидеть.

Вот в этом и состоит природа возникновения фактов: они есть следствие того, что какое-то событие увидели и интерпретировали. При этом масштаб случившегося не имеет значения. Именно в мелочах чаще всего отражается большое и значительное. Наверно, в этом смысл поговорки: «Чёрт сидит в деталях».

И это вторая сторона такого феноменального явления, как медийный факт. Вспомним, что по самой формуле своего возникновения информация предполагает как противоречие, так и и его отражение (то есть, осмысление) человеческим сознанием. Хочу снова напомнить, что это суждение — не «гуманитарная» выдумка, а составляющая математической формулы информации (см.статьи «Матрица»).

Мой любимый Карел Чапек заметил, как всегда, остроумно, в самую точку: «Мы настолько привыкли к газетам, что перестали воспринимать их как ежедневное чудо. Между тем чудо уже в том, что газеты выходят каждое утро, даже если накануне ничего не случилось; но это чудо – редакционная тайна…».

Ирония Чапека заключается в том, что «пустых» дней не бывает. И если событий нет, значит, их попросту не увидели.

Профессиональная тайна журналистики в том и состоит, чтобы за обыденным течением «ничтожных» событий усматривать основные векторы общественного развития. А это — всегда противоречия, конфликты, это всегда идущий куда-то поезд, не останавливающийся ни на минуту.

Двойственная природа медийного факта (реальность+сознание) никогда не вызывала никакого сомнения в профессиональной журналистской и научной среде.

«Факт, в отличие от события, представляет собой результат вторичной обработки сведений о мире: если событие существует в реальной действительности, то факты существуют в сознании. На основе события можно констатировать несколько фактов» (Мельник Г.С., Тепляшина А.Н. Основы творческой деятельности журналиста. – Питер, 2008, с.39).

То есть, факты, распространяемые СМИ — это всегда «пирожки с начинкой», где оболочка — нечто реальное, а смысл — всегда разный, порой диаметрально противоположный. Весь вопрос в том, кто и как увидел это событие. Один в ничтожном увидит приметы грозного надвигающегося явления, а другой — не заметит даже того, что происходит на его глазах.

Бывают случаи, когда вот эта, вторая, отражательная природа факта становится первой. Что есть аналитика, как не разработка всё новых версий на основе имеющихся сведений? Вследствие этого нового видения возникают возможности получения новых, совершенно эксклюзивных фактов, «прямая» добыча которых обходится чрезвычайно дорого.

В истории журналистики есть такое имя: советский журналист-международник Эрнст Генри. Это псевдоним. Леонид Абрамович Хентов родился в Витебске в 1904 году. Описание его феерической биографии есть в Википедии.

В 1938 году он издал книгу «Гитлер против СССР», где на основе огромного фактологического материала доказывал, что столкновение двух держав неизбежно. Позднее со значительной точностью (вплоть до дней) предсказал дату нападения фашистской Германии на Советский Союз. За что удостоился «звания» «личного врага фюрера». За ту же информацию советские разведчики (тот же Зорге) отдавали жизни. В последние годы своей долгой жизни Эрнст Генри редко выходил из своей квартиры, набитой книгами, подшивками газет, папками с документами и пр. Но видел гораздо дальше многих из тех, кто, обладая широкими контактами и связями, принимал решения.

Еще один пример. В 2004 году Московский городской суд приговорил к 15-ти годам тюрьмы российского исследователя, сотрудника Института США и Канады Игоря Сутягина. Статья «тяжелая»: государственная измена. К тому времени Сутягин уже отсидел под следствием пять лет. «Вина» Сутягина заключалась в том, что он, на основании открытых источников, составил для западной фирмы отчет о вооружении и оборудовании российского военно-морского флота. То есть, взятый из открытых военных обозрений, каждый факт этого отчета не представлял военной тайны. А вот соединенные вместе аналитическим умом, эти факты военную тайну составили. Следователи ФСБ не смогли найти никаких доказательств, что переданные иностранцам сведения, почерпнутые из российских газет, составляли государственную тайну. Перипетии этого дела показывают, что следствие долго мучалось, чтобы найти состав преступления. Дело возвращалось на дорасследование, передавалось из суда в суд и т.д. В конце концов, под давлением международных правозащитных организаций, Сутягин был вызволен из тюрьмы и эмигрировал в Великобританию. Но отсидел одиннадцать лет.

Как видим, ценность умения не только добывать новые факты, но и по-иному истолковывать общеизвестное чрезвычайно велика.

Однако у многих, я думаю, уже возник неизбежный вопрос: а как же с объективностью? Что в таком случае считать достоверной информацией, а что — нет?

Оценить материал:
Голосов еще нет
распечатать Обсудить в: