ОБ АВТОРЕ

Журналист-международник.

Магистр Школы журналистики Колумбийского университета (Нью-Йорк), специализация "политическая журналистика".  (2011).

Выпускница факультета журналистики Белорусского государственного университета (2003).

Редактор приложения "Европейский вектор" еженедельника "Белорусы и рынок". Сотрудничала с Европейским радио для Беларуси (Еврорадио).

Ментор в программе "Медиасоседство", реализованной конcорциумом под управлением BBC Media Action

Член Белорусской ассоциации журналистов.

Вы здесь

Рисковать жизнью за свой счет

Тренды

Казнь Джеймса Фоули и Стивена Сотлоффа в очередной раз напомнила миру о том, как опасна работа репортеров в горячих точках. Однако военный репортер Том Петер в статье для журнала New Republic утверждает, что проблема военных репортеров заключается не только в опасности их работы как таковой, но и в нежелании редакций СМИ достойно оплачивать их труд.

Приводим сокращенный перевод статьи Тома Петера «СМИ должны найти способ поддерживать фрилансеров, которые рискуют жизнью».

«За годы журналистской работы мне пришлось пережить многое: я попадал под авианалет, меня похищали под дулом пистолета, мне приходилось выбираться из разбомбленного здания, наступая на разбрызганные мозги. Я не раз рисковал жизнью. И все же, когда меня спрашивают о стрессе, который вызывает работа в горячих точках, я часто вспоминаю не об этом, а о совершенно другом. А именно – о том, как я два с половиной года работал в Афганистане, выложив из кармана около 30 тысяч долларов на связанные с моей работой расходы. И эти расходы мне никто не возместил.

Мой опыт не уникален. У меня есть множество друзей, которые являются лауреатами самых престижных журналистских премий и при этом вынуждены были работать в самых опасных точках мира без какой-либо финансовой поддержки со стороны нанимателей. Они сами оплачивали свое пребывание в горячих точках, а затем продавали результаты своего труда, получая за это наивысшее профессиональное признание.

Почему это происходит? Дело в том, что вынужденные экономить СМИ создали неофициальную бизнес-модель, поддерживающую независимую журналистику, которая опирается на труд фрилансеров - людей, (…) де-факто готовых платить за возможность работать, рискуя при этом собственной жизнью.

В свете казни боевиками ISIS репортеров-фрилансеров Стивена Сотлоффа и Джеймса Фоули СМИ должны пересмотреть эту модель.

И Сотлофф, и Фоули были отличными журналистами, но ни один из них не был известным опытным журналистом. Фоули провел в ливийском и сирийском плену почти столько же времени, сколько работал по специальности: около 600 дней. Сотлофф до похищения в 2013 году только начал публиковать свои статьи в журнале Time.

Однако именно такие фрилансеры как Сотлофф и Фоули стоят за каждым зарубежным сюжетом в новостях. (…) Опрос, проведенный в 2011 году American Journalism Review обнаружил, что в десяти крупнейших газетах и одной медиасети количество зарубежных корреспондентов за 8 лет упало с 307 до 234. Но на самом деле в 2011 году этих корреспондентов было бы еще меньше, если бы AJR не включило в статистику внештатников, которые выполняют ту же работу, что штатные работники, но получают меньше бонусов. На место уволенных штатных сотрудников приходят фрилансеры, получающие гонорары за отдельные материалы.

Около года назад я обсуждал свою работу с известным корреспондентом, старше меня почти на двадцать лет. Я жаловался на огромные расходы, которых потребовала моя работа по контракту в Афганистане. Он попытался помочь мне советом: «Когда я работал фрилансером, я всегда добивался от нанимателя гарантировать оплату моих расходов до того, как я поеду на задание». Этот совет принес мне такую же пользу, какую принес бы совет о том, как лучше писать письма, данный человеком из 1980 года, своему потомку в 2014 году. Мира, в котором начинал карьеру этот корреспондент, больше не существует. Если бы я или кто-либо из других известных мне фрилансеров последовал этому совету, мы бы никогда не смогли работать по профессии.

Я начал работать журналистом в 2005 году. Переехал на Западный берег реки Иордан, поселился в квартире у друзей и жил на 2 доллара в день. Я продавал свои статьи англоязычной газете (…) и получал около 100 долларов за статью. Этого было достаточно для того чтобы покрыть мои расходы на подготовку этой статьи, но недостаточно даже для жизни на 2 доллара в день. Через несколько месяцев я получил долгосрочную аккредитацию при американской военной миссии в Ираке. Военные предоставили мне проживание и питание, и поэтому я смог жить на 4 тысячи долларов, которые мне удалось заработать в тот год за счет гонораров. Постепенно я начал публиковаться и в национальных американских СМИ.

(…) Чем дольше я работал, тем выше я поднимался по карьерной лестнице. Мои статьи публиковали хорошо финансируемые, известные газеты. Иногда я был сотрудником, иногда внештатником, иногда –  фрилансером. Как правило, эти организации платили зарплату на уровне не ниже прожиточного минимума. Однако я так и не смог разрешить дилемму оплаты моего журналистского труда.

Многие годы я рассматривал свои затраты как операционные затраты, присущие любому мелкому бизнесу. Если я зарабатывал достаточно, чтобы выжить, я не жаловался. Также, как и многие другие фрилансеры и внештатники, я часто не решался просить повысить мне зарплату или покрыть сопутствующие моей работе расходы. Неважно, как долго вы работаете на газету: всегда найдется кто-то помоложе, пусть и менее опытный, кто сможет сносно работать за меньше деньги. (…) Однако когда мне пришлось тратить на эти расходы около трети моей заработной платы, то получилось, что во время работы в Афганистане мой чистый доход составлял столько же, сколько у дворника в США. При этом я не наслаждался комфортом, получая прибыль, а мой работодатель не мог предложить мне большего.

(…) Можно сказать, что я попал в высший класс работающих журналистов. Я работал на полную ставку для крупнейших национальных СМИ и смог установить долгосрочные трудовые отношения с газетой The Christian Science Monitor, которая (…) несмотря на ограничения бюджета, старается справедливо вознаграждать фрилансеров. Однако в целом реструктуризация привела к тому, что в американских СМИ осталось лишь несколько ставок для зарубежных корреспондентов, которые бы сопровождались бонусами и обеспечивали финансовую стабильность. Для того чтобы получить такую работу, недостаточно иметь талант, опыт и квалификации. Иногда для этого недостаточно даже Пулицеровской премии.

Если для освещения событий в отдаленных регионах мира СМИ нуждаются в услугах фрилансеров, работодатели должны найти возможность зарабатывать, не деморализуя тех, кто делает для них наиболее опасную работу. Если бы Сотлофф и Фоули выжили, я боюсь, что им пришлось бы еще более немыслимо рисковать жизнью, чтобы заслужить стабильное, длительное трудоустройство. Даже самые уважаемые редакции Америки не могут этого предложить - что не мешает им продолжать пользоваться услугами фрилансеров, рискующих всем за негарантированное вознаграждение». 

Оценить материал:
Средняя: 5 (1 оценка)
распечатать Обсудить в: