ОБ АВТОРЕ

Постоянный корреспондент Mediakritika.by.

Журналист-фрилансер. SMM'щик.

Экс-редактор ныне замороженного проекта 'Belarusian News Photos'.

В 2014 году окончил Институт журналистики БГУ.

Член БАЖ

Вы здесь

Как снимать траурные церемонии и похороны?

Ремесло

Как снимать траурные прощания и похороны? Можно ли снимать покойного крупным планом? Можно ли ставить в публикацию это фото? Ответы на эти не самые простые с этической точки зрения вопросы попыталась найти Mediakritika.by.

На затронутую выше тему мы поговорили с председателем Комиссии по этике Белорусской ассоциации журналистов, директором фотослужбы журнала «Русский репортер», редактором TUT.BY-ТВ и фотографами, которые работали на церемонии прощания с Рыгором Бородулиным.

Фотограф Сергей Балай снимал прощание с Рыгором Бородулиным для «Салідарнасці» и говорит, что снимать траур всегда тяжело и морально, и физически:

«Попрощаться с покойным приходит много людей, нельзя никому мешать, нужно стараться не поворачиваться спиной, не проявить каким-то образом неуважения к горю, которое настигло близких и тех, кто пришел попрощаться с человеком.

Что и как снимать — зависит от конкретного случая. Когда прощались с Рыгорам Бородулиным, я сделал несколько фотоснимков покойного крупным планом. Старался найти такой ракурс, который подчеркнул бы трагичность потери. Также сделал несколько портретов близких и друзей поэта, которые пришли на прощание и поехали на похороны на родину Бородулина в Ушачы.

Содержание фотоснимков в репортаже с прощания и похорон я не обсуждал с редактором, потому что строю фоторепортаж сам и обычно дежурный редактор не вносит изменения в фоторяд.

Во время фотосъемок похорон для меня всегда важно подчеркнуть не только потерю и горе, но и то, что человек закончил земной путь и продолжил свой путь в ином мире, где ему, как мне всегда хочется надеяться, лучше и легче».

TUT.BY-ТВ вел прямую трансляцию церемонии прощания с Рыгором Бородулиным. Алена Шеремет (Андреева), редактор TUT.BY-ТВ, говорит, что портал TUT.by всегда против подробностей вроде крупных планов покойников, неважно, кто они - Бородулин или жертва ДТП:

«Не показать прощание с Бородулиным мы не могли. Было четкое понимание, что госканалы не покажут это, а он - последний из могикан. Многие беларусы не из столицы, многие беларусы из-за границы не смогли бы приехать, но хотели бы соприкоснуться и к церемонии прощания, и к поминальной имше. Мы предоставили людям такую возможность, организовав прямую видеотрансляцию.

Но мы всегда против подробностей вроде крупных планов покойников. Это подробности из разряда очень личных – для членов семьи или близких друзей. Или на крайний случай для присутствующих, каждый из которых сам решал для себя, подходить близко или сохранять дистанцию.

Мы транслировали на две камеры. Одна из них стояла в верхней точке над алтарем и постоянно показывала общий план. Вторая стояла с краю у алтаря, за ней работал оператор, он показывал крупным планом лица живых присутствующих, какие-то соответствующие обстановке детали», – делится Алена Шеремет (Андреева).

У фотографа Александра Tarantino Ждановича во время съемки прощания с Рыгором Бородулиным возник внутренний вопрос, когда появилась возможность в репортаже крупно снять лицо покойника: «Сначала было решил не отдавать эти крупные фотографии для публикации, но потом возникло сомнение, «а может это не только мое право решать» и позвонил редактору. Ну и коллективно мы приняли решение, что поставим, и это нам показалось в рамках приличия.

Мастерство фотокорреспондента – так рассказать о трагедии, чтобы не нужно было снимать в лоб, но в данном случае Бородулин выглядел настолько умиротворенно и одухотворенно, что в итоге не осталось сомнений  в правильности принятого решения.

В нашем обществе о смерти не принято говорить в принципе, но мне кажется что  это очень достойный пример того как нужно жить в этом мире - до самого конца выполняя свое предназначение!  Но для этого нужно его найти, а силы на это тратят не многие, к сожалению...», – резюмирует Александр Жданович.

Андрей Поликанов, директор фотослужбы журнала «Русский репортер», говорит, что каждый фотограф для себя, в зависимости от своего этического, воспитания, решает, может он это делать или нет.

«Но кроме фотографа существуют другие люди, которые решают, можно это публиковать или нельзя. Раньше в журнале TIME был закон: мертвых и кровь ни в коем случае нельзя публиковать [Андрей Поликанов работал фоторедактором американского журнала TIME - авт]. Потому что журнал TIME — это домашний журнал, он лежит на столике, ребенок может прийти, открыть и увидеть это.

Сейчас границы несколько сдвинулись. Видел одну из обложек из Сирии — лицо в гробу. Это было не где-то там, а обложка! Для меня это до сих пор ужас, я против этого. Каждый, наверное, выбирает сам, публиковать покойника или нет — и фотограф, и редактор, и общество, в котором выпускается этот журнал. А вообще, фотограф сам для себя решает, какую карточку ему делать, какую он покажет, а на какую скажет «Я это снял, но никому никогда не покажу», - делится Андрей Поликанов.

Анатолий Гуляев, председатель Комиссии по этике Белорусской ассоциации журналистов, отмечает, что в кодексах журналистской этики БАЖ и БСЖ напрямую не говорится о съемках умерших. Есть два пункта, которые в том или ином варианте говорят о том, что непозволительно оскорбление чувств родственников, близких и, вообще, общества:

«Снимки многих известных людей в печати были, они прозвучали. Но они были неоскорбительными, корректными.  Моя рекомендация такая: «Важно не что снимают, а как». В принципе, журналисту можно все, вопрос в том, как это делается. Можно выделить два момента.

Первый. Если речь идет и об известных людях, все равно желательно получить согласие родственников. Никто не сможет вас упрекнуть по суду, если согласия родственников на съемку умершего не будет. Но если вы человек, который пытается исполнять правила профессиональной этики, то для вас было бы желательно получить согласие. Если родственники не хотят этого, то пробуйте иначе — обходитесь прижизненными портретами или репортажными снимками этого человека. Но не нужно обижать родственников.

Второй момент. Вы должны позаботиться о том, чтобы этот человек (каким бы он ни был – известный или нет) не выглядел на вашем снимке уродливо, а чтобы выглядел достойно. Чтобы любой член общества мог посмотреть на фотографию умершего и сопоставить увиденные снимки с тем, что они знали о человеке.

Если вдруг мы видим на снимке умершего человека с уродливыми пятнами на лице, которые появились, допустим, в процессе болезни или еще с чем-то... Оно реально, но в контексте профессиональной этики не нужно это показывать. Не нужно показывать человека в последнем пути так, чтобы о нем остались негативные воспоминания», - говорит Анатолий Гуляев.

Фото: Belarusian News Photos www.bnp.by

Оценить материал:
5
Средняя: 5 (1 оценка)
распечатать Обсудить в: