ОБ АВТОРЕ

Журналіст, медыяэксперт.

Лаўрэат прэміі «Dot-Журналистика» ў намінацыі «За пределами Рунета» ў 2012, 2013, 2014 гадах

Выпускнік Літоўскага эдукалагічнага ўніверсітэта.

Працаваў рэпарцёрам у газетах «Чырвоная змена» і «Свабода», рэдактарам на радыёстанцыі «Крынiца» Беларускага радыё.

Супрацоўнічаў з радыёстанцыямі «Юность/Молодежный канал» (Масква), «Радыё Рацыя» (Беласток), Deutsche Welle (Бон), газетамі «Экспресс-хроника» (Масква), «Бизнес&Балтия» (Рыга), «Лабрит» (Рыга), «Караван» (Алматы), «Общая газета» (Масква).

З 1995 па 2015 г. - супрацоўнік недзяржаўнага аналітычнага тыднёвіка «Белорусы и рынок», быў загадчыкам аддзела грамадска-палітычнай інфармацыі.

Вы здесь

Терминология украинского кризиса в белорусских СМИ

В фокусе

Для описания незаконных вооруженных формирований в Крыму и на юго-востоке Украины белорусские журналисты часть наименований позаимствовали у российских коллег, а часть - у украинских. Вместе с именами импортирован и комплекс стереотипов.

Есть целый свод правил поведения журналистов в конфликтных ситуациях, но в случае информационной войны эти правила порой перестают работать. Кому-то очень хочется помочь читателю разобраться на какой стороне хорошие ребята, а на какой – плохие. У других цель - сменить систему координат, чтобы читатель не мог разобраться на какой стороне воюет Небесное воинство. У третьих и вовсе стоит военная задача - обесчеловечить образ врага ("киевская хунта", "бандеровцы", "фашисты", "Москалів - на ножі, комуняку - на гілляку!").

Так, например, сразу после захвата неизвестными вооруженными людьми здания Верховного Совета Крыма российская сторона стала продвигать в СМИ, и особенно через социальные сети, наименование для этой группы военных "вежливые люди". Их украинские оппоненты называли неопознанных военных -  "зелеными человечками". Слова эти стали интернет-мемами, но что собственно они означают?

Термин "вежливые люди" не только имеет позитивную коннотацию, но и позволяет уйти от вопроса: кто именно захватил административное здание - незаконное вооруженное формирование или российские военные.

Что касается "зеленых человечков", то, похоже, термин родился как своего рода прикол, попытка страшное сделать смешным. При этом надо было как-то назвать явление, но так, чтобы и не делать бездоказательных заявлений, и не провоцировать войну между российскими и украинскими военными. Возможно, были и какие-то другие соображения.

Эти интернет-мемы содержат элемент манипуляции, используя их, журналисты  не называют вещи своими именами. Именно поэтому в СМИ они заняли маргинальную позицию. На первое место вышли банальные описательные определения, типа "вооруженные люди". Этого достаточно иностранным корреспондентам, но совсем недостаточно  украинским.

В Украине решили отличать:

  • - диверсантов, имеющих специальную подготовку и задание по организации диверсий;
  • - самооборону, как группу граждан, объединившихся для защиты граждан;
  • - солдат- миротворцев, получивших приглашение правительства и действующих по мандату ООН;
  • - сепаратистов - жителей региона, выступающих за его отделения от государства;
  • - оккупантов - иностранных солдат с опознавательными знаками или без них, захватывающих территорию государства;
  • - террористов - лиц, захватывающих заложников, совершающих поджоги, пытки, убийства, запугивающих насилием население и органы власти;
  • - пособников террористов, которые сами не совершают теракты, но помогают им материально, финансово или информацией;
  • - сторонников федерализации, которые выступают за то, чтобы унитарное государство получило федеративное устройство (не путать с усилением местного самоуправления).

Все эти рекомендации напоминают выдержки из Style Guide (Style Book), которые есть у подавляющего большинства западных СМИ. На постсоветском пространстве не все издания обзавелись такими сводами писанных правил "как мы кого называем", но та или иная редакционная политика, пусть в устном виде однозначно существует. А значит -результат поддается кодификации.

У автора этих строк возникла теория, что освещение событий в Украине в разных СМИ можно измерить с помощью тех слов, которыми они описывают незаконные вооруженные формирования.

Исследование проводилось с использованием инструмента Google Advanced Search, который дает возможность оценивать тенденции, но не разрешает всерьез опираться на конкретные цифры. Был составлен словарь ключевых слов на английском, белорусском, немецком, русском и украинском языках (см. Таблица ниже).

Исследованием были охвачены сайты в Беларуси, Германии, России, США и Украине в течение года, а также сайты конкретных СМИ (ap.org, belapan.by, belmarket.by, belta.by, cnn.com, dw.de, euroradio.fm, faz.net, foxnews.com, naviny.by, nn.by, novychas.info, nv-online.info, onliner.by, pravda.com.ua, reuters.com, rt.com, sb.by, spiegel.de, stern.de, tut.by, tvr.by, ukrinform.ua, unian.ua, zviazda.by). Было интересно узнать одинаково ли одно и то же издание называет незаконные вооруженные формирования в Украине и в других странах, а также использует ли оно эвфемизмы вместо прямого значения.

Английский

Немецкий

Русский (РФ)

Украинский

Белорусский

Русский (РБ)

paramilitaries

paramilit?rische formation

военизированные формирования

воєнізовані формування

ваенізаваныя фарміраванні

военизированные формирования

terrorists

Terroristen

террористы

терористі

тэрарысты

террористы

fighters

K?mpfer

боец

боєць

баец

боец

pro-Russian separatists

Prorussische Separatisten

пророссийские сепаратисты

проросійські сепаратисти

прарасійскія сепаратысты

пророссийские сепаратисты

"polite people"

"h?fliche Menschen"

вежливые люди

ввічливі люди

ветлівыя людзі

вежливые люди

"little green men"

"gr?ne M?nnchen"

зеленые человечки

зелені чоловічки

зялёныя чалавечкі

зеленые человечки

gunmen

Bewaffnete

боевики

бойовики

баявік

боевики

armed militia

bewaffnete Milizen

вооруженные ополченцы

збройні ополченці

узброеныя апалчэнцы

вооруженные ополченцы

militia

Landwehrm?nner

ополченцы

ополченці

апалчэнцы

ополченцы

supporters of federalization

Fans von federalization

сторонники федерализации

прихильники федералізації

прыхільнікі федэралізацыі

сторонники федерализации

В таблице желтым маркером показано наиболее употребительное слово или выражение, красным - второе по частотности, а в случае Германии возникла необходимость использовать дополнительно оранжевый маркер, так как еще несколько ключевых слов показали высокую частотность.

Как оказалось, выражение "военизированные формирования" СМИ использовали в основном при цитировании дипломатов, а по своей инициативе подбирали другие слова. Только в российских СМИ к вооруженным людям, противостоящим силам правопорядка, использовали разные выражения: в Донецке и Луганске были "бойцы ополчения" (39-40%), а если речь заходила о "боевиках", то это были "боевики Майдана" или "Правого сектора".

В англоязычных СМИ всех вооруженных лиц, противостоящих силам правопорядка, вне зависимости от мест действия называли, как правило, gunmen (боевик, 40%), а если противостояние переходило определенную черту, то использовался термин terrorists (террористы, 39%).

Картину смазывает присутствие в англоязычном информационном пространстве российского телеканала Russia Today, где для описания тех же лиц, совершающих те же действия, использовали термин fighters (боец), а террористами называли исключительно представителей организации "Правый сектор".

В немецкоязычных СМИ фокус при описании незаконных вооруженных формирований Донецка и Луганска был сделан на их политической направленности Prorussische Separatisten (пророссийские сепаратисты, 26,6%), а Bewaffnete (боевики, 26,5%) стало фактически синонимом. Интересно, что после этого с не большим отрывом идут термины Terroristen (террористы, 24,7%) и K?mpfer (боец, 21%).

В украинских СМИ, как украиноязычных, так и русскоязычных, частотность использования основных терминов совпадает с англоязычными СМИ: бойовики (боевики, 55,6%) и терористі (террористы, 38%).

А вот в белорусских СМИ обнаружилось различие в использовании терминологии в зависимости от используемого языка (белорусского или русского), а не от формы собственности издания (здесь отличие было скорее в количестве публикаций и их эксклюзивности). В исследуемых русскоязычных СМИ более активно использовался термин ополченцы (38,2%), чуть менее активно - террористы (24,7%).

В белорусскоязычных СМИ как в англоязычных и украиноязычных на первое место вышли тэрарысты (72,1%) и баявікі (20,9%).

Оценить материал:
5
Средняя: 5 (1 оценка)
распечатать Обсудить в: