ОБ АВТОРЕ

Студентка Европейского Гуманитарного университета.

Специализация: "Массовые коммуникации и журналистика"

ЕЩЕ МАТЕРИАЛЫ ЭТОГО АВТОРА

    Материалы отсутствуют

Вы здесь

Быть эффективными

На понятие эфффективности СМИ всегда смотрели косо: уж очень от него отдавало коммунистическими представлениями о «воспитательном» значении прессы. Но, с другой стороны, если совсем отказываться от попыток оценивать (а тем более замерять) степень «полезности» СМИ, то недолго и до отрицания самой, даже гипотетической, цели их возникновения и существования. А это уже за гранью здравого смысла. «Воспитывать» не надо, нужно просто хорошо информировать. Но что это означает?

В теории и практике массовых коммуникаций понятие их эффективности понимается как обусловленность качества донесенной информации ее конечным результатом. В сфере социальной информации наиболее надежным индикатором и того, и другого является квалифицированное общественное мнение. Оно включает в себя высокую осведомленность большинства населения о происходящем в стране и за её пределами, возможность для каждого гражданина принимать взвешенные решения касательно общественных и политических проблем. То есть, эффективность СМИ — это их способность формировать и развивать ценностные установки общества, его идеалы и стремления. Другими словами, средства массовой информации тогда эффективны, когда они действительно служат экономическому и социальному расцвету нации, духовному обогащению, культурному развитию населения страны. Собственно, а для чего другого их «держать»?

Население развитых европейских стран очень активно использует СМИ для того, чтобы непосредственно принимать участие в решении важнейших глобальных, национальных и местных проблем. Достаточно сказать, что в среднем в Европе на каждых двух граждан приходится один экземпляр газеты. Медиа освещают именно те вопросы, которые непосредственно интересуют и затрагивают интересы граждан. В цивилизованных странах СМИ предоставляют обществу разноплановую информацию, на основе которой население может действовать в своих интересах. А это значит, что закрепляются приоритеты социального развития, отвечающие общечеловеческим нормам и ценностям. Это и есть высокая степень эффективности медиа. Поэтому манипулятивные медиа никак и никогда нельзя называть эффективными.

Например, российские СМИ сейчас довольно «эффективны» в создании желательного для властей этой страны имиджа собственных действий. Часть этой «эффективности» накрыла и белорусское общество. Но характер ее таков, что мы всё меньше понимаем смысл событий в Украине, и всё меньше знаем, что на самом деле происходит в соседнем государстве, с которым Беларусь связана союзническими обязательствами. Такое положение просто опасно для национального самосознания и государственного суверенитета. 

В Беларуси же на сегодняшний день СМИ не могут оказывать достаточное влияние на формирование общественного мнения. Население часто получает необъективную и недостоверную информацию, что в нормальной медиасреде было бы воспринято как нарушение неотъемлемых прав личности. Соответственно, у белорусов нет доверия к отечественным СМИ: информация, поступающая к зрителю или читателю, не помогает ему формировать объективные представления и принимать на их основе адекватные решения. Медиа «гудят» сами по себе, а каждый из нас о самом важном узнает откуда угодно, только не из газет, ТВ и Сети.

Почему это происходит?

Основной проблемой является то, что белорусская журналистика оказалась расколотой на два лагеря: государственный и негосударственный. Это приводит к «баррикадному» эффекту и расколу информационого пространства на «своих» и «чужих».

Власти республики Беларусь считают первостепенной задачей сохранение государственной монополии на информацию. По ее мнению, это — самая важная предпосылка для эффективности белорусских СМИ. Но к чему это приводит на практике?

Несомненно, наибольшей популярностью среди населения Беларуси пользуется телевидение. Оно является главной пропагандистской площадкой власти, так как подавляющее большинство граждан именно из телевизионных программ получают информацию о происходящем в мире и стране. Альтернативы государственному телевидению в Беларуси не существует.

В полиграфическом секторе государственных СМИ также бросается в глаза количественное преобладание: тираж только главного официоза превышает совокупный тираж всех независимых газет.

Возможность минимизировать свои затраты на ресурсы, отсутствие каких-либо ограничений на распространение своей продукции, принудительная подписка, фактический монополизм на размещение рекламы увеличивают преимущества государственных СМИ по сравнению с негосударственными средствами массовой информации. Казалось бы, в таких, «тепличных» условиях они должны демонстрировать и явное преимущество в качестве публикуемых материалов, в поддержке интереса широкой аудитории к своим изданиям. Но этого не происходит. Количественное преобладание государственных СМИ на рынке информации (тиражи государственых газет, охват населения монопольным государственным ТВ и радио) не приводит к такому же соотношению в аудитории. То есть, «охват» есть, но «эффективность» его — сомнительна.

Например, летом 2011 г., в условиях кризисных явлений в экономике, проблем с валютой и резкой девальвации, государственные СМИ не писали о кризисе, а были сосредоточены только на «позитиве». Население же, как могло, раздобывало позарез нужную информацию из окольных источников. Во время шведского «плюшевого десанта» государственные СМИ замалчивали сам факт и только через несколько дней вынуждены были признать очевидное.

В своем обычном стиле вели себя государственные СМИ во время событий в Украине. Поначалу они никак не реагировали на события, происходящие в соседней стране. Несмотря на то, что акции протеста начались еще в конце ноября, государственные СМИ почти две недели «не замечали» киевского Евромайдана. А в Бресте даже были отключены кабельные телеканалы, освещавшие события в Украине. И только в начале декабря появились первые публикации в государственной прессе. Причем они отличались необычной для нее сдержанностью. Такое поведение не добавляет уважения читателей и зрителей.

Однако и в негосударствненом секторе СМИ положение далеко от идеального.

Проблемы белорусской негосударственной журналистики можно условно разделить на внешние и внутренние.

Внешние проблемы создает власть, используя все свои возможности: административные, экономические, чисто силовые. Независимые общественно-политические СМИ, задавленные запретами, часто не в состоянии выполнять свое основное предназначение: информировать и просвещать аудиторию. И это объективные причины.

Но существуют и субъективные факторы, из-за которых независимые СМИ не в полной мере выполняют функцию средств массовой информации, то есть того, ради чего они создавались.

Занимая оборонительные позиции, находясь, фактически, в состоянии необъявленной войны с властями, многие независимые медиа, вольно или невольно, вынуждены лавировать в выборе тем и поводов для публикаций. «Война» на чужом поле приводит к тому, что, фактически, вся независимая журналистика обсуждает такие информационные темы, которые «подбрасываются» ей властью. В результате она неизменно выступает в роли ньюсмейкера, а независимые СМИ только подхватывают темы, которые инициируют государственные структуры.

Игра «вторым номером» заставляет «пережевывать» события и факты, не представляюще интереса для аудитории. Например, уход с работы одной из ведущих сотрудниц информационной служб БТ стал информационным поводом (спустя три месяца после этого ухода!) для независимых СМИ на несколько недель.

Попытки объяснить одни и те же факты с противоположных позиций, поставить на первое место свое мнение, свою интерпретацию событий часто приводят к алгоритму журналистики, очень напоминающему государственный, только с противоположным знаком. В глазах массовой аудитории государственные СМИ прочно ассоциируются с властью, а негосударственные – с оппозицией. Объективности не ждут ни от тех, ни от других. Снижение доверия населения, как к государственным, так и к негосударственным медиа отмечается всеми социологами. При этом доверие к государственным СМИ падает быстрее.

Разделение на «чэсных» и «нячэсных» журналистов возникло не сегодня. За это время среди независимых журналистов родились и окрепли два мифа. Согласно одному из них, существуют государственные СМИ (они «плохие», но их много, они незаслуженно пользуются различными льготами и т.д.) и негосударственные (они «хорошие», но их мало, они преследуются властью и т.д.). Второй миф утверждает, что если бы независимые СМИ свободно распространялись, были «вхожи в каждый дом», то через короткое время Беларусь стала бы другой страной. Эти мифы (особенно второй) косвенно подтверждает власть, проявляя повышенную агрессию по отношению к негосударственным СМИ. Видимо, она тоже находится под влиянием этого мифа.

Вместе с тем, в Беларуси существует довольно устойчивая и очень представительная группа населения, доверяющая государственным СМИ не по принуждению и не под влиянием пропаганды, а по убеждениям. Как бы ни хотелось кому-то отрицать этот факт, но это действительно так. Другая часть белорусского общества по тем же самым причинам поддерживает негосударственные СМИ. То есть, в белорусском обществе реально существуют большие группы людей с совершенно разными духовными запросами и ценностными ориентирами. И это есть наша реальность.

Чем скорее мы ее увидим, тем быстрее избавимся от мифов. А пока что обычный белорусский гражданин воспринимает белорусскую журналистику как разновидность репродуктора: он висит высоко на столбе, а жизнь идет здесь, внизу.

Оценить материал:
5
Средняя: 5 (1 оценка)
распечатать Обсудить в: