ОБ АВТОРЕ

Журналист.

В 2006 году была отчислена с Факультета журналистики БГУ за участие в акции протеста после президентских выборов.

Окончила факультет журналистики Ягеллонского университета (Краков, Польша).

С 2009 по 2011 год работала редактором новостного отдела и контент менеджером портала chechenpress.org.

С 2010 года работала на популярном польском телеканале TVN.

С августа 2012 – специальный корреспондент  «Радио Рация».

Публиковалась в российской «Новой Газете», «Нашай Ніве»,  сотрудничала с информационным агенством  БелаПАН, интернет-порталом TUT.BY и другими.

Вы здесь

Скрытень

Интервью

Рядовой программист  компании Yahoo в Каире Моханнад Галяль не подозревал, что однажды станет самым известным гражданским журналистом арабского мира. Во время египетской революции 2011 года Моханнад посещал акции протеста и снимал на скрытую камеру провокаторов, избивавших протестующих.

С помощью программы Picassa, способной распознавать лица,  он начал собирать базу силовиков  и провокаторов Египта и выкладывал эти данные в сеть. Вскоре египетского отделения телеканала Al Jazeera посвятила Галялю документальный фильм  «El Mondes» (Скрытень).

Начало

Моханнад Галяль занимался программированием и изучал веб-дизайн. Они никогда не увлекался фотографией или видео и н не писал текстов. Его журналистская карьера началась во время революции 25 января, которая на волне Арабской весны вспыхнула в Египте в 2011 году.

- В одно прекрасное утро вместо рабочего портфеля я взял плакат, нарисованный накануне ночью, и пошёл на площадь Тахрир, чтобы  поддержать протестующих. Я не очень-то верил в победу революции в нашей стране, но пример Туниса, где революция победила, вдохновил меня и ещё много тысяч моих сограждан настолько, что мы просто решили не расходиться, пока власть не отступит.

Но власть отступать не собиралась.  На улицах Каира в эти дни происходили страшные вещи. Я ежедневно наблюдал провокации, избиения, нападения на протестующих. Причём не только со стороны полиции и военных, которые несли службу. Но и со стороны так называемых балтаги – провокаторов в гражданском. Они провоцировали драки, занимались мародёрством, разбоем и прочими бесчинствами.

Ежедневно приходя на площадь Тахрир, на улицу Мохаммед Махмуд или в район Аль Абассия, где протесты были наиболее активными, Моханнад Галяль наблюдал десятки провокаций, которые для многих протестующих заканчивались побоями, переломами и другими увечьями.

А одну из таких драматических сцен Моханнаду удалось заснять на видео – несколько человек гнались за мужчиной, который оступился и упал лицом на асфальт. После чего разъярённая толпа людей в гражданском набросилась на него, избивая ногами и всем, что попадётся под руку.

В этот же вечер Моханнад опубликовал видео в YouTube и за несколько часов набрал пару десятков тысяч просмотров. Один из популярных в Египте новостных ресурсов даже запустил видео в эфире в прайм-тайм. Именно в этот момент парень понял, что его миссия - фиксировать подобные моменты, чтобы доносить до зрителя то, что он видит своими глазами. Проще говоря, Моханнад Галяль стал гражданским журналистом.

- Я не силён в терминологии, я вообще-то программист. Но увидев собственными глазами, что происходит на улицах Каира, я понял, что о происходящем нужно рассказать как можно громче. Тогда уже в среде протестующих начала распространятся информация о том, кто такие балтагия, как они кооперируются и какие цели преследуют.

Революцию 25 января ещё называют Революцией через социальные сети. Потому что в основном протестующие договаривались через закрытые группы или fanpage  в фейсбуке или через твиттер. По большому счёту, отследить движения протестующих было несложно, потому что кто угодно мог получить информацию о месте и времени сбора.

В какой-то момент я начал замечать, что как только протестующие начинают собираться в каком-то условленном месте, тут же появляются те самые балтагия и начинается хаос.

Тогда я решил, что мне не просто нужно начать отслеживать происходящее, фиксируя факты насилия в отношения протестующих на камеру, но так же исполнить роль того самого скрытня, который анонимно наблюдает за происходящим и потом распространяет информацию настолько, насколько это в принципе возможно.

Вооружившись простым зеркальным фотоаппаратом с функцией съёмки видео, я начал следовать за происходящими событиями, снимая их на камеру, которая всегда висела у меня на груди, закрытая курткой или кофтой так, чтобы наружу выходил только объектив. Он  был минимально заметен. Про скрытые камеры я подумал гораздо позже.

Но через некоторое время подобная работа показалась Моханнаду неэффективной, и он решил пойти дальше.

Работа под прикрытием

Зарегистрировав несколько фейковых аккаунтов в социальных сетях, Моханнад начал внимательно отслеживать происходящее в среде тех самых балтагия, узнавая об их местах сбора, изучая людей, которые входят в эти группы и собирая на них всю возможную информацию.

- С одной стороны для меня важны были идеи революции. Но с другой стороны, мне хотелось собрать побольше информации об этих людях и их руководителях. Потому что балтагия делятся на несколько категорий. Одна из них это фулюли – последователи бывшего президента Мубарака, люди идейные и соответственно неплохо самоорганизованные. И так называемые балади – люди с низким уровнем образования, которые выполняли распоряжения полиции в обмен  на какую-то услугу или собственную свободу (за отказ от участия в провокациях против протестующих балади могли посадить в тюрьму – прим. авт.)

И если первая группа была хорошо организована, и за ними можно было следить в социальных сетях, то для наблюдения за второй мне пришлось начать работать под прикрытием. Например, я узнавал от первой группы, что в такой-то день в таком-то месте планируется провокация. Понятное дело, что там же будут собираться участники второй группы, которые получат распоряжения и приступят к акции. Вооружившись диктофоном и одевшись в подходящую одежду, я заранее приезжал на место, чтобы затеряться среди провокаторов и записать происходящее там.

И однажды мне это действительно удалось. Я записал распоряжения одного из полицейских чиновников, которые потом выложил в YouTube. Запись произвела эффект разорвавшейся бомбы. Её ретранслировали и перепечатывали повсеместно. Я же решил действовать более активно.

Для этого мне нужно было придумать какие-то новые методы для конспирации. Несколько раз я представлялся  журналистом египетского телевидения и теперь понимал, что меня могут разоблачить. Поэтому перед каждым новым походом «на дело» я придумывал себе новый образ. Я был уборщиком мусора или религиозным деятелем с длинной бородой и в галабее (длинное мужское платье – прим. авт.). Словом, я часто менял внешность. Однажды даже подделал удостоверение личности, благо, что в стране царил такой хаос и меня просто не стали проверять.

Тогда же Моханнад подумал о том, чтобы купить скрытую видео камеру и записывать происходящее не только на аудио, но и на видео. В режиме онлайн, он фиксировал все происходящие события, накапливая бесценный материал.

- Так мой день и выглядел: когда я не мог уйти с работы, я сидел в офисе, потом шёл на акцию, а вечером разбирал собранный материал и что-то публиковал в социальных сетях, что-то заливал на YouTube. Параллельно следил за тем, что происходит в среде провокаторов.

Было ли мне страшно? Знаете, я как-то об этом не думал. Потому что сначала меня охватил какой-то сумасшедший азарт. А со временем я вообще понял, что это моё предопределение от Бога.

За год постоянной работы Моханнад собрал данные на несколько сотен полицейских и провокаторов, которые принимали участие в беспорядках. И помогла ему в этом программа Picassa – бесплатное приложение от Google.

- В Picassa есть чудесная функция распознавания лиц. То есть, если программе показать одного человека с разных ракурсов, то она его запоминает и в последующем начинает распознавать этих людей.

Как это работает? Я делал скриншоты с видео, которые находил в интернете или снимал сам, например, с фулюлями, которые высказывались в поддержку Мубарака или позже в поддержку генерала Ас Сиси. Я брал их лица с разных ракурсов, забивал в программу, присваивал имя человеку, чтобы в будущем, при добавлении фото, Picassa выдавала  мне совпадения.

Таким образом я мог отследить, какой конкретно балтагия и где себя «засветил». Кроме того, я мог находить этих людей через социальные сети и собирать на них информацию. Например, у меня есть запись, как некто Х избивает протестующих. Я выбираю самое удачное его изображение, забиваю в программу и ищу совпадения. В какой-то степени это может даже помочь доказать вину того или иного человека. И пускай добиться справедливости в нашей стране непросто, мы будем знать личность этого человека.  В дальнейшем это позволит нам создать базу данных на всех провокаторов и полицейских в Египте.

От действий к фильму

Сегодня Галяль пытается через знакомых и случайных египтян собрать как можно больше информации о силовиках в стране, чтобы создать базу преступников. Делает он это из катарской Дохи, куда вынужден был бежать, опасаясь преследования египетских властей. Кроме того, при поддержке телеканала Al Jazeera Mubasher Misr и режиссёра документального кино Имада Эльсаида, был снят фильм, рассказывающий о жизни Моханнада Галяла.

После революции и избрания нового президента в 2012 году у меня был год передышки. В стране не происходило каких-то крайне катастрофических вещей, и я просто занялся разбором километров материала, который у меня накопился.  Кое-что я публиковал в сети, кое-что приберёг на потом, потому что всегда мечтал сделать документальное кино о тех трагических для моей страны событиях.

Но 30 июня 2013 года в Египте случился военный переворот. И я понял, что моя миссия не окончена. Я точно так же ходил на уличные протесты, записывал всё, что происходило вокруг и собирал материал. На площади Аль Рабия, где впоследствии расстреляли несколько тысяч протестующих, я был ранен и долгое время провёл на реабилитации, разбирая отснятое и так же публикуя всё в интернете.

Именно тогда я услышал первые обвинения в том, что якобы работаю на движение «Братья мусульмане» и выполняю чей-то заказ. Это ложь, потому что я не только не принадлежал никаким партиям или движениям, я даже не поддерживал ни президента Мурси, ни его правительство. Но при этом я старался оставаться объективным, фиксируя и публикуя только факты – насилие, провокации и прочие преступления.

Тем не менее, объяснять это каждому встречному не было ни сил, ни желания, а потому я написал длинный пост на фейсбуке, где подробно описал, чем я занимался, как я это делал и почему. Более того, каждое своё слово я подтверждал ссылками на опубликованный материал, давая тем самым понять, что не бросаю слов на ветер.

В конце поста я упомянул, что мечтаю собрать всё, что знаю и что изучил в документальный фильм, а потому если кому-то интересно, то я всегда открыт для контакта.

Через некоторое время мне позвонили из Al Jazeera Mubasher Misr и предложили сотрудничество. Итог вы можете посмотреть. Мне кажется, что получилось очень даже неплохо и подробно. Надеюсь, что вскоре фильм будет переведён на русский.

Что дальше

- После фильма больше 70 тысяч человек вдруг подписались на меня в фейсбуке. Теперь я планирую работать над своим проектом по созданию базы данных, о которой  уже говорил. И думаю, куда бы мне ехать дальше. Потому что в Египет, к сожалению, дороги мне уже нет – журналистам у нас дают серьёзные тюремные сроки. Да и семья со мной прекратила всяческое общения, потому что они поддерживают существующую власть и стыдятся того, что я сделал. Одним словом, я думаю, что мне делать дальше и хочу пойти учиться на журналистику. Потому что мне кажется, что это моё (смеётся).

Оценить материал:
5
Средняя: 5 (1 оценка)
распечатать Обсудить в: