ОБ АВТОРЕ

Окончила Институт журналистики БГУ. Училась в Белостокском государственном университете по специальности «Педагогика и психология».

Начинала работу корреспондентом в «Брестской газете».

В настоящее время редактор новостного сайта «Мой Брест».

Сотрудничает с «Ежедневником», TUT.BY и другими СМИ.

Интересуется медиапсихологией и медиавоздействием.

Вы здесь

Быть журналистом и человеком

В фокусе

Кто вы? Ответьте на этот простой вопрос, не задумываясь, прямо сейчас. Назовите первое, что придет в голову. Кто вы?

«Я – журналист!», – гордо заявили вы? Увы, но в данном случае повода для гордости нет. Кажется, вы забыли, что вы, вообще-то, человек.

Этот экспресс-тест психологи часто предлагают людям, которые жалуются на измотанность, усталость от общения с людьми и «усеагульную абыякавасць да жыцця». Если вы в первую очередь отождествляете себя с профессией, то, вероятнее всего, вы вскоре заработаете себе синдром эмоционального выгорания.

«Я встречалась с такой ситуацией: ко мне приходит человек, журналист. Задаешь один элементарный вопрос: кто ты? И журналист громко отвечает: «Я – журналист!» Он не говорит «Я – женщина» или «Я – человек», «Я – Миша», «Я – мать»… Мы наблюдаем полную самоидентификацию со своей профессией, – комментирует Юлия Лепихова, психолог и психоаналитик, специалист в области психологии травмы и кризисных ситуаций. – Получается, что сама профессия наполнена гораздо большими смыслами, чем жизнь. Даже больше: все смыслы человека – в его профессии. Но ведь профессия – это только часть жизни».

Человек – не робот, обученный выполнять определенный набор функций без устали и без эмоций. Журналист не может 24 часа в сутки быть журналистом, как бы ему этого ни хотелось. Может, но недолго: человеческий организм хитрее, чем мы думаем, и не позволит над собой издеваться слишком долго. В один совсем не прекрасный момент все равно захочется сказать: «Я так больше не могу».

«С каждым годом увеличивается информационный поток, и это влияет на ритм жизни журналиста. За рабочий день ему приходится успевать все больше и больше. А когда человек превращается в печатную машинку, это неизбежно сказывается на качестве его работы. Наши возможности не безграничны. Если бы Довлатов, например, поработал годик в наших медиа в режиме онлайн, мне кажется, он оказался бы в сумасшедшем доме, как Иван Бездомный. Только добровольно. Многие знакомые журналисты заняты в нескольких проектах и работают практически без выходных – на износ. В таком ритме рано или поздно наступает момент, когда ты понимаешь: «Всё, с меня хватит. Я забыл, когда высыпался. Жизнь – настоящая жизнь проходит мимо!», – делится своими наблюдениями журналистка Татьяна Гусева.

Как раз в этом случае уместно будет вспомнить о том, что такое эмоциональное выгорание.

 

«А может, я просто немножко устал?»

Наверняка вам захочется упрекнуть автора в преувеличении. Мол, чувствовать усталость – это нормально, не обязательно сразу диагностировать выгорание. Не обязательно, да.

Первым о профессиональном выгорании заговорил американский психиатр Фрейденбергер, когда заметил, что люди, работающие в кризисных центрах, иногда чувствуют разочарованность в работе и эмоциональное истощение. Потом психологи и психиатры выяснили, что выгорание свойственно всем профессиям, связанным с людьми. Стало быть, и журналистам тоже.

С нами делятся своими проблемами, мы пишем о смертях, ищем ответы на вопросы, от которых зависят судьбы миллионов, осознавая свою ответственность перед ними… А добавьте к этому еще и условия работы: дедлайны, интенсивное эмоциональное напряжение, бесконечные как Вселенная объемы информации…

Выгорание часто начинается с «я просто немножко устал». Если уставать каждый день и никак с этим состоянием не справляться, можно прийти к полному истощению, нервным срывам и психическим расстройствам.

Как распознать эмоциональное выгорание?

Журналиста хочется сравнить с горьковским Данко: он, благородный и смелый, жертвует собой, несет свое горящее сердце, освещая другим путь… Но недолго. Журналист не вечный двигатель. Можно долго работать на пике энтузиазма, а потом просто сгореть.

Все, что связано с психикой, не поддается четким причинно-следственным связям «если – то». Если вы раздражены, то вовсе не значит, что вас уже настиг синдром выгорания: может, просто голова болит или действительно гадкий собеседник попался.

Психологи выделяют три стадии эмоционального выгорания.

Первую стадию можно охарактеризовать такими высказываниями специалиста:

- «Вроде бы все хорошо, но как-то скучно и пусто на душе»

- «Отстаньте от меня, пожалуйста, оставьте меня в покое!»

В самом начале профессионального выгорания журналист ощущает стресс, тревожность, отстраняется от общения с родными и друзьями. Сглаживается острота и свежесть чувств, приглушаются эмоции, мучит неудовлетворенность.

Вторая стадия связана с агрессивными переживаниями.  «Да пошло оно все!», – говорит журналист. Он может открыто выражать свою неприязнь к коллегам и людям, с которыми он связан по работе. Скрытая антипатия превращается в агрессивные выпады, вспышки раздражения.

«Подобное поведение – это неосознаваемое им самим проявление чувства самосохранения при общении, превышающем безопасный для организма уровень», – поясняют психологи.

Третья стадия близка в представлении обывателя к понятию «депрессия», а порой выгорание и действительно перетекает в нервный срыв и депрессивное расстройство. Равнодушное и спокойное, но леденящее «Мне уже все равно», – опасный признак. Человек потерял интерес к жизни. Мир стал бесцветным и «плоским», глаза утратили блеск, а энтузиазм улетучился, будто его и не было.

И уж совсем не должно возникать сомнений, что журналист выгорел и срочно нужно что-то делать с этим состоянием, когда психологическое напряжение «материализуется» в виде проблем со здоровьем. Это может проявляться в виде расстройств сна, мигреней, сердечных болей, расстройств желудочно-кишечного тракта, беспричинных колебаний веса.

 

Как не сгореть?

«Порой мы сами себя загоняем, – считает Татьяна Гусева. – Мне кажется, если чаще себе задавать глобальные вопросы из серии «Чего я хочу в жизни?», «Туда ли я иду?» или попроще – «Когда я была в театре? Ходила в гости? Читала книгу? Ездила в отпуск?» – можно избежать эмоционального выгорания. Не доводить себя до состояния выжатого лимона и время от времени повторять: «Это всего лишь работа». Чтобы не пришлось сидеть возле лошади и уговаривать ее не быть дохлой».

Универсального чудодейственного рецепта, который бы помог избежать эмоционального выгорания, не существует. Однако психолог Юлия Лепихова согласна с тем, что «это всего лишь работа», и призывает журналистов разделять профессию и жизнь.

«Если человек живет только своей профессией, переоценивая ее, конечно же он наиболее подвержен стрессам и профессиональному выгоранию. Чем больше у него интересов помимо профессии, тем лучше. Вв том числе безбашенных друзей, не имеющих никакого отношения к журналистике. А любимые люди, семьи, собаки… На велосипеде любите кататься? Вот и катайтесь!

Чем больше помимо профессии мы живем просто как люди: наслаждаемся жизнью, занимаемся сексом, любим, ругаемся и прочее, тем больше вариантов, что в стрессогенной ситуации, связанной с профессией, мы сможем найти ресурсы для восстановления где-то вовне. Среди любимых, например: когда ты пришел домой, а тебя нежно почесали за ухом.

Если вся жизнь сконцентрирована в профессии и нет больше радости в жизни, тогда нет никакого ресурса для самовосстановления.

Первый шаг – отделить себя от профессии, осознать, что вы еще и человек».

Профессий много. И только когда вас спрашивают «Кто вы по профессии?», тогда можно громко и гордо заявить: «Журналист!»

Оценить материал:
5
Средняя: 5 (1 оценка)
распечатать Обсудить в: