ОБ АВТОРЕ

Журналіст, медыяэксперт.

Лаўрэат прэміі «Dot-Журналистика» ў намінацыі «За пределами Рунета» ў 2012, 2013, 2014 гадах

Выпускнік Літоўскага эдукалагічнага ўніверсітэта.

Працаваў рэпарцёрам у газетах «Чырвоная змена» і «Свабода», рэдактарам на радыёстанцыі «Крынiца» Беларускага радыё.

Супрацоўнічаў з радыёстанцыямі «Юность/Молодежный канал» (Масква), «Радыё Рацыя» (Беласток), Deutsche Welle (Бон), газетамі «Экспресс-хроника» (Масква), «Бизнес&Балтия» (Рыга), «Лабрит» (Рыга), «Караван» (Алматы), «Общая газета» (Масква).

З 1995 па 2015 г. - супрацоўнік недзяржаўнага аналітычнага тыднёвіка «Белорусы и рынок», быў загадчыкам аддзела грамадска-палітычнай інфармацыі.

Вы здесь

Доверие к журналисту и использование UGC

История с публикацией на портале Tut.by материала, основанного на записи в соцсети, сделанной одной из сторон конфликта, является хорошим поводом для размышлений о стандартах журналистики в новое цифровое время.

Уже прошла масса времени, а я, как простой читатель, до сих пор не знаю, а был ли мальчик, которого 26 сентября обидел мужчина по политическим соображениям, ударила ли этого мужчину мать мальчика, вызывал ли пострадавший милицию, подавал ли он заявление о хулиганстве и т. д.

Сам факт публикации стал политическим событием, но общество так и не приблизилось к пониманию того, был ли инцидент, или его предумала анонимная героиня этой истории, или автор публикации (Ксения Ельяшевич), или сам портал Tut.by.

Почему я так считаю? Дело в том, что только портал Tut.by знает имя героини публикации, рассказавшей историю "на своей страничке в социальных сетях". На следующий день формулировка была изменена на "О случившемся на Facebook написала минчанка Елена. Однако спустя некоторое время она удалила свой пост - из-за агрессивных комментариев".

Уже при первом чтении публикации мне захотелось посмотреть, что на самом деле написала Елена, кто она такая. Что-то я с весны не видел в продаже этих пресловутых георгиевских ленточек в белорусских магазинах... Может быть инцидент был в мае, перед празднованием Дня Победы?

Да, автор не указала ссылки на пост Елены в соцсети, но процитировала его. Нынче Яндекс умеет искать по блогам и соцсетям, в том числе по открытым записям в Facebook. Записи не нашлось. Это не значит что ее не было, хотя записи нет и в кэше поисковика, но, как минимум, я, как читатель, не могу быть уверен, что запись была. Возможно, автор изменила цитату, на основе которой я искал оригинал в соцсети, а возможно и не было оригинала.

Или он был в "подзамочной записи"? Если так, то не понятно, почему "только друзья" так сильно раскритиковали Елену, что она удалила запись?

Что могло бы меня убедить в том, что эта часть истории не придумана? Если редакция считает необходимым защищать анонимность героини своей публикации, то можно было разместить скриншот с зачеркнутой ее фамилией.

Но лучше,  если речь идет об открытых записях соцсетей, указывать ссылку. Более того, есть замечательный сервис Storify, с помощью которого можно публиковать у себя на сайте оригиналы постов и комментариев в соцсетях, блогах, Твиттере.

                                                                                                                                                                    

А вот как это может выглядеть на сайте.

Собственно, сервис Storify специально придумали, чтобы рассказывать истории, основанные на публикациях в соцсетях, и чтобы этот рассказ получался достоверным, вызывал доверие читателя.

Но даже сервис Storify не спас бы публикацию об обиженном мальчике, обидчике-мужчине и избившей обидчика маме мальчика. Нельзя о конфликте рассказывать, опираясь на мнение только одной стороны конфликта.

Был аргумент со стороны редакции, что они не стали дожидаться комментариев правоохранительных органов, дескать, нужно быстрее писать о событиях. Однако и тут не все гладко. Инцидент вроде бы случился 26 сентября, Tut.by рассказывает о ней после обеда 29 сентября. Получается, что уже можно было бы не спешить...

Но правоохранительные органы не были стороной основного конфликта, о котором рассказывает автор. Материал без комментария мужчины, который якобы обидел мальчика, но с комментарием ударившей его женщины все равно будет односторонним. Комментарии милиции могли бы лишь подвердить наличие инцидента и содержать выводы, полученные в результате разбирательства.

Кстати, попытка других журналистов разобраться а был ли мальчик также не очень результативная. У БелаПАН есть ответ Следственного комитета, что информация об инциденте не поступала в СК, но нет данных о том, зафиксирован ли вызов милиции, происходило ли разбирательство в УВД Центрального района Минска. В принципе, МВД такие данные предоставляет.

Кроме того в публикации Tut.by рассказывается еще об одном действии, которое должно было оставить следы: "Мне, - сообщает Елена, - инкриминируют ст. 339 УК РБ (Хулиганство)". Далее указано, что мужчина, которого она ударила, подал заявление по факту нападения, а потом его забрал.

Тут получается интересная ситуация, так как уголовное дело по хулиганству не закрывают после того, как жертва-человек забирает свое заявление. Считается, что жертвой хулигана выступает общество. Поэтому либо уголовное дело все-таки будет иметь продолжение, либо оно и не начиналось - Елене ничего не инкриминировали. Возможно также, что в УВД Центрального района Минска состоялось разбирательство по подозрению в административном правонарушении и никакого уголовного дела не было. Но в любом случае в УВД могут дать факты, что именно они делали или не делали 26 сентября с мамой мальчика и мужчиной-заявителем. Как выяснило "Еврорадио", там о таком инциденте ничего не слышали.

Журналисты обратились к администрации ТЦ "Корона", которая отрицала, что в принципе торгует георгиевскими ленточками. Елена, в публикации Tut.by утверждала, что купила ленточку на кассе... Допустим, администрация ТЦ "Корона" по тем или иным соображениям говорит не правду и на самом деле торгует символикой, но даже это можно проверить. Белорусское законодательство разрешает не только журналистам, но и просто гражданам просматривать записи камер наблюдения в магазине -- нужно написать заявление и обосновать свою просьбу.

И так, мы пока имеем исключительно негативную информацию об инциденте, ни одна из составляющих этой истории не нашла своего подтверждения. Что, естественно, является ударом по репутации издания.

Но вновь вернемся к стандартам. Материал написан не только односторонне, но и содержит оценочные суждения даже в лиде: 

"Участниками абсурдной ситуации в минувшую пятницу, 26 сентября, стали молодая мама из Минска и ее 5-летний сын, которые возвращались домой после отдыха в одном из торговых центров. Перед этим ребенок выпросил у мамы георгиевскую ленточку, которую спокойно приколол к своей куртке. В какой-то момент, по словам женщины, к ним подошел молодой человек, который агрессивно сорвал символику и толкнул ребенка навзничь. Мама отреагировала на эти действия молниеносно" (выделения мои).

Автор использует приемы искуственной драматизации, противопоставляя "спокойно приколол" и "агрессивно сорвал", а в целом ситуацию заранее определяет как абсурдную. Нужно отметить, что обычно в новостных материалах Tut.by стараются писать непредвзято, да и автор, Ксения Ельяшевич, которая специализируется на ЧП и криминальной хронике, соблюдает стандарты. Между тем даже после редактирования текста 30 сентября в нем сохранились оценочные суждения и не появилась информация из правоохранительных органов, которые в общем-то перечеркивают смысл всей публикации.Сервис проверки текстов на принадлежность к информационному стилю Test The Text просто раскрасил весь текст из-за обилия не свойственных традиционной подаче новостей слов.

Я не знаю, почему в данном случае произошел отход от принципов журналистики. Я не знаю, стала ли редакция Tut.by жертвой мистификации со стороны Елены или, например, устроила сознательную провокацию, чтобы увеличить трафик на сайт или преследуя какие-то другие цели (вспомнилось, как Сергей Дубавец в блоге на сайте радио "Свобода" устроил мистификацию с отзывами на творчество белорусского классика Максима Гарецкого от имени классиков мировой литературы).

Я знаю, что журналистика мнений имеет право на существование. Но манипулирование мнением читателя под видом подачи новости, не является ни журналистикой мнений, ни объясняющей журналистикой. Это разные вещи. Представьте, что на обеденном столе вместо основного блюда гостям преложены только специи. Такой обед не насыщает голод, и в следующий раз я буду искать обед в другом месте. Такие публикации не вызывают у меня доверия. Следующего раза, чтобы убедиться в том, что редакция лишь оступилась и теперь предлагает только достоверные материалы, может и не быть. 

Оценить материал:
5
Средняя: 5 (2 оценок)
распечатать Обсудить в: