ОБ АВТОРЕ

Родился 1 марта 1951 года в г. Бобруйске Могилевской обл., Беларусь.

В 1972 г. окончил Белгосуниверситет по специальности «журналистика». В 1972–1986 гг. – младший редактор, редактор, старший редактор, комментатор, заместитель главного директора программ Белорусского телевидения. В 1986–1991г.г. – доцент кафедры журналистики Института политологии и социального управления.

В 1991–1992гг. - руководитель коммерческих видеопроизводящих организаций. В 1992–1994 гг. - главный редактор общественно-политических программ Белорусского телевидения, заместитель председателя Госкомитета РБ по телевидению и радиовещанию.

В 1994 году был ведущим телевизионных дебатов действующего премьер-министра Кебича и кандидата в президенты Лукашенко.

В 1995–1999 г.г.- руководитель пресс-службы Исполнительного секретариата СНГ.

В 1999–2000гг.- генеральный директор ЗАО «Белорусская деловая газета».

С 2000 – зам. председателя, член правления, член Совета ОО "Белорусская ассоциация журналистов".

Осенью 2004 года был избран действительным членом Евразийской Академии телевидения и радио (Москва).

С 2005 года –  профессор Европейского Гуманитарного университета (специализация - «Массовые коммуникации и журналистика»).

С 2008 года – автор и ведущий еженедельных ток-шоу «Форум» телеканала БЕЛСАТ, продюсер документальных телепрограмм и фильмов.

Вы здесь

Пинг-понги медиа-3

В двух предыдущих публикациях мы сделали краткий обзор тех причин, по которым белорусская аудитория всё меньше доверяет белорусским медиа (как государственным, так и независимым). Выяснили, что качество общения СМИ Беларуси со своей аудиторией нельзя считать приемлемым. То есть, существует острая социальная проблема: как сделать, чтобы СМИ — самое могучее средство обратной связи, - выполняли ту самую функцию, для которой созданы? Ничто не ново под Луной, и белорусы — не первые, кто сталкивается с необходимостью отстаивать свои права в информационной сфере.

Подобные проблемы возникли задолго до нынешнего времени. И, как ни странно... в наиболее развитых странах, где прессе были предоставлены наибольшие права в доступе к информации и её распространении. Например, в США. Именно там население, возмущенное участившимися случаями нарушения журналистами этических и правовых норм, начало создавать общественные организации для оказания давления на медийные корпорации. Происходило это еще... в 60-х годах прошлого века (прочувствуем эту временную дистанцию!). Как всегда в Америке, в случае возникновения проблем мощное гражданское общество организовалось для защиты своих интересов. Государство в это, естественно, не вмешивалось: на все конфликтные ситуации есть суды. В Великобритании примерно в те же годы скромная провинциальная учительница создала мощное общественное движение против... сексуализации программ Би-Би-Си. И победила.

Подобных случаев активной борьбы населения за свои информационные права было немало, и в разных странах. Например, отдельного исследования заслуживает история становления и развития в 80-е годы прошлого столетия мощных систем общественного телерадиовещания. Сейчас оно является одним из гарантов устойчивого развития демократических стран. Только в Европе существует 49 моделей успешно действующего общественного телевидения и радио. Но само его зарождение и становление сопровождалось острым противоборством различных политических сил. 

В новом веке наиболее «громким» социальным конфликтом была долговременная акция протеста граждан Чехии против информационной и кадровой политики на Чешском телевидении. Депутаты парламента (в числе которых был и премьер-министр) стали открыто вмешиваться во внутренние дела информационной службы Национального ТВ. В эфире всё сильнее проявлялась необъективность освещения фактов. Это вывело на площади Праги тысячи граждан. Противостояние длилось несколько дней и ночей Миллениума, то есть, декабря 2000 - января 2001 г.г. Дело доходило до отключения эфирных передатчиков. Однако люди не расходились до тех пор, пока не был принят новый закон, по которому общественность имела более широкий доступ к формированию Совета Чешского телевидения.

Менее двух лет назад на сайте Белого дома была размещена петиция, собравшая более 100 тысяч подписей. Американцы требовали от администрации Обамы уволить ведущего популярной программы общенациональной телесети АВС, пропустившего в эфир «некорректные выражения». А всё дело было в том, что тележурналист Джимми Киммел проводил опрос на тему: «Как решить проблему многомиллиардного долга США Китаю?». И один мальчик, оказавшийся у микрофона, вдруг выпалил: «Нужно убить всех китайцев». Ребенок, что с него возьмешь? Но население США (и не только китайского происхождения) было возмущено тем, что журналист пропустил фразу мальчика в эфир. А это уже серьезный повод для принятия мер. Правда, не Обамой, конечно, а теми, кто формирует программную политику телеканала. Киммелу, как и руководству АВС, пришлось публично извиниться и убрать возмутительный сюжет при повторе передачи, а также на сайте телекомпании.

Все эти и многие другие примеры, которые можно было бы привести, свидетельствуют об одном и том же: свои права нужно защищать всегда и везде. Населению, политическим и общественным организациям, которые его представляют. Если этого не происходит, то всегда найдется кто-то, кто наши права захочет ущемить, нарушить.

Всё это в полной мере относится и к правам информационным. И к ситуации в Беларуси.

Но здесь она как раз кардинальным образом отличается. Прежде всего, тем, что население нашей страны далеко от понимания своих прав в этой сфере. Рядовой гражданин нашей страны не видит никакой связи между свободой получения и распространения информации и тем экономическим и социальным положением, в котором он оказался. «Принципы на хлеб не намажешь» - эта «сермяжная правда» нашей жизни покоится на твердом убеждении: слова не меняют жизни. Бесполезно здесь кого-либо убеждать, почему это не так. И приводить примеры: в тех странах, где потребление всех видов медиа наиболее высокое (Скандинавия, Германия), наиболее высокий и уровень жизни, и ее продолжительность. Выстраивать всю логическую цепочку связи этих явлений здесь нет ни времени, ни места: мы достаточно об этом говорили по разным поводам.

Но можно начать с понятного всем. В бюджете 2014 года на финансирование средств массовой информации (государственных, конечно) выделено более 52-х миллионов Евро. Я не поленился и подсчитал: с каждого из нас (из налогов, которые мы платим) взяли на это «богоугодное» дело по... 5492 Евро, или больше, чем по 7 тысяч долларов.

Из них на телевидение и радио, которое мы не смотрим, - по 4,5 тысяч Евро, или почти по 6 тысяч долларов. Совсем неплохо! В мозгу возникает сюжет, достойный авторства блогера Виктора Малишевского - «Следите за руками!». Если каждому из нас выдать эти деньги наличными, то, не работая совсем, можно получать больше, чем те «волшебные» 500 долларов в месяц, которыми столько лет завлекают белорусов в «процветающую» Беларусь. Это, конечно, шутка. Но в каждой шутке, как известно, есть доля... шутки. Всё остальное — правда.

Добавим к этому, что цифра отражает расходы только общенационального бюджета. А из местных бюджетов на региональные СМИ средства выделяются отдельно.

А теперь представим себе, что это происходит где-то в Америке. Хотя там и в страшном сне не может присниться такое явление, как государственные СМИ. Государственная там — радиостанция «Голос Америки», да и той запрещено вещать на территорию Соединенных Штатов, на собственное население.

Но вдруг, приснилось вот такое обычному американцу. А также всем его соседям. Что бы они сделали? Нет, они не устраивали бы Майдан возе Белого дома. Они просто подали бы в суд на правительство Соединенных Штатов. Вместе и поодиночке. Потому что там в Федеральном суде рассматриваются иски: «Г-н такой-то против правительства Соединенных Штатов». И г-н такой-то запросто может такой иск выиграть, если что-то ущемляет его права и не соответствует Конституции. А государственное финансирование медиа не только не соответствует, но грубейшим образом нарушает американскую Конституцию, которую отцы-основатели этой страны скроили довольно прочно, на фундаменте взаимной ответственности граждан и государства.

Упоминая об этих фактах, автор тут же признается в некорректности таких сравнений. Действительно, Америка — не Беларусь, тут и доказывать ничего не приходится. Более двухсот лет устойчивого демократического развития — это такой фундамент, который поколебать довольно трудно. Но оказалось, что и 74-летний «опыт» советской истории тоже не проходит бесследно. После распада Советского Союза все новые государства назвали «постсоветскими», но оказалось, что прощаться с советским наследием рано даже сейчас. То, что в эйфории 90-х годов принимали как «временные трудности» перехода к демократическим ценностям, сейчас оказывается реальностью настоящего безо всяких модификаций. А «переходными» страны вроде Беларуси и России можно назвать только в смысле возврата к прошлому. В этом убеждают сегодняшние события в Украине и вокруг нее. Оказалось, что и сейчас в таких обществах, как наше, воспроизводятся разные ментальности с разными взглядами на жизнь.

В сфере медиа само наличие и широкое распространение государственных СМИ нельзя объяснить только волей авторитарного режима Лукашенко. Эти медиа востребованы значительной частью белорусского общества. Об этом, на основании более чем 20-летних наблюдений, говорит основатель НИСЭПИ, профессор социологии Олег Манаев: «Одни белорусы (речь идет о миллионах людей) находят себя, удовлетворяют свои информационные и коммуникационные интересы в государственных СМИ, а другие – в негосударственных. Таким образом, медийная система участвует в воспроизводстве социальной системы. И разорвать этот круг очень трудно. Даже при кардинальной смене власти на это потребуются годы».

Эти годы потребуются на то, чтобы:

  • у белорусов возник спрос на объективную и профессионально поданную информацию. И не только спрос, а готовность бороться за свое право получать такую информацию. Пока что ни одной демонстрации или акции по этому поводу не припоминается;

  • чтобы здоровые силы белорусского общества (политические партии, общественные организации) осознали важность свободного циркулирования объективной информации и придали бы этой проблеме острое политическое значение. До сих пор ни одно из общественных движений (кроме профессиональной организации — БАЖ) не ставит такого лозунга, даже во время президентских и парламентских кампаний;

  • устранить в самой журналистике «баррикадность» мышления и привычку мыслить политическими стереотипами;

  • избавиться от цензуры и самоцензуры, возникающей в условиях жестокого прессинга властей.

Но чтобы этого добиться, нужно осознание одной простой вещи: свобода информации — это не узкая, профессиональная журналистская проблема. Это проблема всех, всей нации. Пока этого нет (см. этот перечень сначала), мы вынуждены уныло ходить по кругу.

 

Оценить материал:
Голосов еще нет
распечатать Обсудить в: