Вы здесь

Пропаганда рушится, когда люди начинают задавать вопросы

Интервью

В рунете набирает популярность сервис The Question, который ищет экспертов, способных оперативно и понятно отвечать на любые вопросы пользователей.  Основатель проекта, журналист Тоня Самсонова в интервью Mediakritka.by рассказала, в чем главный недостаток современных поисковых систем, почему во время трагедий люди публикуют котиков и почему отвечать на вопросы важнее, чем рассказывать новости.

- “Вопрос-ответ”  традиционно был  вспомогательной  рубрикой в прессе. Как вам пришла в голову идея сделать из этого самостоятельный жанр?

- Изначально у нас было желание придумать себе место работы. Потом мы начали думать что за место это может быть. То есть - какие проблемы есть у рынка медиа, которые сейчас решаются недостаточно хорошо. Мне кажется, в ситуации когда контента на рынке очень много, основной проблемой становится не доступ к информации, а время или деньги, которое вы тратите на поиск того, что вам нужно.

Квалификация редактора медиа – это его способность угадывать, что в существующем контексте важно и нужно рассказать читателям. То есть компетенция редактора – задавание правильных вопросов. А если идти дальше, то компетенция каждого человека, публикующего контент в интернете – угадывание своего читателя, своей аудитории. 

В любом случае система публикации и подсовывания  пользователю нужной информации сейчас не автоматизирована. У вас должны быть люди, которые знают, что поставить на главную страницу и как это продвинуть в социальных сетях. Угадать, как доставить пользователю тот контент,  который он ищет. Частично этим занимаются поисковики. Но проблема поисковиков в том, что на вопрос, который вы задаете сейчас, они дают информацию, которая была написана вчера. Ваше взаимодействие с поисковиком таково, что Google все время от вас отстает – вы спросили в эту секунду о том, что будет, он вам показал, то, что написано – о том, что было. Поисковик – отличная штука, но он не производит новую информацию в ответ на ваш вопрос, а только показывает вам тексты о том, что было.

Если состыковать два механизма – поисковиков и производителей контента у вас получается новый шаг в развитии медиа и доставки информации читателю.  Если временной разрыв между вопросом и ответом будет достаточно коротким, вы решаете большую проблему нынешнего поколения поисковых систем. Поэтому система которую мы строим, пытается достаточно быстро находить ответ на вопросы пользователей. 

Сотни или даже тысячи стартапов видят описанную мной проблему. Кстати один из способов ее решения – следить за пользователем, пытаться по его поведению в сети понять, что ему интересно, и показывать ему на главной странице только ту информацию, которая будет отражать его интересы. 

- Какой вы видите миссию проекта?

- Конечно, решение этой проблемы с доставкой контента не может заставить вас вставать рано утром и работать до поздней ночи. Должно быть что-то еще. На ценностном уровне для меня здесь история вот в чем. Мне кажется, что способность формулировать вопросы – достаточно важный критерий интеллектуального отношения к действительности. О том, глупый человек или умный, мы судим по вопросам, которые он задает.

Он может выдавать информацию, рассказывать истории, он может иметь регалии, но его интеллектуальные способности раскрываются глубиной и качеством вопросов.  Качество вопроса «Почему яблоко падает?»  удивительно высоко. Тысячи лет никто не задавался этим вопросом, а потом пришел кто-то умный, задал вопрос и создал теорию о том, почему маленькое легкое яблоко падает на большую тяжелую Землю. Любое понимание начинается с правильного вопроса.

Культура задавания вопросов  – очень важная вещь для отношения к тому, что происходит в стране, в мире, в политике, экономике и обществе. Система пропаганды устроена так, что люди не задают вопросов. Они получают из медиа нарратив и верят ему. Контрпропаганда конечно может быть построена на том, чтобы рассказывать более красивую или более правдоподобную историю. Но любая пропаганда рушится в тот момент, когда люди начинают задавать точные вопросы.

- То есть проектом вы пытаетесь показать обществу,  как задавать вопросы? Или вы - медиум, который задает вопросы от имени общества?

Я, как основатель проекта, не ставлю себе задачу поменять этот мир или развивать Россию. Мне приятно заниматься этим проектом, потому что он отвечает моим ценностям. Приятно общаться с людьми, которые задают вопросы. И мне бы хотелось, чтобы культура этого проекта отвечала ценностям о которых я говорила.

Когда в «Вконтакте» я вижу что наши сообщения с ответами серьезно и аргументированно обсуждают, я получаю искреннее удовольствие. Потому что в самом начале проекта у меня была гипотеза – если поддерживать культуру интеллектуального общения, люди будут к ней стремиться. Не будут в обсуждениях ругаться матом и троллить друг друга. Так и произошло, и это очень круто.

- А уровень и качество вопросов, которые вы получаете, вас удовлетворяют?

В целом, да. Но на старте проекта я была уверена, что 90 процентов вопросов будут касаться новостей, текущей обстановки в стране. Что люди будут читать статьи в «Ведомостях» и «Коммерсанте», слушать программы на «ЭхеМосквы» и задавать вопросы о том, что они узнали.  Но люди не спрашивали про новости. Это стало довольно большим разочарованием. Но с другой стороны меня приятно удивляет количество вопросов которые касаются предметных областей знания, например о том как улучшить свое качество жизни или стать более эффективными на работе. Это тоже хорошо.

- Какое количество вопросов связанно с новостной повесткой?

- Примерно 5 процентов вопросов касаются политической ситуации. 20 процентов вопросов касаются экономической и финансовой ситуации в России. Люди просят советов, пытаются адаптироваться к тому что происходит. Здесь мы видим насколько основные медиа, особенно ориентированные на большую аудиторию, не могут объяснить людям как вести себя в новой ситуации.  Вообще, очень важное для нас направление – работа с макро- и микроэкономическими вопросами чтобы добиться повышения у людей финансовой грамотности.

Еще мы заметили эффект, который меня немного пугает – чем безысходнее становится ситуация, тем лучше люди реагируют на материалы которые с этой ситуацией никак не связаны. Это способ побега от реальности, который мы видим в медиапотреблении.  В дни страшных новостей в соцсетях начинается бум видео с котиками-енотиками и милыми детьми, которые играют на пианино. Видимо, людям становится страшно и за котиками они пытаются спрятаться от проблем.

- Каким был ваш первый вопрос?

- Самый первый вопрос, который нам задали: «Может ли в голове человека закончиться место для памяти?». Второй: «Смог ли Сердюков провести реформу армии?». Самое забавное – то, насколько они разные. У нас могут спросить как утконос пьет молоко у мамы, потому что клювом ему это делать неудобно, потом спросить почему закрывают больницы и одновременно про место для памяти в голове человека.

- Случалось, что вы задавали вопросы сами себе?

- Иногда. В социальных сетях люди часто задают вопросы своим подписчикам если им нужен совет или информация. Но очевидно, что среди этих подписчиков не так много экспертов с такой же квалификацией как те, с которыми можем связаться мы. Мы много раз видели такие вопросы у наших друзей и, если они казались нам интересными, забирали их себе.

- Как устроена ваша редакция и схема работы с экспертами?

- Мы решили запустить проект еще до того как выпустили основную платформу для него – мобильное приложение. Мы сделали сайт на котором можно собирать вопросы. И на этом же сайте появляются вопросы за которые можно голосовать. Десять самых популярных вопросов с сайта автоматически переносятся на нашу внутреннюю биржу-админку. К этой бирже есть доступ у 25 журналистов, которые с нами сотрудничают. У них самые разные профили: кто-то разбирается в еде, кто-то в шоппинге, кто-то в сексе, кто-то в военной теме, судах и юриспруденции. Журналисты видят вопросы и могут забирать себе те, которые им понятнее, а потом связываться с экспертами.

На следующем этапе мы хотим сделать нечто другое. Например, на большой радиостанции, когда случается ЧП вроде катастрофы в метро вы можете прямо в эфире попросить машинистов связаться с вами и дать комментарий. И из миллиона слушателей пять или десять человек действительно окажутся машинистами, которые смогут вам позвонить. Так вы получаете «точечного» эксперта. 

Постепенно мы должны прийти к такой системе. У нас будет платформа, которая будет показывать людям вопросы в зависимости от их компетенции. То есть мы будем контролировать качество ответов, но по сути для такой схемы уже не нужны журналисты. Только те, кто задает вопросы и те кто потенциально может на них ответить. Таким образом, у вас появляется поисковая система, которая одновременно и ищет и создает информацию

- Почему это может быть интересно экспертам? 

- Есть множество разных причин, по которым люди совершают большие усилия для того, чтобы рассказать остальным о том, что хорошо знают. Тем более интересно рассказывать, когда ты понимаешь, что аудитории интересно тебя слушать. Почему профессора летают с бесплатными лекциями по университетам, ради того, чтобы рассказать что-то небольшой группе студентов? Или пишут посты в Facebook и Livejournal? Частично, потому что это позволяет им закрепить репутацию, если их текст увидит большое количество важных для них людей. Частично, потому что если вы потратили время на то, чтобы в чем-то разобраться, и вам задают вопрос про то, что вам действительно интересно - вы будете хотеть об этом рассказывать. Вы буквально все бросите, и будете писать ответ, если я угадаю, какой вопрос вам задать, да, вы хотите поговорить об этом и вы хотите рассказать о том, в чем хорошо разбираетесь.

Все-таки эту гипотезу тоже надо было проверить. Мы опубликовали в наших социальных сетях карточку с вопросом без текста ответа. И попросили прислать на почту answer@thequestion.ru ответ тех, кто чувствует себя экспертом к компьютерной безопасности. Пришли три профессионально написанных и содержательных текста. 

 

 Почему вы не публикуете ответы и на сайте тоже?

- Главной платформой для публикации ответов будет мобильное приложение и сайт. Но пока они находятся в разработке мы используем самый быстрый и надежный канал распространения информации, то есть соцсети. Зачем нам наращивать аудиторию сайта, которым мы потом не будем пользоваться? Когда мы пытаемся понять насколько наши вопросы и ответы угадали формат и  интересы аудитории, мы видим как наши материалы перепубликовываются в группах в «ВКонтакте» с миллионами подписчиков и собирают там огромное количество лайков. Мы видим, как сайт Adme делает материал по нашим карточкам и собирает огромное количество читателей. То есть соцсети - это гораздо проще и эффективнее сайта, если мы хотим чтобы наши материалы прочитало как можно больше людей.

- Какие у вас показатели по аудитории?

- Для нас есть два главных показателя. Первый - количество просмотров вопроса и ответа. Кстати мы заверстываем вопрос-ответ в картинку ровно для того чтобы увидеть насколько хорошо эта картинка разошлась. Ее нельзя порезать или вытащить из нее кусок текста. По картинке мы видим все ее шеры ретвиты и лайки и можем посчитать ее аудиторию. Рекорд у нас был – два миллиона просмотров. При этом мы наращиваем аудиторию подписчиков. У нас 4000 подписчиков в «Вконтакте», 3700 в Facebook и 3000 в Twitter. Мы специально поставили себе задачу не вкладываться в покупку трафика и рекламу, чтобы смотреть насколько хорошо у нас все идет. Нынешние показатели – удовлетворительные, они могли быть и лучше.

- Как вы собираетесь монетизировать проект?

- Мы думаем, что монетизироваться будет мобильное приложение в AppStore и магазине для «Андроида». Схема будет аналогична сайту знакомств или интернет-магазину. Если вы публикуете там свое объявление, вам предлагают продвинуть объявление в топ. То же самое и у нас. Бывает так, что человеку очень важен вопрос, но набрать за него много голосов и быстро получить ответ он не может. Тогда он может его продвинуть и вероятность ответа вырастет.

- Собираетесь ли вы продавать рекламу?

- В России падающий рынок рекламы,  и я не уверена, что есть смысл в том, чтобы на него выходить. С другой стороны, когда кто-то спрашивает какую кофеварку ему выбрать или где покрасить ногти в Москве, он по сути запрашивает рекламную информацию.  И если создавать ответ, в котором рекламная информация будет проверена, окажется точной и качественной, то в этом виде модель рекламы возможна. То есть для нас реклама – не то, что вас отвлекает от контента, а то, что оказывается для читателя полезной информацией.

Очень важная проблема здесь – как показывать пользователю, что ответ, который он получил – рекламный. Делать это необходимо, иначе возникает конфликт интересов, и доверие к ресурсу снизится. А мы не хотим терять доверие. 

Интервью: Евгений Гладин, Василий Колотилов.

Автор заглавного фото - Алексей Юшенков.

Оценить материал:
5
Средняя: 5 (1 оценка)
распечатать Обсудить в:

Опрос