ОБ АВТОРЕ

Родилась в 1973 г. в Литве, в городе Игналина.

Закончила журфакт БГУ.

После первой неудачной попытки поступить в университет год проработала в районной газете Могилевского района "За камунистычную працу". 

Дальше были "Толока",  "Могилевская правда", "Белорусский университет", "Добрый вечер", "Знамя Юности", "БелГазета", в которой работала специальным корреспондентом, обозревателем, заместителем главного редактора, главным редактором приложения Sexus.    

Вы здесь

Слезы, деньги и настоящая демократия

Интервью

Главный редактор польского таблоида Super Express, второй по популярности ежедневной газеты в Польше, Славомир Ястржембовский объяснил Mediakritika.by, почему наличие в стране таблоида считается обязательным признаком свободного общества и объяснил, за что он не любит польскую элиту.

 

О политических пристрастиях

- Вы согласитесь с мнением, что польские качественные медиа, так называемые еженедельники, формирующие общественное мнение, все больше теряют в своем качестве?

- Я считаю, еженедельники мнений сегодня разделились на тех, кто поливает грязью польские власти, и тех, кто критикует самую крупную оппозиционную партию («Право и Справедливость», М.Г.). Лично мне не хватает таких СМИ, которые бы объективно оценивали то, что делает власть, и одновременно не поливали бы грязью оппозицию. На мой взгляд, журналисты не должны представлять интересы каких-либо политических партий и группировок. Журналистов должно заботить, что эти партии делают для решения тех или иных проблем в обществе.

- Т.е., такого СМИ сегодня на польском рынке нет?

- Да, такого СМИ не хватает, но, в целом, ситуация не так плоха. Потому что все-таки у нас плюрализм мнений, потому что у нас есть СМИ, выступающие за власть, и СМИ – против власти.

- А как вы охарактеризуете политические взгляды Super Express?

- Я всегда против власти, какая бы она не была. Я всегда буду против власти. Но это не значит, что не буду положительно оценивать конкретные действия власти. Скажем, нынешнее правительство, которое у власти уже шесть лет, предлагает разработать для первоклассников единый учебник. И это очень хорошая идея, как считают читатели Super Express. А наш таблоид адресован не элитам, хотя бизнес-элиты и политические элиты нас читают – мы ориентированы на среднего человека, который зарабатывает среднюю зарплату и получает среднюю пенсию. В первую очередь мы представляем интересы именно таких людей, и если правительство делает что-либо хорошее для них, то, конечно, мы поддерживаем правительство. Но именно за это действие, а не вообще. Дело в том, что в Super Express около 70% доходов - от продажи в киосках. Остальное – доходы от рекламы. Мы зависим от нашего читателя: подойдет ли он специально к киоску, чтобы купить Super Express. Если же говорить о т.н. серьезных медиа, то в них очень часто бывает наоборот. Они больше зависят от рекламных поступлений, чем мы. И значит, их точка зрения может быть более зависима и управляема со стороны тех компаний, которые размещают рекламу.

- Правильно ли я понимаю, что объективного СМИ сегодня в Польше нет?

- Есть.

- Кто?

- Я. Т.е., моя газета, Super Express.

- Правда? А говорят, что вы придерживаетесь правых взглядов.

- Я придерживаюсь консервативных взглядов, хотя, знаю, что мои взгляды называют правыми. Сам бы я назвал свои политические взгляды центристскими. А что касается Super Express, в газету пишут представители как левых партий, так и правых. Это дает мне основание говорить, что мы сохраняем равновесие. Потому что я хочу, чтобы газета представляла максимально широкие читательские круги, чтобы в ней были представлены и правые, илевые, и центристские взгляды. Лично у меня такое правило: я хочу понять убеждения человека, с которым я не согласен. А вдруг он меня переубедит?.. Может, и нет. Но я хочу знать. Думаю, поэтому газета хорошо продается, а мы действительно хорошо продаемся.

 

О добром сердце и таблоидах

- Но вы все-таки на втором месте... На первом – Fakt (таблоид немецкого издательского дома Ringier Axel Springer, М.Г.)

- А почему мы на втором месте?.. Сначала поговорим, что нужно делать для того, чтобы газета была успешной. Первое - она должна приносить прибыль, если мы говорим о коммерческой газете, и второе – она должна развиваться. Когда Fakt пришел на польский рынок, в его продвижение были инвестированы огромные средства, огромные. Несколько миллионов злотых и только в рекламу. Тогда газета продавалась по 99 грошей за экземпляр - дешевле, чем составляли расходы на ее производство. Кроме того, были приглашены очень хороише специалисты для обучения журналистов – например, из таблоида Bild. И, конечно, Fakt завоевал рынок. Чтобы победить его, необходимы колоссальные ресурсы, которых нет. Но мы постоянно развиваемся, хотя сегодня это большой вопрос – будущее печатных СМИ. Во что инвестировать – в бумагу? В интернет? Мы решили сохранить бумажную версию и постепенно выстраивать интернет-версию.

- Но если говорить о таблоидах в интернете, с т.з. посещаемости, вам не сравниться с pudelek.pl (популярнейший польский интернет-таблоид, М.Г. ). Вас вообще не задело, что в рейтинге еженедельника Wprost самых влиятельных поляков, cоздатель pudelek.pl Михал Брански на пятом месте? Ни вас, ни Super Express в этом рейтинге нет.

- Но я действительно считаю, что pudelek.pl является тем СМИ, которое действительно формирует общественное мнение.

- Таблоид?!

- Именно так. Вообще я имею свое мнение в отношении формирования общественного мнения. Мое определение является демократичным. Оно не имеет ничего общего с мением элит, которые производят некие мнения, а потом между собой ими обмениваются. Между собой! Формирование общественного мнения происходит в том случае, когда оценка в отношении чего-либо достигает максимально широкого круга людей. Поэтому я считаю, что общественное мнение формируют не так называемые еженедельники мнений, а таблоиды, которые пишут для широкого круга читателей. Такие, как pudelek, Super Express.

- Как-то грустно.

- Нет, весело! И очень хорошо. Это и называется настоящей демократией. Не общение между собой элит, а представление интересов обычных людей. Я, кстати, сам из обычной рабочей семьи. И я хочу служить обычным людям, трудягам! И я не хочу  быть частью элиты. Я хочу работать для обычных людей, потому что мне это нравится. Мой папа говорит мне: «Славек! Продолжай делать то, что делаешь! Будь представителем бедных людей, потому что богатые себе как-нибудь сами помогут! Надо помогать тем, кому действительно сложно жить».

Сегодня объективность такова, что я – вторая газета по  количеству продаваемых экземпляров в киосках Польши. Примерно 154 тыс. человек ежедневно покупают Super Express – это огромные цифры.

- Значит, вы называете Super Express газетой, которая формирует общественное мнение. Но на чем базируется это формирование? Вот, ваш свежий выпуск. На первой полосе скандал с поп-исполнительницей. На второй – скандал с супругой Ярузельского. И это вы называете формированием общественного мнения?..

- Давайте досмотрим газету до конца.

- Хорошо. Скандал с известным шоуменом, вот статья о ком-то, кто «не считает себя сумасшедшей»...

- А на этой полосе мое интервью с бывшим министром справедливости. Вы знаете, что первое свое интервью  президент Польши Бронислав Комаровский дал Super Express? У нас было интервью с премьер-министром Дональдом Туском, с лидером  главной оппозиционной партии Польши «Право и Справедливость» Ярославом Качиньским – наша газета делала интервью со всеми крупными политиками Польши. И если я кому-то звоню с просьбой об интервью, то, как правило, мне не отказывают. А знаете, почему? Потому что они знают, что если  дадут мне интервью, то его прочитает несколько миллионов человек в интернете и несколько сотен тысяч в газете.

Искусство создания таблоида заключается в том, чтобы каждый – каждый! – смог найти для себя что-то интересное. И мы говорим в первую очередь об эмоциях, которые читатель должен найти в настоящем таблоиде: эмоции связанные с радостью, криминалом – а почему нет, если криминал присутствует в жизни?.. – с милосердием. Наши читатели обожают помогать другим людям! Мы собираем деньги на операции, на покупку протезов и т.д. У наших читателей очень доброе сердце.

- А у вас – доброе сердце?

- Конечно!

- А как ваше доброе сердце согласилось на публикацию фотографий человека в луже крови, который совершил самоубийство?

- Я объяснял, что это было вовсе не самоубийство. Этот полковник совершил что-то вроде хэппенинга, ему нужно было привлечь к себе внимание А иначе зачем созывать пресс-конференцию и совершать самоубийство?.. При этом он выстрелом всего лишь задел себе щеку – при включенных камерах. То есть человек хотел, чтобы все это видели. А раз он так хотел, то мы всего лишь выполнили его пожелание. А что касается его попытки самоубийства, то, как военный, если бы он, конечно, хотел застрелиться, то не стрелял бы себе в щеку.

И я всегда привожу своим критикам пример фотографий World Press Foto – как насчет шокирующих фотографий, которые очень часто там появляются?..

Таблоиды не любят в первую очередь элиты. Меня элиты не терпят, потому что я лично с ними никак не связан. Никак. Они никак не могут на меня повлиять. Единственное, что они могут сделать, так это попытаться меня дискредитировать. И средства используются разнообразные – например, приписываются  мне плохие намерения. Если я опубликую фотографию окровавленного ребенка, то меня нужно предать огню, если это сделает Gazeta Wyborcza, то им можно. Вообще, очень многие сегодня пытаются выжить, подсматривая и используя то, что делает Super Express, пытаясь играть на высоких и низких эмоциях. И нас же за это критикуя! Не иначе, как лицемерием такое поведение назвать нельзя, а их – лицемерами.

 

О слезах, цинизме и свободе

- Вы сказали: «Играть на человеческих эмоциях». Значит, вы признаете, что и вы, и ваша газета делаете это?

- Я?! Я ничего не признаю. Я заявляю об этом официально. Я всегда играл на человеческих эмоциях! Я хочу написать эту статью так, чтобы после ее прочтения кто-нибудь заплакал! Чтобы этот человек дал деньги на операцию ребенку!

- А вы на этом заработаете...

- Каждое коммерческое СМИ должно зарабатывать деньги. Каждое! Медиа – это тоже бизнес! Это очевидные вещи, и никто этого не скрывает. Все СМИ развиваются, становятся лучше, чем они есть, когда зарабатывают деньги. Когда перестают зарабатывать, то умирают. И когда мне говорят, что, мол, я делаю это для денег, мне это кажется странным – все зарабатывают!

- Есть какие-то особенности, отличающие работу польских таблоидов?

- Я ежедневно читаю Sun и Bild. Думаю, что журналистам этих таблоидов проще выполнять свою работу, чем нам, потому что у них более свободные законы для журналистов. Я не могу опубликовать фотографий знаменитости, где, например, знаменитость пьет водку на улице. Судья может оценить фото, как оскорбление чести и достоинства. Есть такая статья в польском уголовном кодексе N 212, по которой за публикацию чего-то нехорошего о другом человеке можно угодить за решетку на два года. А главное, судьи считают, что в этом нет никакой общественной необходимости. По моему мнению, это необходимость очевидна – хотя бы потому что все это происходит в публичном месте. Но польское право очень своеобразно трактует, что является общественным интересом, а что нет. Поэтому я довольно часто проигрываю судебные процессы, хот уверен, что служу интересам общества.

Несколько политиков обещали не только нам, но и другим журналистам отменить эту статью, но я думаю, что пока просто нет достаточной политической воли. А почему ее нет, потому что очень удобно иметь в руках такой бич ввиде статьи уголовного кодекса, чтобы  в необходимой ситуации можно было использовать ее против журналистов .

- Вас называют циником, человеком без каких-либо этических правил...

- Это неправда. Я не циник. Я готов объяснить каждую, подчеркиваю, каждую ситуацию. Потому что за публикацией той или иной фотографии, той или иной статьи стоит обдуманное решение.

- Чего нельзя делать в журналистике?

- Нельзя публиковать проплаченные статьи. Нельзя журналисту представлять чьи-то интересы, кроме интересов читателя.

- Кто-нибудь пытался вас лично купить?

- Нет, такого  не было. Если вы заметили, я довольно категоричный в своих взглядах человек. Думаю, что многие это знают. Знают, что если с чем-нибудь подобным ко мне обратятся, то их выбросят за дверь вместе с дверью.

- Как вы считаете, почему в Беларуси нет таблоидов?

- Потому что, когда появялется таблоид, настоящий таблоид, который представляет интересы простого человека, он, конечно, будет жестко критиковать власть. А значит, если газета может это делать, общество свободно. Я могу написать максимально острую статью о Туске, или о состоятельном челвоеке Польше, и со мной ничего не случится. Значит, мы живем в свободной  стране. В Беларуси нет таблоидов, потому что нет свободы.

Фото Radek PasterskiFotorzepa

Оценить материал:
Голосов еще нет
распечатать Обсудить в: