ОБ АВТОРЕ

Постоянный корреспондент Mediakritika.by.

Журналист-фрилансер. SMM'щик.

Экс-редактор ныне замороженного проекта 'Belarusian News Photos'.

В 2014 году окончил Институт журналистики БГУ.

Член БАЖ

Вы здесь

Ищите свидетельства «оттуда» и будьте осторожны в терминологии

В фокусе

В понедельник, 18 августа, в офисе портала TUT.by прошла неформальная встреча белорусских журналистов, редакторов и медиаэкспертов, главной темой которой стало освещение событий в Украине.

Это была первая встреча в таком формате в новом офисе белорусского портала. Во вступительном слове главный редактор портала TUT.by Марина Золотова отметила сложившуюся ситуацию, когда профессионального неформального общения между журналистами и редакторами белорусских медиа не очень много. «Когда-то с редактором Mediakritika.by Яниной Мельниковой мы обсуждали возможность регулярно делать встречи для журналистов, раз в месяц собираться и обсуждать какие-то важные для нас темы. И теперь мы попробуем это сделать. Хочется, чтобы на следующих встречах было как можно больше участников, представителей разных медиа», - добавила Золотова.

 

В ФОКУСЕ – УКРАИНА

Тема Украины  стала серьезным вызовом для медиа многих стран с ноября прошлого года, отметила хозяйка встречи редактор портала TUT.by Марина Золотова.

«В связи с украинской темой и информационной войной, которую мы все ощущаем, возникает много проблем: как проверять факты, как разделять политическую или гражданскую позицию и профессиональный долг. Это важно, потому что с весны в Украине погибло больше двух тысяч человек.  Все это происходит рядом с нами. Если мы говорим о принципе «не навреди», важно проговаривать какие-то принципиальные вопросы».

 

О ТЕРМИНОЛОГИИ

Медиаэксперт Дмитрий Сурнин, долгое время провел на Украине и изучал, что пишут украинские медиа о происходящих в стране событиях. И отмечает, что одним из главных профессиональных вопросов для журналистов сейчас является вопрос терминологии.

«Когда ты начинаешь использовать определенный термин, то фактически классифицируешь человека. Классификация – всегда упрощение, мы подгоняем человека под какую-то полочку, которая есть у нас в голове. Проблема в том, что эта полочка зачастую не нами придумана».

Эксперт признается, что не готов сказать, как правильно называть ту или иную сторону.

«Нужно просто садиться, выписывать ситуации и думать, как правильно назвать в конкретной ситуации. Если внимательно посмотрите, как работает англоязычная версия BBC, то увидите, как у них вырабатывается своя терминология. Они пытаются найти свою формулировку. Она может быть громоздкой, но она будет наиболее точна по отношению к тому, что происходит.

Корреспондент информационного агентства БелаПАН Артем Шрайбман признается, что в терминологии сегодняшних медиа можно запутаться.

«По моему субъективному мнению, из тех терминов, которые сейчас есть, «сепаратисты» подходит больше всего. Потому что «ополчение» подразумевает превалирование местного населения в его составе, а у нас нет сведений, что на Донбассе воюют только местные жители. «Террористы» и «боевики» – оценочное суждение. Поэтому мне кажется, лучше всего остановиться на целях тех или иных структур. Когда какая-то группа берет в руки оружие и провозглашает независимость — во всем мире такие люди называются сепаратистами.

С термином АТО сложнее. Мне кажется, было бы правильно брать в кавычки термин «АТО». Если мы пишем новостной материал – не наше дело расставлять оценки. Можно делать как Associated Press: раньше они писали «Севастополь, Украина», а сейчас «Севастополь, Крым». Оценки в новостных материалах устраняются в принципе.

 

КАКОЙ ИНФОРМАЦИИ ВЕРИТЬ

Еще одной серьезной проблемой для журналистов стала проблема доверия к той или иной информации, даже если она идет из официальных источников.

«Я доверяю некоторым друзьям и знакомым журналистам, потому что знаю на каких принципах они работают с информацией, - признается медиаэксперт Дмитрий Сурнин. - Я доверяю тем людям, которые допускают, что они могут ошибаться. Для меня хорошим знаком является, когда источник использует формулировки, показывающие, что человек в чем-то сомневается.  Когда человек сразу начинает употреблять «проклятые укры» или «кровавая хунта», тогда все понятно и дальше можно не читать. Даже при том, что он сообщает какой-то, наверное, достоверный факт».

При этом события в Украине, по мнению эксперта, показали, что самая ненадежная информация исходит от тех, кто называется себя очевидцами.

«На самом деле, это не ваш очевидец видел, а его «соседка сказала, что она видела как было то-то и то-то». И когда человек начинает пересказывать информацию, то в какой-то момент начинает верить, будто сам видел. Рассказывает это как достоверный факт», - отмечает Дмитрий Сурнин.

По мнению журналиста Артёма Шрайбмана, в сложившейся ситуации даже если информация идет из официальных источников, таких как СНБО либо российский Генштаб, не стоит превращать ее в стопроцентно проверенный факт.

«Если  унас нет возможности съездить и немедленно проверить информацию, или хотя бы позвонить очевидцам в Донбасс, но мы не можем не дать информацию, о которой уже пишут другие,  следует опираться на сам факт официального заявления, - говорит журналист БелаПАН. – В таком случае следует писать не «сбита колонна», а «СНБО утверждает, что сбита колонна» или «Порошенко утверждает...»

 

ОБ УКРАИНСКИХ И РОССИЙСКИХ МЕДИА

Зашла на встрече белорусских журналистов и медиаэкспертов речь и о доверии к работе российских и украинских коллег. По мнению многих присутствующих, и те, и другие в подавляющем большинстве своем занимаются пропагандой в условиях информационной войны.

 «Проглядывая в большом количестве российские и украинские СМИ, я начала понимать, что российским верю больше, - отмечает редактор отдела новостей TUT.by Анна Калтыгина. -   Да, там идет пропаганда и «каратели», но они дают какие-то факты…»

Артём Шрайбман в свою очередь, признается, что хоть и симпатизирует украинской стороне, но не может не видеть некоторых проблем, связанных с освещением событий на юге страны.

«На мой взгляд, непредвзятых украинских медиа сейчас не осталось. А если и остались — я их не знаю. Все используют термин «террористы» в отношении сепаратистов. Все, так или иначе, склонны не давать или дополнительно проверять негативную информацию, касающуюся действий украинских властей. Это патриотизм, который в данный момент обострился. На мой взгляд, это естественно. Сохранить объективность не только в терминах, но и в оценках, невозможно, когда на твоей территории идет война, - говорит журналист БелаПАН. - С российскими СМИ, с которыми нам приходится работать и мне как читателю знакомиться, ситуация такая: подавляющее большинство российских СМИ — однозначная пропаганда. Однако в некоторых российских СМИ за счет того, что конфликт не идет на территории этой страны, удалось сохранить если не объективность, то некий баланс. Я к ним отношу сайты «Эхо Москвы», РБК и, с большой натяжкой, «Интерфакс».

«Я иногда смотрю РБК и даже по этому телеканалу видно, что настроения сильно поменялись за эти долгие месяцы. Заметно поменялась риторика. Особенно, если РБК смотрел полгода назад, а в следующий раз неделю назад. – говорит главред TUT.by Марина Золотова. - Основная миссия российских медиа — пропаганда, и тут нечего скрывать. Но штука в том, что с российскими медиа, из-за того, что объем информации гораздо больше, у тебя больше шансов отделить семена от плевел и найти действительно какую-то информацию».

Медиаэксперт Павлюк Быковский, в свою очередь, отмечает, что информационная война между Россией и Украиной существенно отличается от аналогичной российско-грузинской.

«Тогда информационные агентства, в общем-то, старались работать как информационные агентства. Они о чем-то умалчивали, но фейковую информацию в таком количестве как сейчас не распространяли», - говорит Быковский

Сам эксперт предпочитает получать информацию как из лент информационных агентства, так и через социальные сети.

«Там есть аккаунты действующих официальных лиц, тот же господин Аваков, министр внутренних дел Украины. Важно то, что информация там появляется достаточно быстро, и у людей можно переспросить что-то. Люди сейчас активно высказываются по горячей теме - из высказываний людей с разных сторон баррикад становится понятно, что правдоподобно, а что нет».

 

ОБ ИЛЛЮЗИЯХ И КРУПИЦАХ

В условиях информационной войны, не стоит «питать иллюзий и думать, что мы можем себе что-то объяснить», считает Дмитрий Сурнин.

«Сейчас важно, чтобы были «вербативы» разного рода -  свидетельства «оттуда». Чтобы было зафиксировано, не кто и что сделал, а рассказы людей о том, что они пережили. Важны маленькие бытовые детали, как что-то происходило. Потому что из этого, пусть эмоционального и субъективного, потом сложится более или менее реальная картинка. Гораздо более сложная», - говорит эксперт.

«Ситуация с Украиной применима ко всем вооруженным конфликтам, событиям в горячих точках. Сейчас, поскольку это все происходит рядом с нами, мы наиболее восприимчивы к этой информации. И для нас, журналистов, это проверка на профессионализм, - подчеркнула во время встречи редактор TUT.by Марина Золотова. - Согласна, что, по большому счету, объективность информации очень относительна. И вообще непонятно, существует ли  объективная реальность относительно Украины. Но мы должны работать, освещать эти темы. И делать правильный выбор, правильно отвечать на вызовы»

Золотова отмечает, что в связи с событиями в Украине и их освещением на страницах портала, журналисты нередко сталкиваются с негодованием читателей, которые обвиняют портал в продажности и финансировании из Кремля и Запада одновременно.

«Мы по крупицам собираем информацию из всех источников. Ситуация в Украине послужила для нас еще одним стимулом того, чтобы брать на себя больше ответственности, не доверять сторонним источникам, меньше брать копипаста, а собирать информацию самостоятельно — использовать разные данные разных сторон», - подчеркивает редактор TUT.by. 

Оценить материал:
Голосов еще нет
распечатать Обсудить в: