ОБ АВТОРЕ

Журналіст, медыяэксперт.

Лаўрэат прэміі «Dot-Журналистика» ў намінацыі «За пределами Рунета» ў 2012, 2013, 2014 гадах

Выпускнік Літоўскага эдукалагічнага ўніверсітэта.

Працаваў рэпарцёрам у газетах «Чырвоная змена» і «Свабода», рэдактарам на радыёстанцыі «Крынiца» Беларускага радыё.

Супрацоўнічаў з радыёстанцыямі «Юность/Молодежный канал» (Масква), «Радыё Рацыя» (Беласток), Deutsche Welle (Бон), газетамі «Экспресс-хроника» (Масква), «Бизнес&Балтия» (Рыга), «Лабрит» (Рыга), «Караван» (Алматы), «Общая газета» (Масква).

З 1995 па 2015 г. - супрацоўнік недзяржаўнага аналітычнага тыднёвіка «Белорусы и рынок», быў загадчыкам аддзела грамадска-палітычнай інфармацыі.

Вы здесь

Амзин: Журналистике нужны миссия и безумцы

Интервью

Александр Амзин, автор книги “Новостная интернет-журналистика” приехал в Минск, чтобы консультировать портал Tut.by.

Раскрывать подробности своей работы Mediakritika.by он не стал, но поделился свои видением того, что происходит с журналистикой в России и Беларуси:

«Мне показалось, что у традиционных СМИ в Беларуси совершенно нет желания идти в интернет.  Просто нет нужды. Недавно вот перезапустился 20-летний сайт газеты "Компьютерные вести". До редизайна он был страшным как моя жизнь.

Показательная вещь. Если пишешь про компьютеры и hi-tech, то и выглядеть должен как hi-tech. Но нет. Я уже не говорю о каких-то вещах, допустим, Naviny.by, Sb.by. Все это выглядит очень странно. Да что говорить, тот же Tut.by, крупнейший белорусский портал до сих пор не использует типографику (художественное оформление текста посредством набора и верстки), которую делают уже вообще везде.

Россия все прет с Запада, не разбираясь, что выстрелит, а что нет; Беларусь старается все спереть с российских проектов точно также абсолютно бездумно».

 

Советские штампы

«Я как-то раз улетал из Минска в Москву, когда было 20 лет со дня пришествия Лукашенко. В самолете выдали газету "Советская Белоруссия". Я сохранил этот номер.

Это просто какой-то памятник. Я не очень много пожил при Советском Союзе, но я это застал как человек, который получил в первом классе “5+” за исполнение гимна Советского Союза. И я вижу, что это всё на полном серьезе... Хуже было только, когда прочел несколько лекций в ИТАР-ТАСС и напоролся на внутреннюю агентскую газету "Тассовец". Там умер какой-то журналист, и прямо на полном серьезе было написано “Смерть вырвала из наших рядов”. И ведь это заразно. Это идет из поколения в поколение! Есть люди, которые родились уже в 90-е и начинают тем кондовым, казенным языком писать».

 

Что важнее автора?

«Есть еще одна проблема – большое уважение к автору.  Какой-то урод когда-то сказал, что автор – это что-то самое важное. И с тех пор вместе с зарплатой авторы получают индульгенцию на любые ошибки и плохое качество. Я несколько раз встречался в разных редакциях с такой вещью: если людям заказан текст, то как бы берется моральное обязательство этот текст опубликовать. Если чувствуешь моральные обязательства по отношению к автору, ты не можешь ничего с ним сделать. Не можешь просто взять и уволить человека, потому что он плоховато написал, – он обидится.

Самое смешное, что вот этот, вроде бы, глуповатый аргумент, очень крепко засел в редакторских головах. Вот, представьте, у вас есть завод, на нем очень хорошо работает дядя Ваня. Если дядя Ваня неожиданно сопьется, его надо увольнять. Это основа эффективного менеджмента.  Но редакция так почему-то не может.

Все дело в плохом качестве и дефиците журналистских кадров. Человек, который пишет так себе - уже ценен, потому что почти невозможно найти человека, который бы писал хорошо. Это характерно для региональных российских редакций и здесь, мне кажется, эта проблема тоже велика. По крайней мере все, кто связан с медиа, с кем я общался в Беларуси, - все они указывают на эту проблему».

 

Причины дефицита кадров

«Первая причина – журналистское образование. Может быть это не проговаривается, но вера в искру Божию начинается тогда, когда получается низкое качество преподавания на журфаке. "Доска Гамильтона" в чистом виде (ирландский математик Уильям Гамильтон открыл вариационный принцип в механике. "Доска Гамильтона" - прибор, в котором металлические шарики случайным образом скатываются через лабиринт одинаковых препятствий вниз и неравномерно попадают в лунки): "Если какому-то студенту удалось куда-то ускакать, то он, наверное, безумно талантливый!" На самом деле, ему просто повезло, что он через все эти рогатки и препоны прошел. На журфаке МГУ у меня была ситуация, когда девочка на 4 курсе сдавала “на голубом глазу” копипаст из дипломов, защищенных какими-то ребятами у завкафедры».

Потом она сдавала несколько эссе, и второе  из них оказалось статьей декана журфака. И это четвертый курс, не самый плохой на пространстве СНГ вуз. Ужасно, потому что, мало того, что это профанация, это уничтожает любой социальный лифт.

Идея в том, чтобы общество готовило нормальных специалистов: ощутил, что ты хочешь быть журналистом, поступил на журфак, из тебя сделали еще лучшего журналиста, чем ты хотел, ты отработал и к 60 годам вышел на пенсию "зубром журналистики" и еще кем-то.

В идеале, вообще, если ты решил поступить на журфак, то оттуда ты выходишь начальником отдела, потому что если ты посвятил целых пять лет изучению журналистского мастерства, то это как офицерская школа. Но в реальности все иначе: есть какая-то редакция, редакция - успешная, и все в ней немножко гордятся тем, что у них нет журналистского образования.

 Второе, отсутствие требований в СМИ как в бизнесе. Люди идут в редакцию не для того, чтобы работать, выполнять и перевыполнять план, а потому что там ребята хорошие.

И третья причина, это отсутствие управления - подготовка управленческих кадров... Медиа - не бизнес, управление медиа – тоже не бизнес, нет KPI (англ. Key Performance Indicator - это показатель достижения успеха в определенной деятельности или в достижении определенных целей). Работа журналиста – регулярное производство качественного материала, трансляция важной общественной информации.  Если ты не можешь это делать изо дня в день  и из года в год, если ты не можешь постоянно повышать качество, чтобы конкуренты пыль глотали, то ничего не выходит».

 

Горизонт принятия решений

«Есть еще одна проблема в медиа… Если ты развиваешь продукт, тебе все время чего-то не хватает. Ты должен себе представить, как всё будет двигаться, ты должен принимать какие-то решения. Чтобы принимать решения, тебе нужно больше данных, ты должен задавать вопросы. Ты не можешь развивать газету, пока ты оперируешь исключительно аудиторией этой газеты. Также надо понять, какое качество этой аудитории, какую аудиторию ты не успел привлечь, как часто она приходит, может, она просто промывается и ничего о тебе не знает, как ее удержать. Должности медиа-аналитика я почти нигде не встречал. В некоторых изданиях есть должность маркетолога, есть должность аналитика, который освоил Google Analytics, и рассказывает каждую неделю, какие материалы читались.

А какие материалы читались? Те, которые хорошо вписываются в картину дня. А вот где ответ на вопрос,  что мы выпускаем и куда нам двигаться дальше? Что будет через 2-3 года? Людей, которые задают себе эти вопросы, очень мало.  

К сожалению, нет такого, чтобы главный редактор стряхнул с себя эти бесконечные вычитки, летучки и просто посмотрел с высоты птичьего полета, где мы будем через месяц, через квартал, через год.

Не обязательно для этого прогнозировать, на сколько мы вырастем или не вырастем - это не важно, на самом деле. Но будут ли нас через три года в основном читать на планшете - это интересный вопрос. Как мы будем освещать выборы - это интересный вопрос».

 

Миссия медиа как начало отсчета

«Я постоянно говорю своим клиентам: если есть некая миссия, пусть даже пафосно сформулированная, ею можно валидировать любые продукты. Условно говоря, Google хочет упорядочить всю информацию, и все его продукты заточены под эту миссию: поиск, следилка в вашем андроиде, очки Google Glass... Google не будет запускать магазин фаллоимитаторов, потому что это не поможет упорядочить  информацию.

У любого нормального издания должна быть миссия. Когда мы думали об этом в Lenta.ru, то решили, что “Lenta.ru - это свежие новости ручной выделки 24 часа в сутки 7 дней в неделю”. Что из этого следует? Из этого следуют ночные смены и смены выходного дня. Это такой продукт, иначе мы не можем сказать, что мы работаем 24/7.

Отсутствие миссии у издания – реальная проблема. Можно гранты “подсасывать”, можно “сидеть на бюджете”, можно делать свой бизнес на рекламе или на каталогах. Но это всё не превратится в массовую историю».

 

Требуются безумцы

«Все упирается в дефицит хороших кадров. Где их брать – непонятно.  Потому что если ты зовешь варяга, сотрудники редакции перекладывают все проблемы на него, и он “рвет свою попу на британский флаг” и уезжает в конце концов весь истощенный, а они дальше бизнес разрушают. Если они приезжают на семинар, проблема усугубляется, потому что они всё тщательно записывают и дальше используют это как священное писание вместо того, чтобы обдумать и как-то скорректировать систему ценностей.

По уму, должна возникнуть поколенческая культура такого безумного... ну, не стартаперства гаражного, но чего-то такого. Чтобы взять и забабахать свой студенческий publishing. Да, ты это потом забросишь, он и года не прожил, да, но такая штука полезнее, чем  редакционная трясина, в которую ты попадаешь на последних курсах университета». 

Оценить материал:
5
Средняя: 5 (1 оценка)
распечатать Обсудить в: