ОБ АВТОРЕ

Журналист-международник.

Магистр Школы журналистики Колумбийского университета (Нью-Йорк), специализация "политическая журналистика".  (2011).

Выпускница факультета журналистики Белорусского государственного университета (2003).

Редактор приложения "Европейский вектор" еженедельника "Белорусы и рынок". Сотрудничала с Европейским радио для Беларуси (Еврорадио).

Ментор в программе "Медиасоседство", реализованной конcорциумом под управлением BBC Media Action

Член Белорусской ассоциации журналистов.

Вы здесь

Согласование интервью: абсолютное зло или необходимость?

Тренды

В Польше разгорелся скандал в связи с интервью, которое бывший министр иностранных дел Радослав Сикорский дал влиятельному американскому сайту Politico. Журналистское сообщество, помимо обсуждения сути интервью, обратило внимание на практику согласования текста интервью перед его публикацией.

В опубликованном 19 октября интервью Сикорский заявил, что в 2008 году на встрече тет-а-тет президент России Владимир Путин предложил тогдашнему премьеру Дональду Туску ввести войска в Украину и разделить ее территорию. Слова Сикорского вызвали бурную реакцию в польской политической среде. Оппозиция потребовала объяснить, почему о беседе ничего не было известно ранее, а СМИ начали расследовать, когда именно мог иметь место этот разговор и что на предложение Владимира Путина, если таковое прозвучало, ответил тогдашний польский премьер.

 «Журналист неверно проинтерпретировал мои слова, а интервью не было со мной согласовано», — написал Радослав Сикорский в Твиттере. Американский журналист Бен Джуда (Ben Judah) в ответ написал: «К сожалению, Сикорский заявил, что наше интервью не было «согласовано». Я ничего об этом не слышал до сегодняшнего дня. Мой запрос на интервью был предельно ясным». Позже журналист добавил, что, насколько он понимает, «согласование интервью в Польше означает вычитку его интервьюируемым перед публикацией». «Я так не работаю», — добавил Джуда.

Обмен репликами между экс-министром и журналистом вызвал дискуссию в польских СМИ на тему практики согласования интервью как таковой. «Согласование — это такой польский «Фотошоп», с помощью которого политических паяцев выставляют за мудрецов. Этот «Фотошоп» создает им фальшивый имидж блестящих мыслителей — рассудительных, честных, солидных, надежных и отвечающих за то, что они делают и говорят»,  — написал на портале wpolityce.pl журналист-международник Петр Цывиньский.

Журналист Кшиштоф Маяк в статье на портале Natemat.pl пишет, что вычитка интервьюируемым своих цитат перед публикацией имеет смысл, но не во всех случаях: «Когда я беру интервью у эксперта, я почти всегда прошу его вычитать интервью на случай смысловых ошибок, которые вполне могу допустить, списывая телефонный разговор. Однако я никогда не прошу о вычитке интервью с политиками. Но как раз таки политики пользуются правом на согласование и просят прислать им их цитаты перед публикацией. К сожалению, очень часто тексты, которые я получаю в ответ, напоминают восхваление политика, а не его реальные слова».

Право на согласование интервью в Польше регулируется статьей 14 Закона о СМИ, принятого еще в 1984 году. В статье говорится, что «журналист не может отказать источнику, предоставляющему информацию, в праве на вычитку дословно цитируемого высказывания при условии, что это высказывание ранее не публиковалось». В то же время нигде в законе не прописано, что журналист обязан проинформировать интервьюируемого о том, что тот имеет право согласовывать текст интервью.

Бывший преподаватель журналистики, преподаватель Адам Шосткевич утверждает, что согласование интервью — это пережиток прошлого века и польская традиция: «В англосаксонской традиции, которая мне близка, так как я работал в британских СМИ, посткоммунистическое изобретение согласования никому не известно». Когда Шосткевич брал интервью у Збигнева Бжезинского, тот «говорил о том, о чем хотел сказать, и не требовал никакого согласования».

Критикует практику согласования и публицист газеты Rzeczpospolita Бартош Вэнглярчык.  «Целью согласования является исправление ошибок, которые политики совершают во время интервью. Каждый журналист может рассказать десятки историй о том, как политик, артист или спортсмен удалил из текста интервью представляющие его в невыгодном свете ответы и переписал их заново под диктовку знакомого пиарщика», — пишет журналист в статье с красноречивым заголовком «Согласование — это зло».

Между тем, согласование интервью нельзя назвать не свойственным англосаксонской журналистике. В 2012 году ряд СМИ в США публично заявили, что запрещают своим сотрудникам согласовывать цитаты. В английском языке это называется quote approval, или «одобрение цитаты». Возможно, Бен Джуда не соотнес этот термин с «согласованием», о котором говорил Сикорский, либо слукавил.

Борьба с согласованием интервью в американской прессе началась в июле 2012 года, когда журналист New York Times Джереми Петерс впервые рассказал о том, как широко распространилась эта практика в США. «Цитаты присылают назад отредактированными, избавленными от красочных метафор, повседневной речи и любых, даже незначительно провокационных слов», — писал Петерс об интервью Барака Обамы, которые редактировали сотрудники его избирательного штаба. Вычитку интервью практиковал и кандидат от республиканцев Митт Ромни, а также ряд других влиятельных политиков и чиновников. «Повсюду, от Капитолийского холма до Министерства финансов, интервью даются лишь при условии последующего согласования… Для журналистов это палка о двух концах: с одной стороны, они получают долгожданное интервью, с другой, это интервью лишается спонтанности и аутентичности», — отмечал Джереми Петерс.

Спустя два месяца, 16 сентября 2012 года, The New York Times опубликовала меморандум, в котором запрещала своим сотрудникам отсылать тексты на согласование. «Требования согласования текста после интервью самими интервьюируемыми и их пиар-агентами зашли слишком далеко. Такая практика может создать у читателей ошибочное впечатление, что мы передаем слишком большой контроль над нашими статьями интервьюируемым… Поэтому, начиная с этого момента, мы хотим положить этому конец. Наши репортеры будут отказывать потенциальным интервьюируемым, которые ставят подобные условия», — гласил текст меморандума.

Запретили согласование и другие американские СМИ. Журнал National Journal в июле 2012 года заявил, что «если какой-либо государственный чиновник желает использовать NJ в качестве платформы для выражения своего мнения, «входной платой» за это является то, что интервью будет дано только под запись и выйдет неотредактированным и неизмененным».

Тем не менее, практика вычитки материалов перед публикацией продолжается. В январе 2014 года портал Gawker cообщил, что журнал New Yorker согласился на вычитку интервью с Бараком Обамой взамен на возможность опубликовать эксклюзивную статью о президенте, насчитывающую 17 тысяч слов. Автор статьи Дэвид Ремник не отрицал, что высылал свой текст на согласование, однако утверждал, что Белый Дом не слишком сильно его отредактировал: «Хотя мне порой не нравилось, как эта и предыдущие администрации обращались с прессой,  я не думаю, что моя статья как-то пострадала. Я смог раскритиковать Обаму за его позицию по глобальному потеплению, Египту, однополым бракам…».

 В сентябре 2014 года стало известно, что журналист Los Angeles Times Кен Диланян, специализирующийся на тематике национальной безопасности, высылал черновики своих статей на сверку в ЦРУ. Нынешний работодатель Диланяна, агентство Associated Press, не видит в этом ничего достойного порицания. «Мы уверены, что вся переписка Кена с ЦРУ перед его приходом в AP велась с целью предоставлять читателям максимально достоверную информацию на тему разведдеятельности», — заявил представитель AP Пол Коулфорд. По его словам, само Associated Press «не практикует согласование с госорганами редакторских правок в материалах».

Репортер агентства Bloomberg Боб Ван Ворис выступает за «золотую середину»: «Когда я беру интервью, особенно у экспертов, я всегда даю им возможность увидеть свои цитаты перед публикацией. Я не говорю им, что они имеют право их отозвать или изменить, потому что это право принадлежит исключительно мне, но, —особенно если речь идет о эксперте, — никто не хочет чтобы эксперт выглядел глупо». «Я высылаю цитаты и прошу сообщить мне, если я где-то пропустил важное заявление либо вырвал цитату из контекста», — поясняет Ван Ворис. 

Оценить материал:
5
Средняя: 5 (2 оценок)
распечатать Обсудить в:

Опрос