Вы здесь

Коммуникативная революция

В фокусе

Вопреки распространенному мнению, нынешнее поколение не становится более безграмотным и отчужденным, а изменения, которые происходят с русским языком, ведут к его развитию, а не деградации.

Как и почему меняются языки в современном мире, рассказал известный лингвист Максим Кронгауз в своей лекции «Homo communicans: переосмысление текста» на праздничном лектории РГГУ. T&P публикуют самые интересные тезисы выступления.

Многим из нас знакома такая бытовая сценка — входим в кафе, оглядываемся и видим вокруг несколько совместно сидящих молодых пар, которые не разговаривают между собой, а сидят, молча уткнувшись в смартфоны. Старшему поколению такое поведение совершенно непонятно, они ходят в кафе специально для того, чтобы общаться глаза в глаза. Но, возможно, молодые люди общаются между собой совершенно новым для человеческой истории способом.

 

В 2013 году я выпустил книгу «Самоучитель олбанского». Эта книга не является строгим научным исследованием, это разговор о том, как изменилось человечество за очень короткий промежуток истории, последовавший за наступлением сетевой эпохи. «Самоучитель олбанского» посвящен русскому языку в интернете, не языку «падонков», а современному бытованию русского языка. Сразу же за изданием книги последовали негативные отзывы — упрекали в том, что, мол, известный профессор, лингвист занимается такой ерундой, как разнообразные безграмотные тексты в Рунете.

Ключевой спор в лингвистике XX века — это спор между формалистами и функционалистами. Суть спора в том, что важнее в языке — структура языка, его статические свойства, или важны функции языка, язык как инструмент, а структура языка подстраивается под ту или иную функцию языка. Наступление сетевой эпохи показало, что функционалисты побеждают в этом споре. Все крупные языки из присутствующих в интернете сильно изменились.

Проводились статистические исследования по количеству страниц в интернете на разных языках. Очевидно, что английский язык на первом месте, но, что интересно, русский язык — на втором (делит второе место с немецким). Если сравнивать место русского языка в интернете с общемировым местом по числу говорящих, то в офлайне русский язык находится на 6–7 месте, а это значит, что в интернете он используется гораздо активнее и продуктивнее.

Сегодня мы можем увидеть, как язык меняется под влиянием внешних коммуникативных условий. Если раньше лингвисты не интересовались, почему происходят изменения языка, то сегодня именно этот вопрос больше всего волнует ученых, и теперь они готовы отслеживать связи между внешними изменениями и изменениями в языке.

За свою тысячелетнюю историю человечество выработало две формы языка — письменную и устную. Устная — первичная, она появилась первой, с помощью нее координировались совместные работы. И сейчас существуют языки без письменности, но есть и прецеденты, когда языки появляются сразу с письменностью. Главное различие очевидно: устную речь мы воспринимаем на слух, а письменную — визуально, причем сейчас мы не царапаем перьями по бумаге, а нажимаем клавиши компьютера или гаджета.

Второе различие — по функции потребления. Устная речь используется для диалога, для общения. А письменная речь создавалась для сохранения и перенесения информации через пространство и время. Развитие техники привело к тому, что устная речь теперь может переноситься через пространство с помощью телефона, а через время — с помощью аудиозаписей. И еще одно важное отличие письменной речи от устной — письменная речь существует преимущественно в форме монолога.

В интернете же мы разговариваем друг с другом, происходит диалог, но мы разговариваем в письменной форме. С точки зрения структурных характеристик все общение в интернете — это устная речь. Лексика письменной и устной речи различается. В устной речи в русском языке мы не используем причастия и деепричастия, это атрибуты письменной речи. Поэтому мы видим, что в интернете мы тоже не используем причастия и деепричастия.

Возникает интересный эффект — вроде бы формально становится больше письменной речи, но на самом деле она устная, со всеми ее специфическими свойствами

Язык начал меняться, появилась некая гибридная форма речи, письменной речи в ее классической форме оказалось недостаточно для полноценного общения. Отсутствуют голосовые характеристики, прежде всего, интонация. Устная речь сопровождается различными движениями, мимика, жесты, поза — все это крайне значимо для собеседника. Это все отсутствует в интернете. И если кто-то считает, что под воздействием интернета русский язык портится, то у меня есть для него новость — на самом деле, язык адаптируется.

Одна из форм адаптации языка — смайлики. Чем они примечательны? Во-первых, это универсальное средство общения, вошедшее во все языки. Сегодня, не зная какого-то языка, можно уловить смысл беседы только лишь по смайликам. Во-вторых, они многофункциональны — профессор Скотт Фалмер в 1982 году ввел смайлик как знак шутки или иронии, в устной речи функцию обозначения которой выполняет интонация. В личном устном общении мы можем сказать человеку — «ты молодец», но интонация может превратить эту фразу и в похвалу, и в ироническое осуждение. Смайлики взяли на себя функцию знаков препинания, ими спокойно можно заменить точку или восклицательный знак. Фактически смайлики стали выполнять функцию реплики. И здесь происходит интересная вещь — если мы общаемся в интернете и на конце предложения ставим точку, то это слишком холодно и официально, могут даже обидеться, а наличие смайлика всегда нейтрально. Другими словами, обычные знаки препинания письменной речи сами становятся эмоционально маркированными.

В мире происходит экспансия письменной речи, используемой для межличностного общения. Для тех, кто моложе 30, это уже нормально — общаться в интернете, сидя в кафе. Возникает интересный эффект — вроде формально становится больше письменной речи, но на самом деле она устная, со всеми ее специфическими свойствами. С помощью новых сетевых инструментов мы оказались вовлечены в бесконечное глобальное общение, и это тоже нашло свое отражение языке.

В русском языке можно проследить, как с появлением мобильных телефонов стало широко распространено прощание «до связи». Раньше это было специфическое прощание у связистов. У нас, да и почти во всех языках мира, прощание обозначает «до следующего зрительного контакта» — до встречи, see you later, auf Wiedersehen. Сейчас же важнее абстрактный контакт, прежде всего, с помощью гаджетов. Вторая форма прощания, которая стала распространена совсем недавно — «на связи», в этой форме опущен глагол «остаюсь».

Это означает, что мы вообще не расстаемся, что мы всегда доступны для общения.

И тут возникает проблема — общаться стали больше, мы находимся в постоянном непрерывном общении, но человек за последние 20 лет не сильно изменился. У него нет такого количества информации, чтобы постоянно поддерживать общение, интенсивность которого только возрастает, чему способствуют современные технологии.

В качестве коммуникативной помощи в блогосфере было выработано определенное количество реплик («аффтор жжот», «выпей йаду», «убей себя ап стену») для использования в комментариях. Это такая форма «речевого клише» — содержательно ничего не сказал, но в общении активно поучаствовал, выразил оценку, отношение. Другой пример: «первый нах» — тут даже оценку не вынес, но в общении поучаствовал. Социальные сети довели ситуацию с речевыми клише до рафинированной формы — это кнопка «лайк». Это такой способ бессодержательной реакции, который помогает поддерживать общение. Еще одна кнопка — «перепост» («поделиться», «share»). Существует большое количество страниц, авторы которых ничего сами не пишут, но перепостами активно участвуют в глобальной беседе.

Все это новые инструменты, которые позволяют нам оставаться в мире этого хаотичного и даже безумного сетевого общения. В связи с этим меняется само понятие текста. Текст перестает быть главным речевым жанром, у него размываются границы, можно даже говорить о преодолении текста.

Главным жанром становится комментарий, точнее — коммент. Раньше, если мы имели дело с романом, у него всегда было начало, середина, конец, он должен был рано или поздно закончиться. Сейчас существует практика, когда автор выкладывает роман в сеть по главам и получает содержательные комментарии (яркий пример — Стивен Кинг). И если они ему понравились или они скорректировали фактологию, заметили ошибку, то он может их учесть, и в бумажном виде роман появится уже с учетом комментариев читателей. Это, конечно, не радикально новая практика, и раньше читатели влияли на авторов, того же Артура Конан Дойля заставили воскресить погибшего Шерлока. Еще сильнее это изменение заметно в газетных статьях. Статья уже состоит не только из самой статьи, но и из комментариев читателей, в которых возникают иные мнения, различные дополнения, уточнения, появляются очевидцы описываемого события, которые могут поменять сам смысл статьи.

Скорость преображения речи теперь будет только нарастать. За 20 лет русский язык прошел очень большой путь по изменению лексики и речевого этикета. Гаджеты радикально поменяли наш язык, да и все языки мира. Коммуникативная революция уже свершилась.

T&P

Оценить материал:
Голосов еще нет
распечатать Обсудить в: