ОБ АВТОРЕ

Окончила факультет журналистики БГУ, Высшую школу журналистики им. М. Ваньковича в Варшаве.

Работала корреспондентом в "Газете Слонімскай", журналистом в онлайн-проекте Ximik.info, была автором и ведущим программы "Асабісты капітал" на телеканале "Белсат".

С 2010 года  координатор кампании ОО "Белорусская ассоциация журналистов" - "За якасную журналістыку".

Член Правления БАЖ.

Руководитель проекта Mediakritika.by

Вы здесь

Майдан вам в хату!

Беларусы имеют весьма странное представление о том, за что же все-таки стоял Майдан, куда собирается двигаться Украина без Януковича у руля и что происходит в эти дни в Крыму. Причина этому – настоящая информационная война, которую вольно или невольно поддерживают СМИ и пользователи социальных сетей.

Понять, что речь идет именно об информационном противостоянии, несложно. Ведь отличительными чертами такой бескровной войны, воздействующей, в первую очередь, на психику аудитории, являются искажение фактов и навязывание определенного эмоционального восприятия происходящего.

И того, и другого в освещении событий в Украине предостаточно. Особенно «стараются» в этом отношении российские телеканалы.

Экстремист на националисте сидит и террористом погоняет

Картинка происходящего в Украине глазами российских журналистов, прямо сказать, вызывает ужас и трепет. Альтернативой «твердому кулаку» власти, который должен навести в стране порядок и привести ее в теплые объятия Старшего Брата, российские телеканалы рисуют «бесчинствующих экстремистов», готовых идти на крайние меры в отношении тех, кто говорит не на украинском языке и не разделяет их стремления к евроинтеграции.

«Первый канал» российского телевидения практически на всем протяжении конфликта жонглирует такими определениями в адрес протестующих как «радикалы», «так называемые мирные протестующие», «боевики», «экстремисты». И это только в одном сюжете!

Не отставал и телеканал «Россия»: митингующие на Майдане предстают в их сюжетах исключительно как «непримиримые националисты» и «представители радикальных группировок».

НТВ также не отличается фантазией, становясь на сторону официальной власти в Украине и доказывая, что правоохранительные органы и бойцы «Беркута» стали невинными агнцами, имеющими в своем арсенале лишь резиновые пули, в то время как «переодетые боевики» с автоматами Калашникова в руках – это «мятежники», использующие экипировку  заложников-«беркутовцев». Разумеется, подтверждения своих оценок журналисты не представляют.

В особо жаркие протестные дни на Майдане, политический словарь российских журналистов расширялся, не признавая никаких разумных границ. В ход шли такие понятия как «террористы» и «радикальные экстремисты». И это несмотря на то, что в их эфирах нет-нет да и появлялись эксперты, признающие наличие на киевских улицах мирных протестующих, заявляющие о необходимости вести политические переговоры со всеми участниками противостояния.

Что касается экспертов по «украинскому вопросу», то в течение всего конфликта их на российском телевидении побывало столько, что впору кусать локти, завидуя коллегам. Впрочем, их оценки, в большинстве своем, не отличались разнообразием. Разве что на общем фоне «порадовал» зрителя член общественной палаты РФ Сергей Марков, тонко намекнувший на «мировую закулису», которая, организовав столкновения на Майдане, якобы пыталась сорвать Олимпиаду в Сочи…

Украинские журналисты даже создали в Интернете специальный ресурс StopFake, который призван опровергать и разоблачать лживые новости, выходящие в эфир российского телевидения.

Так, например, с помощью небезразличных пользователей социальных сетей, ресурс выяснил, что в пророссийских митингах в разных городах восточной и южной Украины участвуют одни и те же люди. А также обратил внимание на то, что люди без опознавательных знаков, которые блокировали крымские аэропорты и военные части, - вовсе не представители «самообороны», а российские спецназовцы.

Еще одним важным зеркалом Майдана для беларусского зрителя стал телеканал Euronews – в первую очередь, его русская редакция. В дни наивысшего напряжения события в Киеве этот канал освещал в прямом эфире, сознательно уходя от оценочных суждений и комментариев. И лишь иногда в сюжетах в адрес протестующих проскальзывали формулировки вроде «радикальные группировки».

На фоне своих телевизионных собратьев журналисты ведущих российских онлайн-ресурсов (пользующихся большой популярностью в Беларуси) выглядели более сбалансированными в подаче информации.

Так, в ленте новостей из Украины на портале mail.ru наряду с российскими источниками было немало украинских, что позволяло читателю увидеть более широкую политическую карту Майдана. То же можно сказать и про ресурс Lenta.ru, который взял на себя смелость проанализировать освещение темы Майдана в российских и зарубежных медиа и пришел к неутешительным выводам – объективного освещения событий в Украине аудитория многих СМИ так и не дождалась.

Романтика и примитивизм украинской Плошчы

Что же в этой ситуации делали беларусские медиа?

Для беларусов украинский Майдан за эти месяцы стал практически сакральным местом. Причем как для тех, кто разделяет государственную идеологию, так и для противников нынешней власти.

«Не дай бог нам такое!» — с ужасом вглядывались в картинку происходящего одни, называя протестующих «майданутыми». «Когда же и мы так сможем?» — восторгались другие, реагируя на все события в Киеве возгласами «Героям слава!»

При этом первые, в большинстве своем, в восприятии Майдана и происходящего на нем, ориентировались на картинку официальных беларусских медиа и российских телеканалов, вторые же предпочитали черпать информацию в социальных сетях и прямых онлайн-трансляциях «Громадське ТВ».

Означает ли это, что одни потребляли пропагандистский суррогат, а другие — натуральный безвредный информационный продукт? И да, и нет.

Как ни удивительно, но белорусские телеканалы  в подавляющем большинстве своем выдавали в эфир на редкость сбалансированные и нейтральные сюжеты из Украины.

Причина этому — отсутствие четкой оценки и реакции «верхов» на происходящее в соседней стране и, как следствие, отсутствие команды на то, как это освещать.

По-хорошему удивил эфир ток-шоу «Позиция», в котором показали большой репортаж Тенгиза Думбадзе о настроениях жителей различных областей Украины, их надеждах, чаяниях и страхах. При этом и оценки из студии не были такими однозначными, как можно было бы предположить. Ведущий ток-шоу Вадим Гигин неоднократно возвращался к вопросу о правомочности вторжения российских войск на территорию соседнего государства — раньше такие вопросы на госканале иначе, как профессиональным самоубийством журналиста и назвать нельзя было.

В то же время примитивизация Майдана, сведение событий на нем и вокруг него к банальному «воровскому переделу» стало чертой других авторских сюжетов и передач. Небезызвестный Алексей Михальченко в своей передаче «Как есть. Итоги» «порадовал» поклонников сюжетом про одиозного Сашу Белого, раздающего подзатыльники прокурорам и хватающего за галстуки представителей городской администрации Ровно. Кадры, надо сказать, весьма говорящие, хоть и традиционно вырванные из контекста.

В свою очередь, подавляющее большинство негосударственных СМИ в Беларуси выбрали героическую тональность в освещении событий в Украине, показывая романтических героев Майдана, чистые и светлые лица тех, кто вышел на украинскую Площадь «за нашу и вашу свободу».

«Наша Ніва» добавляет в логотип на сайте желто-голубую ленту. Пользователи соцсетей один за одним меняют аватары на украинские флаги, пишут статусы в стиле «вы должны победить, потому что это будет и наша победа». Блогеры и журналисты в спешном порядке закупаются билетами фирменного поезда «Белый аист», чтобы стать частью истории.

При этом в большинстве своем редко кто, оказавшись в Киеве, выходит за периметр Майдана, смотрит на события с другой, прямо противоположной стороны, дает комментарии тех, кто представляет собой (на тот момент) власть и правоохранительные органы, ограничиваясь официальными сообщениями их пресс-служб.

Аудитория этих медиа не слышит и голосов тех людей, кто вынужденно живет по соседству с историческими событиями, в них непосредственно не участвуя; кто дышит запахом гари, каждый день добирается через баррикады на работу-учебу. Словно их нет и никогда не было.

А что же беларусские эксперты?

Их голоса откровенно «не радуют» ни государственные, ни независимые медиа. Радикальных оценок с обеих сторон практически не слышно, лишь осторожные прогнозы, изредка срывающиеся на «это невероятно!»

Многие из них, хоть и не призывают белорусов занять излюбленную позицию «моя хата с краю», все же напоминают, что СМИ стоит избегать революционной эйфории и сфокусироваться на вопросах влияния событий в Украине на внутри- и внешнеполитические процессы в самой Беларуси, равно как и на ситуации в Европе и мире в целом.

Белорусская журналистка Ольга Черных, в свое время лично побывавшая как на египетском Тахрире, так и на украинском Майдане, отмечает, что, несмотря на близость к Беларуси Майдана, информационные дыры случались в освещении обеих историй. «И в случае с Египтом, и в случае с Украиной была и есть серьезная проблема в экспертах. В Польше, например, мне достаточно было позвонить в любой университет, чтобы услышать развернутое мнение профессора, занимающегося темой Ближнего Востока либо Восточной Европы. У нас же таковых практически нет», – сетует Ольга.

В таких условиях «экспертами по Майдану» становились, как ни удивительно, не ученые, политологи и социологи, и даже не политики, а все те же журналисты и блогеры, которые проводили в украинской столице несколько дней, максимум — несколько недель. И нередко были вовлечены в активную деятельность одной из сторон противостояния.

Что было, что будет, чем сердце успокоится?

На особенности терминологии в сюжетах различных телеканалов и онлайн-ресурсов, создающих определенный угол зрения на происходящие в Украине события, обращает внимание блогер и «антижурналист» Виктор Малишевский. Большинство из используемых терминов имеют яркую эмоциональную окраску, противостоять которой неподготовленному зрителю просто невозможно.

Беларусы оказались в ситуации информационного раздрая. Медийная аудитория в Беларуси практически не обладает навыками самостоятельного поиска и проверки информации (проще говоря, является информационно безграмотной), а информационная война перешла в самую что ни на есть острую стадию с фейковыми картинками и рассказами в стиле «зверски убили за то, что не знала слов национального гимна».

При этом все чаще слышны отчаянные голоса тех, кто не желает занимать чью-то сторону в конфликте, не понимает, что реально происходит, устал от споров до хрипоты о том, кто прав и виноват в украинском конфликте.

Эти люди зачастую понимают, что даже если очередное сообщение созвучно их картине мира, оно совершенно не обязательно на поверку оказывается правдивым. Но, поскольку ни сил, ни времени на проверку фактов у них нет, остается только сознательно ограничить тот информационный поток, который хлынул с экранов телевизоров, через странички в социальных сетях, разговоры в «курилках».

В сложившейся ситуации все чаще ответственность за потребление информационного продукта ложится на самих потребителей, которым приходится самостоятельно искать, сравнивать, подтверждать либо опровергать полученную информацию. Правда, лишь в том случае, если потребление чистого и безопасного информационного продукта — их внутренняя потребность и жизненная ценность.

Специально для «Белорусский журнал»

Оценить материал:
Голосов еще нет
распечатать Обсудить в: