ОБ АВТОРЕ

Родился 1 марта 1951 года в г. Бобруйске Могилевской обл., Беларусь.

В 1972 г. окончил Белгосуниверситет по специальности «журналистика». В 1972–1986 гг. – младший редактор, редактор, старший редактор, комментатор, заместитель главного директора программ Белорусского телевидения. В 1986–1991г.г. – доцент кафедры журналистики Института политологии и социального управления.

В 1991–1992гг. - руководитель коммерческих видеопроизводящих организаций. В 1992–1994 гг. - главный редактор общественно-политических программ Белорусского телевидения, заместитель председателя Госкомитета РБ по телевидению и радиовещанию.

В 1994 году был ведущим телевизионных дебатов действующего премьер-министра Кебича и кандидата в президенты Лукашенко.

В 1995–1999 г.г.- руководитель пресс-службы Исполнительного секретариата СНГ.

В 1999–2000гг.- генеральный директор ЗАО «Белорусская деловая газета».

С 2000 – зам. председателя, член правления, член Совета ОО "Белорусская ассоциация журналистов".

Осенью 2004 года был избран действительным членом Евразийской Академии телевидения и радио (Москва).

С 2005 года –  профессор Европейского Гуманитарного университета (специализация - «Массовые коммуникации и журналистика»).

С 2008 года – автор и ведущий еженедельных ток-шоу «Форум» телеканала БЕЛСАТ, продюсер документальных телепрограмм и фильмов.

Вы здесь

Ода банальности

Из нас любой, пока не умер он,

Себя слагает по частям

Из интеллекта, секса, юмора

И отношения к властям.

Игорь Губерман

Такая формулировка базовых черт человеческой натуры, данная нашим современником, более оптимистична, чем «мизантропическая» характеристика У-Р Херста. Может быть, принятие его формулы кого-то и оскорбит: нельзя же всё сводить к инстинктам! Конечно, нельзя. Все они в человеке неизменно приобретают социальное наполнение, и вот с ним-то имеют дело массмедиа.

В любом случае, при общении коммуникатора с аудиторией не учитывать основные черты обыденного человеческого сознания просто невозможно.

Распространенной ошибкой со стороны некоторых СМИ является некий эгоцентризм, непонятно откуда берущаяся уверенность, что аудитория жадно ловит каждое слово, раздающееся с экранов или пропечатанное на газетных страницах. Такое представление распространено в постсоветских или, вообще, в неблагополучных странах, где все сферы жизни чрезмерно политизированы.

Коммуникатор (журналист, политический аналитик, ученый и пр.), ничтоже сумняшеся, позволяет себе сразу, сходу излагать ему какие-то идеи, установки, призывы. А читатель только что пришел с работы, усталый. Он только надел тапочки и прилег на диван, раскрыл газету. И взгляд его упал на начало статьи:

«Кризис, в котором оказалась белорусская оппозиция после президентских выборов, только углубляется. Очередным свидетельством этой тенденции стали события 25 сентября: в Минске состоялась встреча руководителей избирательных штабов ПКБ, ОГП, БСДП (Грамада) и незарегистрированной Белорусской партии труда. На ней было принято решение о координации действий на национальном уровне при подготовке к местным выборам. До этого в нескольких областях Беларуси местными организациями этих партий были созданы региональные коалиции.

Первым практическим шагом совместной деятельности избирательных штабов станут поездки представителей четырех партий по регионам.

Налицо явное переформатирование оппозиционных сил...».

Такой текст напоминает речь с трибуны, выступление на конференции или семинаре. Но причём здесь читатель на диване? Состоялась встреча руководителей избирательных штабов, будут поездки по регионам... — интересно ли это для него? Где тут новость на самом деле? Нет ее.

И ведь нельзя сказать, что тема неактуальная! Всё, что говорится, – очень важно. Но почему-то не для нас. Нам просто скучно читать.

Цитата взята со страниц известной негосударственной, «демократической» газеты. У государственных — свой постоянный «герой», или «персонаж». Он посещает заводы и колхозы (извините, СПК!), заботится о качестве белорусского пива, клеймит какую-то «пятую колонну», громит нерадивых чиновников и т.п.

Но и то, и другое для обычного человека — из какой-то другой жизни, не его.

СМИ, включённые в обойму политического дискурса (как государственные, так и «от противного»), так и ли иначе стараются навязать аудитории готовые представления, не считаясь с тем, что любые идеологические построения — от «процветающей Беларуси» до «демократических ценностей», обычному, рядовому человеку глубоко... до фени. Сообщения о событиях, не столько произошедших на самом деле, сколько сконструированных в умах идеологов и редакторов СМИ, пролетают мимо сознания.

На самом деле, человек живет своими делами и заботами, а также и своими, любимыми... представлениями, вырастающими на почве этих самых дел и забот. Очень стойкими представлениями, которые в социальной психологии называются стереотипами массового сознания. Ложные они или истинные — не нам судить. Они есть реальность сознания миллионов людей, и это равнозначно по объективности географическому ландшафту за окном.

На чём же строится создание «настоящей» новости? На том, чтобы соответствовать этим стереотипам, а не пытаться навязывать свои собственные. Именно в этом состоит смысл саркастической фразы английского писателя и журналиста Александра Коуберна, одно время украшавшей главную страницу «Медиакритики»: Первое правило журналистики: не спорить с предрассудками читателя, а опираться на них. Я эту фразу воспринимаю совершенно серьезно, без тени иронии. Всё так и есть. Я бы только заменил слово «предрассудки». В стереотипах массового сознания ведь очень много истинного. Как, впрочем, и ложного.

Но только через устоявшиеся представления читателей (зрителей, слушателей) коммуникатор может войти в аудиторию, то есть, быть услышанным. Ну, а дальше — строить своё сообщение с учетом того главного смысла, который он хочет донести. Например, немногие люди увлекутся сообщениями о повышении (понижении) ставки рефинансирования, снижении золотовалютных запасов и т.п. Но если вдруг промелькнет информация, что такому-то вкладчику не выдали его валютный вклад, то на это обратят внимание все. И всё сразу поймут. Инстинкт сохранения финансовой безопасности собственной семьи сработает безошибочно.

В этом примере хорошо видна еще одна особенность новости — соответствие ситуативным ожиданиям населения. Если оно почему-то уверено, что экономика и финансовая система нашей страны ненадёжна, то скорее поверит, чем не поверит сообщению о задержке выдачи валютного вклада. Именно поэтому большая часть новостей являются «ожидаемыми» новостями. Более того, специальными замерами установлено, что в сообщении, которое поняли все, в нём, как правило, не менее 70% информации хорошо знакомой, и только 30% - действительно новые сведения. Во Франции это соотношение почему-то составляет 80\20. Если же всё сообщение содержит в себе абсолютно новую информацию, то она, скорее всего, не будет понята: «Что это? Глупость какая-то!». Здесь срабатывает хорошо знакомое психологам правило: всё незнакомое воспринимается враждебно, как угроза.

При этом не имеет значения, что новая информация касается жизненно важных для человека вещей. Инстинкты самосохранения просто не распознают это новое, если о нём чего-нибудь уже не известно, хоть чуть-чуть.

Я хорошо помню, как лет тридцать назад в советской печати появились первые сообщения о неведомом заболевании — СПИДе. На это просто никто не обратил внимания, а советская пресса не преминула придать этим сведениями «капиталистический» оттенок. И только потом, на протяжении нескольких лет, шаг за шагом, читая о вичзаражениях в советских детсадах и больницах, многие стали понимать, что это такое и откуда эта опасность идет. Потом запретили бритвы в парикмахерских, потом появились одноразовые шприцы и т.д. Сейчас новостью могут быть лишь сообщения о том, что нашли новую вакцину и т.д.

Если банальность «стремится к нулю», то новые сведения становятся непонятными, и аудитория не воспримет их. Например, сообщения из области астрономии, космогонии – грандиозные по важности, но совершенно не понятные большинству из нас. Или материалы о причинах дефолта 1998 года. Или экономического кризиса 2008 года. Эта беда коснулась миллионов людей (прямо или опосредованно). Но о действительных причинах этого казуса так до сих пор ничего не известно. Во всяком случае, массовой аудитории.

В этом и состоит диалектическая противоречивость новости: сообщая как будто бы о новом, медиа всякий раз оглядываются: в какой мере это соответствует хорошо знакомому? То есть, на новом материале коммуникатор всякий раз или подтверждает устоявшееся представление, или исподволь (не более, чем на 30%!) изменяет его. В том рисунке, который вы видите вверху, я бы заштриховал большую часть «рамочек» как знакомое читателю, а примерно треть оставил бы чистой. Вот эта треть и есть — новое.

Удивительно, но это понимали задолго до возникновения новейших теорий информации. Правда, не все, а отдельные выдающиеся личности. Например, Наполеон Бонапарт, обронивший как-то: Новости - это давно известные вещи, только случающиеся каждый раз с новыми людьмиПравда, это не мешало ему воспринимать независимые газеты как своих личных врагов.

Но и магия новизны всегда привлекает людей. На этом строится завораживающий эффект созерцания реки, каждую секунду состоящей из новых частиц, но всё в тех же берегах. Это понимали еще древние. Римский политик и философ Сенека в наставлениях своему племяннику Луцилию сетовал: «Для нас естественно более удивляться новому, чем великому».

А мой любимый Карел Чапек сказал об этом, как всегда, - точно и афористично:

«В мире газет, как и в мире диких животных, существует только настоящее: сознание газет (если здесь можно говорить о сознании) ограничено исключительно сегодняшним днем, отрезком времени от утреннего выпуска до вечернего или наоборот... Метод газеты - актуальный реализм: существует то, что существует сегодня... Если в газете помещена речь министра, то не потому, что она лучше, важнее для моей души, чем Нагорная проповедь, а потому, что она, в отличие от Нагорной проповеди, была произнесена вчера. Кража шубы в кафе, право, не более сенсационна, чем отречение Наполеона, но она случилась вчера. Что поделаешь, современность имеет особую и таинственную притягательную силу».

Продолжение следует

Оценить материал:
Голосов еще нет
распечатать Обсудить в: