ОБ АВТОРЕ

Журналіст.

Навучалася ў ЕГУ па спецыяльнасці "Масавыя камунікацыі і журналістыка".

Працяглы час супрацоўнічала з рознымі беларускімі няўрадавымі арганізацыямі і ініцыятывамі, пісала пра грамадскую актыўнасць і грамадзянскую супольнасць, працавала прэс-сакратаром Асамблеі НДА.

Сябра БАЖ.

Вы здесь

ЦЭХ выселяют

В фокусе

В канун Нового года директор ЦЭХа Юлия Дорошкевич получила уведомление о том, что собственник помещения  BelSwissBank не собирается продлевать договор аренды, срок которого истекает 13 февраля 2015 года.

– Мне позвонил представитель банка Илья Черноок  и сказал, что хочет поздравить нас с праздниками и подарить сувенирную продукцию. Вместе с сувенирами мне вручили сюрприз – уведомление о том, что с нами не продлевают договор. На мою просьбу сообщить причину такого решения, сотрудник банка растеряно сказал, «что это не от них зависит», - рассказала Юлия Дорошкевич.

Отметим, что в марте 2014 года BelSwissBank уже пытался выселить творческое пространство и предлагал владельцам ЦЭХа расторгнуть договор аренды по собственному желанию. «После консультаций с юристом мы отказались, и вот банк дождался момента истечения договора. Чем-то мы им не понравились уже тогда», - отметила куратор пространства Юлия Дорошкевич.

- Мы занимались образовательными, культурными мероприятиями, устраивали выставки и презентации белорусских писателей, выставки международного масштаба. Мы не участвовали в политечских акциях, не сотрудничали с запрещенными проектами. Поэтому мне непонятно решение руководства банка. За полтора года они не посетили ни одно мероприятие, не посмотрели, чем мы тут занимаемся. Знаете, многими из проектов и мероприятий банк мог бы гордиться  –  ведь на их квадратных метрах создавались современная культура и искусство.

Философ и руководитель концентрации «Современное общество, этика и политика» ECLAB Ольга Шпарага задается вопросом, понимают ли владельцы помещения значимость того, что происходило в этом пространстве:

– Подозреваю, что не понимают, потому что и мы – журналисты и теоретики – сами эту значимость не описали. А в чем она? В Минске, не говоря уже про другие города Беларуси, не хватает пространств альтернативных по духу и современных по своему устройству.  Альтернативность заключается не только в том, что ЦЭХ стал местом для реализации и презентации проектов независимой культуры. В этом месте соединялось то, что не соединяется в других местах, например, современное образование, знание и современное искусство. Первые выставочно-образовательные проекты «нулевых», в рамках которых современное знание пользовалось средствами современного искусства для популяризации своих идей, были организованы в еще одном значимом пространстве – Галерее «Ў», – отметила Ольга Шпарага.

По ее словам, в 2014 году именно ЦЭХ стал главным местом разворачивания таких проектов: с октября 2013 по октябрь  2014 в ЦЭХе было осуществлено 168 публичных, т.е. открытых, мероприятий. Среди них 10 выставок, многие из которых как раз включали лекции, дискуссии и много другое. Например: Международный месяц фотографии, Неделя Ханны Арендт, ВКЛ на исторических картах, Феминистская (арт) критика. В ЦЭХу регулярно проходили дискуссии и ток-шоу кампании «Будзьма беларусамі», «Толоки», Летучего университета и многих других сообществ и проектов.

Альтернативность ЦЭХа, уверена Ольга Шпарага, заключается еще и в том, что пространство размещено в заводском помещении, и это привносит в него дух эгалитарности: чтобы прийти сюда, не нужно быть в костюме и необязательно быть молодым, а также иметь много денег и пристижную работу, автомобиль и прочие модные штуки. ЦЭХ смог создать условия для встречи разных людей из разных сообществ и субкультур и говорить о важных вещах».

– Если прикинуть, сколько людей посетило 168 мероприятий, а это всегда от 20 до 200 человек, то, выходит, данное пространство нужно. Может, банк просто не в курсе или не считает все это важным, потому что отдыхает в других пространствах, в том числе за пределами Беларуси. Необходимо думать совместно, как менять такую ситуацию, потому что ждать помощи от государства я пока (!) не считаю возможным: везде, куда оно приходит, и дух, и атмосфера, и условия пропадают. Думаю, нужна солидаризация всех заинтересованных. А еще фантазия и новые идеи, чтобы понять, что можно сделать здесь и сейчас. В конце концов, именно для их стимулирования и открываются такого рода пространства по всему миру, –  уверена руководитель ECLAB.

Своим видением ситуации с площадкой ЦЭХ поделился архитектор и бывший директор креативного кластера ME100 (предшественника ЦЭХа) Георгий Заборский, который имеет богатый опыт общения с представителями BelSwissBank.

–   Как думаете, что двигало руководством BelSwissBank: нерентабельность ЦЭХа, непонимание трендовости таких культурных пространств, политические мотивы?

–  Трудно говорить о прибыльности или неприбыльности пространств на двух этажах промышленного корпуса, принадлежащих BelSwissBank объективно: у меня нет их финасовых отчетов.  Я буду опираться только на свой опыт арендатора и наблюдения обычного посетителя.

Все помещения, кроме ЦЭХа и соседнего «Клуба талантов BlueSky», сдаются под склады и мелкие кустарные производства. Сдаются они в основном по той же ставке, что была предложена проектам МЕ100/ЦЭХ, или даже дешевле (в процессе подписания первого договора  еще с МЕ100 цена за квадратный метр была поднята относительно исходной ставки за складское помещение). У этих складов и производств высокая сменяемость, часто некоторые помещения месяц-два простаивают без арендатора, в то время как МЕ100/ЦЭХ давали стабильную плату за аренду. Так что, видимо, дело не в рентабельности.

И вот тут есть смысл вернуться к политическому измерению. Работая с проектом МЕ100, мы постоянно сталкивались с иррациональным страхом нескольких конкретных сотрудников BelSwissBank по отношению к любым творческим процессам или мероприятиям. Возможно, это как раз та ситуация, в которой некоторые граждане государства запугали сами себя так, что смотрят с опаской даже на проекты, которые, в целом, никак не вредят государству и даже могли бы получить от него поддержку. Естественно, на фоне этого постоянного внутреннего страха, каждый новый звонок от арендатора с извещением о проведении, скажем, фестиваля дизайна или кинопоказа – сильнейший стресс. На мой взгляд, вернее всего говорить о чисто психологической подоплеке ситуации с ЦЭХом, опирающейся на проблемы личности, а не компании.

Роль второго плана мог сыграть и эстетический фактор: нужна определенная открытость к опыту мировой культуры, «насмотренность», для того, чтобы если не понимать, то хотя бы допускать причины, по которым современные культурные проекты стремятся занимать старые промышленные площадки.

В современном мире нет никакой четкой границы, благодаря которой «высокое» искусство и культура селились бы в позолоченных музеях, а «всякое непотребство» – в старых заброшенных цехах. Но человеку, не вовлеченному в сферу кульуры хотя бы в качестве «продвинутого потребителя», трудно это увидеть. И тогда он идет на поводу у своей фантазии и опыта масс-культуры, которая превращает любой заброшенный цех в ночной клуб, полный привлекательного, но запретного разврата, театральный фестиваль –в «опасное политическое сборище», а школу фотографии – в «съемки порно», разбитая грузчиком из соседнего склада бутылка водки превращается в признак «наркопритона». И мы снова возвращаемся к психологической подоплеке всей этой истории.

Речь не о страхе реальной власти, которая против проекта, я думаю, в общем-то ничего не имела, а о страхе собственных проекций. Все дело в отношении, сформированном конкретным сотрудником и его ближайшим окружением, и только потом распространившемся по всему «корпоративному телу» банка. После этого уже почти невозможно изменить ситуацию. Что проще для топ-менеджера – полностью пересмотреть свое отношение к работе одного из менеджеров, прекрасно справляющегося с остальными задачами, или отказать в аренде одному спорному арендатору побочной недвижимости? Дело, в первую очередь, в личности. Это главный урок, который мы все должны вынести из этой истории.

— А где искать средства на финансирование культурных сообществ и пространств?

—  Если говорить о способах финансового существования такой площадки сейчас, через два года после открытия МЕ100, то я бы расположил их по убыванию: зарабатывать на коммерческих составляющих площадки (например, кафе, ночной клуб, магазин) и тратить на некоммерческие; работать в сотрудничестве с крупным бизнесом; рассчитывать на краудфандинг площадки, ее финансовую поддержку со стороны целевой аудитории. Мы сделали главную ошибку, сориентировав МЕ100 на третий вариант. Беларусы пока что не готовы к такому. Крупный и средний бизнес гораздо лучше, чем производители и потребители культуры и коммуникации, понимает, как работают деньги. Бизнесмен говорит вам: «Хорошо, сколько будет стоить эта инфраструктура?»  А средний посетитель театрального фестиваля, наоборот, скажет: «Эй, у вас тут и так прикольно, почему я должен давать вам деньги?»

—  То есть, мы, как потребители, не доросли до культурных и арт-кластеров?

—  Не Минск должен дорасти до арт-кластеров, а создатели арт-кластеров, набив шишки на своих и чужих ошибках, должны научиться особому, минскому способу создавать такие проекты. У каждого города и каждого времени свой дух, и всегда есть особый способ наладить баланс и реализовывать культурные проекты. Мы должны все время думать о тех терабайтах опыта, которые добыли для нас смельчаки — создатели Галереи «Ў», первая команда МЕ100, их соседи BlueSky, ребята из ЦЭХа.

— Что бы Вы пожелали команде ЦЭХа?

—  Очень личный вопрос. Юля, ребята, будете читать — представьте, что это сказано не с пафосом, а с искренностью, хорошо?  Не отчаиваться и не искать ошибок ни в себе, ни в других. Воспользоваться внезапным шансом отдохнуть и временно сменить деятельность. Возвращаться, зная гораздо больше о себе, своих склонностях в этой области и устройстве мира вокруг, и делать более легкий, более «свой» проект, который обязательно взлетит. Мы будем ждать и поддерживать.

На сегодняшний момент команда ЦЭХа обдумывает дальнейшие варианты существования пространства, надеется на общественную поддержку и предложения потенциальных арендодателей.

До 27 января в пространстве работает выставка совместного проекта белорусских фотографов «Бліжэй, чым блізка»

Оценить материал:
5
Средняя: 5 (2 оценок)
распечатать Обсудить в: