ОБ АВТОРЕ

Журналист, медиаэксперт, преподаватель.

Редактор пяти закрытых газет. 

Бывший вице-президент Белорусской ассоциации журналистов. Председатель Комиссии по этике БАЖ.

Преподает в Европейском гуманитарном университете.

Вы здесь

Кто на что учился…

Комиссия по этике БАЖ на днях приняла решение по довольно известной проблеме: публикация в «Нашай Ніве», где говорилось об изнасиловании в Москве российской порноактрисы с участием нашего земляка – белоруса. К этой публикации через ссылку в подвале материала были «привязаны» два каламбура, которые позже стали почему-то называть анекдотами. Один из них: “Калі беларус згвалтаваў расійскую порназорку, ён русафоб ці русафіл?”

Сам материал, в котором излагалась ситуация, никаких претензий в общественном мнении не вызвал: «проходная» корреспонденция на тему, которая способна вызвать интерес как любителей «клубнички», так и вполне серьезного читателя. Возмущение у многих (не будем говорить всех – кто это считал?) вызвала попытка «похихикать» по поводу. Иначе ведь трудно расценить «привязывание», этой, извините, туповатой по содержанию и некорректной по форме «шуточки» к вполне конкретной ситуации с вполне конкретной женщиной в качестве жертвы. И неважно каким образом эта жертва зарабатывает свой кусочек хлеба с маслом: безнравственно продавая свое тело или высоконравственно торгуя компьютерами. Она пережила насилие, и этого достаточно, чтобы говорить о ней хотя бы с сочувствием.

Именно об этом было заявление в комиссию по этике БАЖ, которое подписали писатель Ольгерд Бахаревич, писательница и журналистка Мария Мартысевич и еще 27 известных в Беларуси представителей общественности. На заседании, состоявшемся 20 ноября, по итогам длительной оживленной дискуссии с участием шеф-редактора «Нашай Нівы» Андрея Дынько ( он повел себя вполне интеллигентно – пришел, участвовал в обсуждении…), было принято постановление. Оно опубликовано. Его суть: подача данного конкретного материала в «Нашей ниве» некорректна, она нарушает этические стандарты и принципы, сформулированные в Кодексе журналистской этики БАЖ.

Кстати говоря, за все время обсуждения никто не упрекнул «Нашу Ніву» в стремлении специально оскорбить жертву насилия. Члены комиссии – серьезные профессионалы с немалым практическим опытом и понимают, что в журналистике так бывает: хотели как лучше, а получилось… Нам уже приходилось рассматривать заявления по поводу некорректной верстки материалов, например, на TUT.by и иные такого рода случаи.

Да, так бывает! Но то, что «получилось» и вызвало общественный резонанс нужно называть своими именами. Мы назвали.

 

Теперь говорят…

Теперь наше постановление довольно широко обсуждается в соцсетях и вообще в журналистском сообществе. Многие нас целиком поддерживают – спасибо им! Но есть несколько позиций, по которым нас критикуют.

Первая: так что, теперь надо запретить анекдоты про Вовочку и чукчей?

Отвечу вопросом на вопрос: а при чем здесь «запретить»? Когда запрещают – это юридические нормы, идущие сверху вниз и принудительно. Этика, тем более профессиональная, это когда снизу вверх и добровольно. Мы, члены определенного журналистского сообщества (в нашем случае – БАЖ) добровольно приняли для себя определенные этические стандарты, зафиксированные в Кодексе журналистской этики. И добровольно выполняем их или так же добровольно не выполняем.

Когда не выполняем и когда это невыполнение зафиксировано членами сообщества, комиссия обращает на это внимание и высказывает свое мнение. Только и всего. А дальше – кто на что учился. Если напоминание об этических стандартах произвело на данного журналиста (коллектив редакции…) впечатление, он их начинает выполнять. Если не произвело – тоже, в общем ничего. Стыд не дым, глаза не выест.

 А «запретить» – это из времен командно-административной системы. Или из методов режима.

В обсуждаемом случае мы соотносили подачу материала в «Нашей ниве» со статьями кодекса: “Неабходна ўважліва ставіцца да ахвяраў гвалту і няшчасных выпадкаў. Гэтае ж правіла распаўсюджваецца і на сведкаў і сваякоў пацярпелых. …Асвятленне няшчасных выпадкаў і катастрофаў не павінна пераходзіць межаў, калі знікае належная павага да пакутаў ахвяраў і пачуццяў іх блізкіх”.

А также с Декларацией принципов профессиональной этики БАЖ:

“ .. захоўваць  правы і законныя інтарэсы трэціх асоб падчас пошуку, захавання і распаўсюду інфармацыі”.

Такие же или похожие нормы присутствуют в большинстве национальных кодексов журналистов планеты. Вот кодекс этических норм общества профессиональных журналистов США:

«Журналист обязан:

- быть особенно чутким при сборе информации или публикации интервью и фотографий к тем, кого непосредственно затронули трагедия или горе;

- отдавать себе отчет в том, что сбор и публикация информации могут нанести вред и причинить боль; поиск новостей – не основание для вседозволенности;

- быть осторожным, раскрывая имена несовершеннолетних, подозреваемых в совершении сексуальных преступлений, или их жертв»

Есть пункт 5 Кодекса профессиональной этики российского журналиста: «Журналист уважает честь и достоинство людей, которые становятся объектами его профессионального внимания…»

Этический кодекс журналистов и издателей Литвы начинается с раздела «Правдивость, честность, благопристойность». В кодексе так же говорится об осторожности в подаче материалов, в особенности, когда речь идет о жертвах сексуального насилия.

Существуют профессиональные этические кодексы, в которых прямо говорится о сопереживании с героями публикаций. И так далее…

То есть, ничего нового и оригинального мы не придумывали.

 

Кстати, об анекдотах

А анекдоты никто не только не «запрещает», их присутствие в языке СМИ приветствуется – и это не новость, это, скорее, азбучная истина. Хотел бы обратить внимание коллег на книгу В.Г. Костомарова «Русский язык на газетной полосе» (Москва, издательство МГУ, 1971 год). В ней излагается, в том числе, уважаемая по сегодняшний день теория чередования в языке СМИ стандарта и экспрессии. То есть, стандартные фразы, содержащие ту или иную информацию, желательно чередовать с экспрессемами – фразами, оборотами, грамматическими формами – которые украшают повествование, делают его более ярким и запоминающимся.

В качестве экспрессем в языке СМИ очень часто присутствуют анекдоты. Безусловно, они должны отвечать теме публикации и уровню культуры, на который ориентируется данное издание или данный журналист – опять же, кто на что учился… Но, по глубокому убеждению членов комиссии, анекдоты и вообще «шуточки» на тему изнасилования, любого другого оскорбления человеческого достоинства в принципе циничны и неприемлемы для уважающего себя СМИ.

 

И еще…

Очень забавно выглядит еще одна позиция, по которой нас тоже критикуют в разговорах и иногда в соцсетях: мы (комиссия по этике БАЖ), оказывается,  ведем спланированную атаку против белорусской газеты «Наша Ніва». Обвинений в сопричастности к «мировой закулисе» пока нет, но – все впереди... По этому поводу хотел только напомнить, что, во-первых, в числе 29 заявителей, инициировавших жалобу, деятели именно белорусской общественности. И во-вторых, аргумент про «спланированную атаку» – это любимый аргумент тех, кто считает себя выше критики, как газета «Правда» в свое время.

Еще нас обвиняют в том, что мы хотим считать себя «святее Папы Римского» и вообще монополизировали проблему профессиональной этики… И так далее.

Это упреки из разряда тех, на которые не имеет смысла отвечать. Могу сказать только: каждый из членов комиссии по этике БАЖ – нормальный профессионал со своими проблемами, достоинствами и недостатками, достижениями и ошибками. Никто из нас не претендует на роль «гуру» в части профессиональной этики. Поэтому все заявления тщательно рассматриваются. Проекты  постановлений обсуждаются в переписке до заседания комиссии. Заседания всегда проводятся очно. Все мнения учитываются и путем голосования принимаются или отвергаются.

…Вот, собственно говоря, все. Да, думаю наше постановление сыграло свою роль уже хотя бы тем, что вызвало дискуссию в журналистском сообществе. Для кого-то оно станет уроком – слава Богу! Для кого-то останется не более чем раздражителем – тоже ничего. В любом случае, проблема профессиональной этики в журналистском сообществе Беларуси постепенно перестает быть предметом только личного предпочтения, но принимает общественное звучание.

Оценить материал:
5
Средняя: 5 (2 оценок)
распечатать Обсудить в: