Вы здесь

О, дивный новый старый мир

Никакая пропаганда не может быть успешной, если она не ложится на уже подготовленную почву.

За несколько дней до выборов депутатов в Верховный Совет XIII созыва в мае 1995 года белорусское телевидение показало фильм Юрия Азаренка «Ненависть: Дети лжи». На следующий день по просьбе трудящихся в прайм-тайм фильм был показан повторно.

Кого следует считать биологическим отцом «детей лжи», персонажей фильма или его режиссера – вопрос отдельный. Но в качестве информации к размышлению напомню молодым читателям, что для доказательства своей правоты Азаренок наложил голос тогдашнего лидера Белорусского народного фронта Зенона Позняка на кадры нацистского факельного шествия.

Эффективность телевизионной пропаганды я получил возможность испытать на себе уже на следующий день после первого показа фильма, так как входил в команду кандидата в депутаты от БНФ. Стоило мне только сообщить, что я являюсь доверенным лицом бенеэфовца, как толерантные белорусские избиратели с криком «Иди отсюда, фашист!» захлопывали передо мной двери.  

Казалось бы, перед нами наглядный пример пропагандистского всесилия телевидения. Кто владеет телевидением, тот и владеет миром. Но если это так, то почему же вначале 90-х годов прошлого века коммунисты отдали власть и не смогли предотвратить распад СССР? Что им мешало наштамповать против своих политических оппонентов любое количество аналогов  «Детей лжи» и крутить их по «ящику» 24 часа в сутки?

Прежде чем попытаться ответить на поставленные вопросы, предлагаю рассмотреть еще один пример. Для этого нам потребуется пересечь Атлантический океан.

В 1998 году Республиканская партия США попыталась организовать импичмент президенту-демократу Биллу Клинтону в связи с его интрижкой с Моникой Левински. Все новостные телеканалы наперегонки с утра до вечера смаковали подробности сексуальной связи президента со стажеркой Белово дома.

Но чем закончился моникагейт? Он закончился плачевно для… республиканцев. Они потеряли места в Конгрессе.

 

Массовые надежды - основа поддержки политического авторитета

Для пояснения парадокса приведу цитату из статьи американского политолога Мэрион Джаст «Создание образа лидерства: на примере Клинтона и Уотергейта[1]»: «В число ключевых факторов создания образа лидера входят прежние ожидания, политические достижения, приписываемые лидеру».

Моникагейту предшествовало шесть успешных в экономическом плане лет президентства Клинтона. На этом и основывались «прежние ожидания» американцев. Попытку отстранения «нашего Билла» от власти они восприняли как угрозу собственной безопасности, и это перевесило их природное пуританство.

«Массовые надежды, – любил подчеркивать классик российской социологии Юрий Левада, – оказываются самым прочным опорным камнем социального доверия и поддержки политического авторитета».

На первых президентских выборах в 1994 года Александр Лукашенко триумфально победил крепкого хозяйственника премьер-министра Вячеслава Кебича не потому, что смог предложить убедительную программу выхода из кризиса. Вся его программа состояла из нескольких лозунгов, принципиально ничем не отличающихся от лозунгов Кебича. Однако в силу ряда причин он был воспринят в качестве политика, способного вселять надежды в большинство белорусов.

К маю 1995 года общество все еще находилось в состоянии политического возбуждения. Массовый человек ждал чуда и потому был готов ополчиться против любого врага, способного дискредитировать источник его надежд.

 

Особенность «нашего» варианта – это безальтернативные СМИ

У каждого из нас имеется два круга социальной жизни: ближний и дальний. Ближний круг состоит из лично знакомых нам людей (родственников, друзей и т.д.), на которых мы в определенной степени способны влиять. Дальний круг образуют институты, организации и публичные авторитеты, к которым мы можем лишь приспособиться.

Если в ближнем круге мы выступаем в качестве субъектов разнообразных межличностных взаимодействий, то в дальнем круге – всего лишь в качестве зрителей. Такое разделение подкрепляется принципиальным отличием информационных источников, которыми человек пользуется: в первом случае это собственный опыт, во втором – СМИ.

Замыкание человека в собственном ближнем круге является важной предпосылкой, с одной стороны, его адаптации к социальной реальности, а с другой – его изоляции в кругу собственных дел и интересов.

В какой-то мере подобная ситуация универсальна для любого современного массового общества, где человек со своим ближним кругом (семья-работа-досуг) связан с большой социально-политической реальностью посредством СМИ. Особенность «нашего» варианта – это безальтернативные СМИ (в первую очередь телевидение), это люди, не привыкшие фильтровать и оценивать приходящую информацию.

Но, безусловно, главным является наличие изолированного человека, не способного принимать на себя гражданскую ответственность за происходящее в стране. Это прямое наследие советского, тоталитарного прошлого. К сожалению, за два десятилетия независимости гражданской ответственности у наших соотечественников не прибавилось. Родное патерналистское государство средств и времени для этого не жалело.

Когда в 1932 году был опубликован роман Олдоса Хаксли «О, дивный новый мир», понятие «промывание мозгов» было не более чем продуктом антиутопического полета фантазии. Но сегодня это инструмент, к которому регулярно прибегают авторитарные политики озабоченные проблемой сохранения собственной власти.

Английский историк Арнольд Тойнби причислял манипулирование сознанием к числу самых зловещих преступлений XX века, порожденных растущим человеческим знанием. Он рассматривал геноцид  как результат молчаливого согласия людей подчиняться чужой воле. И это согласие возникало под целенаправленным воздействием монополизированных СМИ.

Отпадают только те, кто не смотрит телевизор

XX век передал свои наработки в сфере манипулирования сознанием XXI веку. «Массовое изготовление представлений людей о жизни, – отмечает культуролог Даниил Дондурей, – это крупнейшее производство 21-го века, то есть и раньше это было очень важно, но сегодня, мне кажется, это производство номер один, это важнее чем нефть, газ, космос, война».

Как манипулирование сознанием осуществляется на практике, мы имели возможность наблюдать совсем недавно на примере перевода российского общества из состояния политической апатии в состояние политического возбуждения. Процесс занял четыре недели. В течение января-февраля 2014 г. электоральный рейтинг Владимира Путина, по данным Фонда общественного мнения (ФОМ), колебался в пределах 44-46% (среднее значение за 2013 г. – 45%). Но за период со 2 по 30 марта он увеличился на 18 пунктов до 66%!

Образ врага явился главным аргументом, который использовали СМИ для сплочения россиян вокруг «национального лидера». Аргумент этот не новый. Он активно эксплуатировался еще Сталиным в годы первых пятилеток. Горбачев с его «новым мЫшлением» советскую традицию нарушил. В 1989 году наличие врагов отмечало 13% россиян (Левада-Центр).

Но по мере нарастания кризисных явлений в экономике популярность внутренних и внешних врагов стала нарастать. В марте 2014 году уже 78% респондентов согласилось с тем, что у России есть враги. Это почти тотально. Отпадают только те, кто не смотрит телевизор.

И здесь я должен вернуться к вопросам, заданным вначале статьи. Никакая пропаганда не может быть успешной, если она не ложится на уже подготовленную почву. Коммунисты за семь десятилетий исчерпали свой кредит доверия, КПСС перестала быть партией надежды, поэтому никакие вариации на тему «Дети лжи», транслируемые монополизированными телеканалами, не способны были дискредитировать их противников

Приход Путина во власть совпал с началом роста цен на нефть, что позволило существенно поднять уровень жизни большинства россиян. Он все еще остается президентом надежды, как и его коллега по Союзному Государству Александр Лукашенко.

Как долго это будет продолжаться – вопрос отдельный. И российская, и белорусская социально-экономические модели себя исчерпали. Цены на нефть стабилизировались, а внутренних источников экономического роста специалистам в вопросах славянской интеграции создать так и не удалось.

Политика способна побеждать экономику лишь в забегах на короткие дистанции. На средних же и стайерских дистанциях вперед выходит экономика. Против ее аргументов картинки в телевизоре бессильны.

Сергей НИКОЛЮК специально для Mediakritika.by

[1] За попытку республиканцев установить подслушивающие устройства в штабе демократической партии в отеле  «Уотергейт» президент Ричард Никсон был вынужден подать в отставку.

 

Оценить материал:
Голосов еще нет
распечатать Обсудить в: