ОБ АВТОРЕ

Родился 1 марта 1951 года в г. Бобруйске Могилевской обл., Беларусь.

В 1972 г. окончил Белгосуниверситет по специальности «журналистика». В 1972–1986 гг. – младший редактор, редактор, старший редактор, комментатор, заместитель главного директора программ Белорусского телевидения. В 1986–1991г.г. – доцент кафедры журналистики Института политологии и социального управления.

В 1991–1992гг. - руководитель коммерческих видеопроизводящих организаций. В 1992–1994 гг. - главный редактор общественно-политических программ Белорусского телевидения, заместитель председателя Госкомитета РБ по телевидению и радиовещанию.

В 1994 году был ведущим телевизионных дебатов действующего премьер-министра Кебича и кандидата в президенты Лукашенко.

В 1995–1999 г.г.- руководитель пресс-службы Исполнительного секретариата СНГ.

В 1999–2000гг.- генеральный директор ЗАО «Белорусская деловая газета».

С 2000 – зам. председателя, член правления, член Совета ОО "Белорусская ассоциация журналистов".

Осенью 2004 года был избран действительным членом Евразийской Академии телевидения и радио (Москва).

С 2005 года –  профессор Европейского Гуманитарного университета (специализация - «Массовые коммуникации и журналистика»).

С 2008 года – автор и ведущий еженедельных ток-шоу «Форум» телеканала БЕЛСАТ, продюсер документальных телепрограмм и фильмов.

Вы здесь

Плата за информацию

Те, кто знает доктора Фауста не по телевизионному сериалу, а по всемирно известной трагедии Иоганна Вольфганга Гёте, конечно же, помнят эту знаменитую максиму: «Суха теория, мой друг, но вечно зеленеет древо жизни». Фразу эту произносит Мефистофель. То есть, Сатана. Что далеко не случайно.

«Чертовщина», сопровождающая деятельность медиа, заключается вот в чём. То, что в теориях информации и коммуникации выражено чеканными математическими формулами, в социальной информации искажается до неузнаваемости. Потому, что примешивается знаменитый «человеческий фактор».

Помните, вслед за Клодом Шенноном, мы измеряли количество поступающей информации по объему той энтропии, которую она снимает (уничтожает)? Другими словами, снижает степень неразберихи в приемных системах (в том числе и мозгах).

Но всё дело в том, оказывается, что очень часто уменьшение хаоса и неразберихи не отвечает намерениям коммуникатора и ожиданиям реципиента (получателя). Более того, многим на руку, когда этот хаос, эта самая треклятая энтропия не уменьшается, а возрастает. В этой мутной воде очень многие ловят свою рыбку. Те, кто внимательно следит сейчас за событиями вокруг Крыма и Украины в целом (особенно по российским каналам и информационным ресурсам), может в этом убедиться воочию. Кому война (информационная), а кому — мать родная.

Но это не пошатнет нашей уверенности в незыблемости основ информационной деятельности. Если мы опираемся на них, нас труднее сбить с толку. Мы легче и точнее сможем диагностировать те многочисленные отклонения, которые вменяют средствам массовой информации в вину. Часто — заслуженно, но еще чаще — совсем нет. Девиации (отклонения) потому так и называются, что есть верная линия, становая жила, и она известна.

Начнём опять «ab ovo» - «от яйца».

Существующие и непрерывно возникающие противоречия, как мы знаем, — постоянный источник новой информации. В теореме Пифагора нет новой информации, потому что в ней уже нет противоречий (впрочем, математики могут меня и поправить). Во всех остальных случаях противоречия существуют и, как правило, развиваются.

Социальные различия и противоречия всегда имеют своих носителей: власть и «электорат», партии и правительство, конкурентов в бизнесе, молодежь и стариков, бедных и богатых, больных и здоровых. Поэтому любая, даже невинная информация, почти всегда вызовет или одобрение, или неприятие (смотря с какой стороны смотрят).

Вспомним наш пример. Думаете, строителям-отделочникам или их прорабу понравится то, что обнаружено хищение дорогих отделочных материалов? А жильцы дома — разве не обрадуются, что хищение обнаружено и надо наводить порядок — подавать заявление в ОБЭП, например? Таким образом, всякая интересная информация потому такой и является, что всегда задевает чьи-то интересы. В русском языке взаимосвязь этих явлений подчеркивается со всей очевидностью.

Что же из этого следует? Выводы — важнейшие.

Во-первых, всякую новую информацию приходится «выкапывать». То есть, специальными методами, о которых мы уже говорили, делать невидимое очевидным для всех.

Во-вторых, всякая информация отражает противоречие, а потому содержит критический заряд. Именно поэтому призывы к журналистам давать больше «позитивных» фактов почти бессмысленны. Даже если вы хотите сказать, как сейчас стало хорошо, то обязательно нужно добавить, по сравнению с чем — хорошо? С тем, как раньше было плохо!

В-третьих, всегда найдется тот, кто не хочет, чтобы какая-то новая информация стала известной, «всплыла». И постарается сделать всё, чтобы она никогда не стала известной. Или, наоборот, поспешить представить дело в самом выигрышном для себя свете. То есть, распространить половину достоверных сведений, которая выгодна ему. Чаще всего происходит и то, и другое.

Если новая, интересная, эксклюзивная информация «сама идет в руки», всегда нелишне задать вопрос: «Чем же это вызвано?». Как и в римском праве, уместно спросить: «Кому выгодно?», «Cui prodest?»

Следовательно, всякую информацию приходится извлекать из-под покровов тайны — естественной или искусственной. Любой материал СМИ является итогом журналистского расследования — в той или иной мере. Опытный репортер или аналитик будет искать альтернативные источники, чтобы проверить первичные сведения, подвергнуть их экспертизе. В западной журналистике бытует расхожее и очень верное выражение: «Информация – это то, что от вас скрывают. Все остальное – реклама». В записных книжках Иосифа Бродского находим интересное замечание, буквально означающее то же самое: «Если не секретно, значит не действительно».

В-четвёртых, если информация всё же может «всплыть», то заинтересованные субъекты сделают всё, чтобы этого не случилось. В сущности, всякая информация нарушает чье-либо спокойствие, является подрывной (любимое слово всяческих цензоров). Именно поэтому всегда найдутся влиятельные лица и организации, которые будут препятствовать распространению информации интересной (то есть, задевающей их интересы). А поскольку правительства, как правило, присваивают себе право говорить от имени всего общества, то именно они являются самыми последовательными и всеобщими противниками получения и распространения информации. То есть, средства массовой информации по определению являются антагонистами любых структур (правительственных, корпоративных, клановых), стремящихся достигать своих целей вдали от общественного мнения и всеобщей гласности. Отсюда призвание медиа — контролировать власть имущих всегда и везде. Не зря ее называют «цепным псом демократии». В тех государствах и странах, где медиа наиболее свободны, как правило, наблюдается самый заметный социальный и технический прогресс. И наоборот, конечно.

Нелишне будет вспомнить, что предтечей новой американской цивилизации и отцом американского практицизма был Томас Пейн, в знаменитом эссе которого «Здравый смысл» отцы-основатели США черпали идеи американской конституции. Вот несколько строк из этого эссе:

«Общество создается нашими потребностями, а правительство — нашими пороками... Общество в любом своем состоянии есть благо, правительство же и самое лучшее есть лишь необходимое зло, а в худшем случае — зло нестерпимое...».

Сказано на все времена.

Отцы-основатели исходили из презумпции виновности любого правительства, стремящегося «управлять» народом. Соответственно, стремились обеспечить защиту посредством предоставления ему права на свободное получение и распространение информации. Эти идеи нашли своё наиболее полное воплощение после Второй Мировой войны, в таких документах, как Всеобщая Декларация прав человека, Международный Пакт о гражданских и политических правах и др.

Не подлежит сомнению, что именно медиа делают реальностью свободу получения и распространения информации. Но в этой реальности по-прежнему идет бескомпромиссная борьба между теми, кто хотел бы раз и навсегда лишить информацию ее природных свойств, и теми, кто отдает свои жизни для того, чтобы всё тайное становилось явным.

В наши дни наиболее острым конфликтом такого рода является «Дело Сноудена», бывшего сотрудника ЦРУ, раскрывшего сверхсекретные данные о том, как спецслужбы США следили за своими гражданами. В поддержку Сноудена выступила еще одна легендарная личность - Даниэль Эллсберг, бывший аналитик Госдепартамента США. В 1971-м году именно он передал прессе секретные «Документы Пентагона», что привело к возникновению в США мощного антивоенного движения и прекращению войны во Вьетнаме. Эллсберг заявил, что акции, подобные «делу Сноудена», остаются «источником жизненной энергии» для свободной прессы и американской республики. Он сделал весьма важный вывод: секретность коррумпирует так же, как власть.

Тысячи журналистов обеспечивают право своих народов на получение достоверной, объективной и оперативной информации обо всём, что происходит в мире. Но за это приходится платить свою цену.

Если вы посмотрите многолетние мониторинги  Белорусской ассоциации журналистов, то увидите, насколько многообразен «арсенал» методов силового неправомерного воздействия властей на независимые СМИ нашей страны. Аресты, обыски, допросы, избиения, незаконные прокурорские предупреждения, запугивания используются «индивидуально». Неравные условия хозяйствования, финансовые проверки и удушающие штрафы, изъятия техники, внесудебные закрытия неугодных изданий применяются к редакциям. В периоды политических обострений не бывает такого дня, чтобы ежедневно не случалось несколько грубых инцидентов. Всё это — прямые нарушения Конституции Беларуси.

Есть в белорусском журналистском сообществе и свой мартиролог. Дмитрий Завадский, Вероника Черкасова, Олег Бебенин... Этих наших коллег мы будем помнить всегда.

По данным международной неправительственной организации «Комитет защиты журналистов», в 2013 году, в разных точках мира погибли не менее 70-ти репортеров. Войны, гражданские конфликты, коррупционные скандалы, наркоторговля — все эти явления наиболее опасны для тех, кто их освещает. Международная правозащитная организация «Репортеры без границ» сообщила, что в 2013 году число похищенных по всему миру журналистов увеличилось вдвое по сравнению с годом предшествующим.

Но, несмотря ни на что, медиа выполняют свою социальную функцию.

Как тот конь Фаллада из сказки братьев Гримм: говорил правду, даже своей отрубленной головой.

Оценить материал:
Голосов еще нет
распечатать Обсудить в: