ОБ АВТОРЕ

Родился 1 марта 1951 года в г. Бобруйске Могилевской обл., Беларусь.

В 1972 г. окончил Белгосуниверситет по специальности «журналистика». В 1972–1986 гг. – младший редактор, редактор, старший редактор, комментатор, заместитель главного директора программ Белорусского телевидения. В 1986–1991г.г. – доцент кафедры журналистики Института политологии и социального управления.

В 1991–1992гг. - руководитель коммерческих видеопроизводящих организаций. В 1992–1994 гг. - главный редактор общественно-политических программ Белорусского телевидения, заместитель председателя Госкомитета РБ по телевидению и радиовещанию.

В 1994 году был ведущим телевизионных дебатов действующего премьер-министра Кебича и кандидата в президенты Лукашенко.

В 1995–1999 г.г.- руководитель пресс-службы Исполнительного секретариата СНГ.

В 1999–2000гг.- генеральный директор ЗАО «Белорусская деловая газета».

С 2000 – зам. председателя, член правления, член Совета ОО "Белорусская ассоциация журналистов".

Осенью 2004 года был избран действительным членом Евразийской Академии телевидения и радио (Москва).

С 2005 года –  профессор Европейского Гуманитарного университета (специализация - «Массовые коммуникации и журналистика»).

С 2008 года – автор и ведущий еженедельных ток-шоу «Форум» телеканала БЕЛСАТ, продюсер документальных телепрограмм и фильмов.

Вы здесь

Пинг-понги медиа-2

Анализ «качества связи» СМИ со своей аудитории мы начали с прессы. В этом проявился традиционалистский подход автора, привыкшего (но уже отвыкающего) считать газеты самыми «серьезными» источниками информации. На самом деле, печать занимает третье место по охвату населения Беларуси, однако ежедневно читают газеты не больше 15-17 процентов населения.

На первом же месте, конечно, стоит телевидение. Оно у нас охватывает, по оценкам различных социологических служб, от 91 до 93 процентов. Но каково качество этого «охвата»? Тут наблюдаются интересные процессы. По данным социологической службы «Зеркало-инфо», среди телезрителей увеличивается доля женщин. Но не потому, что они действительно всё больше увлекаются созерцанием «ящика», а потому, что мужчины всё активнее уклоняются от общения с ним. Темпы уменьшения мужской аудитории составляют около 3-4 процентов в год. Молодежная аудитория телевидения (18-29 лет, независимо от пола) «усыхает» примерно на 5-6 процента в год. Еще быстрее тает телеаудитория среди учащихся и студентов.

В совокупности все эти цифры рисуют образ всё более пожилой женщины, сидящей в одиночестве у телеприемника, по которому идут оголтелые, политизированные российско-белорусские новости, «спецагентские» сериалы да неизбывная попса — преимущественно российская. Однако такую картинку мешает выстроить почти стопроцентный охват ТВ-вещанием. Так что же, в самом деле, происходит?

А происходит то, что давно уже назвали «фоновым» восприятием медиа. В случае с телевидением и радио этот термин наиболее точно передает суть явления. То есть, придя с работы, большинство из нас тут же включает телевизор и... уходит на кухню, в ванную или вообще - в Сеть. Телевизор выполняет роль электронного камина, где играют какие-то краски и звуки, но не суть важно — какие. Просто в доме веселее, что ли.

То же самое происходит с радиовещанием, только граждан, не слушающих радио — в три раза больше, чем не смотрящих телевидение. Радио — наименее популярное СМИ среди белорусов.

«Фоновое» восприятие возможно только для вещательных СМИ. В самом деле, чтение газеты или просмотр сайтов невозможны одновременно с приготовлением пищи, занятиям с детьми, уборкой квартиры и пр. Но замечено также, что фоновое восприятие создает благоприятные условия для некритического восприятия информации, проникновения в сознание человека неких идей и представлений помимо его воли.

Все эти социологические сдвиги, которые происходят на наших глазах, естественно, меняют всю конфигурацию общения СМИ и аудитории, а также содержание этого общения. Например, такое базовое качество телерадиовещания, как программность, выглядит всё более архаичным. Большинство людей уже не устраивает то обстоятельство, что ради любимой передачи нужно спешить домой, откладывать дела. Ну, нет сейчас передач, ради которых нужно совершать над собой такие насилие! И всё меньше таких людей, которые склонны к этому. Если не считать одиноких пенсионеров и домохозяек.

Следовательно, в секторе телевидения и радио идут процессы, которые ставят под сомнение само существование таких организаций, как телерадиокомпании. Конечно, говорить об этом сейчас — слишком смело. Но мы и не заметим, что через какое-то время беспокоиться об этом будет поздно. В Беларуси стремительно увеличивается парк телевизионных приемников, снабженных функцией работы в Интернете, где нужные телепрограммы можно смотреть или скачивать, независимо от наличия их в прямом эфире.

Да, в Сети сейчас — самое оживленное движение. Интернет занимает второе место по охвату и развивается в Беларуси наиболее динамично. И чисто технически (хотя значительно отстает от развитых стран), и по приросту аудитории. В июле прошлого года она составила, по данным авторитетного агентства Gemius, 4,84 млн. человек. При этом констатировался рост за предыдущий, 2012 год, в размере почти 13%. Даже если принять 10% роста за прошедшее с тех пор время, то сейчас регулярная аудитория Сети составляет никак не меньше 5,1-5,3 миллиона человек. А, скорее всего, подходит к пяти с половиной миллионов. При этом общий прирост аудитории почти совпадает с количеством тех, кто пользуется Интернетом ежедневно. А как иначе: если подключился, то всегда есть чем заняться. Правда, скорость оставляет желать лучшего: в 2012 году Беларусь была по этому показателю на 106-м месте в мире. При этом белорусы платят за Интернет в разы больше, чем пользователи соседних стран. За два года многое сделано, но разницу и сейчас ощутит каждый, кто, например, войдет в Сеть в Литве, Польше или России.

Однако более важно качество общения белорусов с Сетью. То же агентство Gemius установило: уровень посещаемости общественно-политических новостных ресурсов (как правительственных, так и независимых) сравнительно невысок, только 18 процентов наших граждан регулярно читают новости. Такая низкая посещаемость (а, следовательно, включённость граждан в социальные процессы) объясняется ангажированностью Интернет-ресурсов (каждый видит событие со своей стороны и не стремится к объективности), невысоким качеством информации, но высоким уровнем «разборчивости» модераторов в выборе новостей (правительственные сайты дают только «позитив», «оппозиционные» - только «негатив»). Снижает посещаемость новостных ресурсов и то, что в Байнете активно действуют сайты-агрегаторы, «пробежавшись» по которым, можно сразу составить картину информационного дня. Правда, вместе с удобством клиент приобретает и соответствующую «окраску» всех фактов. Но он знает и другое: искать эксклюзивную и разнообразную информацию — чистая потеря времени: большинство сайтов просто копируют сообщения друг у друга. Есть детали и в характере общения с материалами сайтов: молодежь, например, «пробегает» заголовки, а в тексты не углубляется, предпочитая перескакивать на другие ресурсы. Более вдумчиво читают новостные сообщения люди в возрасте, однако среди них хорошо развита привычка к «своим» источникам.

Больше 60% всех пользователей Интернета являются участниками социальных сетей. Среди посетителей сайтов-агрегаторов доля «сетевиков» превышает 70%.

Такая тенденция характерна не только для Беларуси.

За два последних года трафик на главную страницу «Нью-Йорк Таймс» снизился почти вдвое. При этом трафик на сайт не падает. То есть, люди всё чаще попадают на электронную версию газеты через социальные медиа, поисковики, электронную почту. И приходят сразу на те новости, которые их интересуют. То есть, сейчас всё больше «ходят» не на ресурсы, а на конкретные сообщения. Это всё больше проявляется и в Беларуси.

Именно в сетях сейчас происходит оживленный обмен информацией, однако самым серьезным (и открытым) является вопрос: а можно ли назвать социальные сети средствами массовой информации?

Этот короткий обзор общения населения Беларуси со СМИ показывает: в сфере потребления медийных продуктов очень динамично развиваются процессы, уследить за которыми — всё сложнее. То есть, запросы и информационное поведение аудитории меняются быстрее, чем на это успевают отреагировать медиа. Может быть, именно поэтому всё чаще можно услышать о кризисе доверия к традиционным СМИ (в число которых, как видим, уже попадают и устоявшиеся каналы общения в Интернете).

Например, проведенные в прошлом году группой компаний Сатио маркетинговые исследования показали, что наибольшим доверием у населения Беларуси пользуются новости... иностранных телеканалов. Они считаются наиболее объективными и сбалансированными. При всех очаровывающих количественных показателях общения с Интернетом именно к новостям в Сети — самое настороженное отношение. Может быть, именно поэтому интерес к ним проявляют не более 18% взрослой аудитории и не более 12% - молодежной?

Когда выяснением причин такого положения занимаются эксперты, они точно диагностируют причины сложившегося положения. В 2011 году международной некоммерческой организацией «Интерньюс» был подготовлен аналитический доклад о положении в медиасекторе Беларуси. Были названы многие факторы, снижающие степень доверия к белорусским СМИ — как государственным, так и независимым. И главной причиной названо то, что и те, и другие в очень незначительной степени зависят от мнения читателей газет, теле-и радиослушателей, а также посетителей Интернет-ресурсов. За прошедшие три года не изменилось ничего.

Общую картину отношения белорусской аудитории к своим СМИ дал декабрьский (2013 г.) общенациональный опрос НИСЭПИ. По его данным, негосударственным СМИ доверяют 41%, а не доверяют 46,1%. У государственных медиа это соотношение существенно хуже: 31,6% к 55,3%. В сравнении с предыдущими замерами, доверие к государственным СМИ падает намного быстрее, чем к негосударственным. Но и это не может радовать того, кто свободен от политической предвзятости и кого беспокоит само явление: население Беларуси всё меньше пользуется СМИ как источником информации об окружающем мире. Точнее говоря, коммуникация между СМИ и аудиторией всё время осуществляется, но зачастую эта коммуникация — с обратным знаком.

Медиа, не востребованные собственным обществом или востребованные в очень малой степени — это белорусская реальность. То есть, «качество связи» в социальных коммуникациях в нашей стране — на весьма низком уровне. Это ненормально, но это стало для нас привычным. Мы другого и не знаем. И не задаем себе вопрос: а как оно может быть «по уму»? И есть ли где-нибудь такое?

Окончание следует.

Оценить материал:
Голосов еще нет
распечатать Обсудить в: