ОБ АВТОРЕ

Журналист-международник.

Магистр Школы журналистики Колумбийского университета (Нью-Йорк), специализация "политическая журналистика".  (2011).

Выпускница факультета журналистики Белорусского государственного университета (2003).

Редактор приложения "Европейский вектор" еженедельника "Белорусы и рынок". Сотрудничала с Европейским радио для Беларуси (Еврорадио).

Ментор в программе "Медиасоседство", реализованной конcорциумом под управлением BBC Media Action

Член Белорусской ассоциации журналистов.

Вы здесь

Зачем Washington Post интервью с коровой?

Американский журнал The National Journal нашел в архивах серию материалов газеты Washington Post, основанных на «беседах» репортеров с коровой, которая паслась на лужайке возле Белого Дома.

«В 1912 году неназванный репортер Washington Post спросил корову президента Уильяма Тафта Паулину Уэйн, правдой ли является слух о том, что ее подоил прохожий вопреки ее согласию. «Так ли это, мисс Уэйн?» - спросил журналист у 700-килограммового жвачного животного.

В ответ скромная Паулина взглянула на него с явным упреком и негодованием и покачала хвостом, что на коровьем языке означало: «Нет, не так». Репортер не поддался очарованию прекрасных карих глаз и повторил свой вопрос. (Несколько жестокий подход к интервью с возможной жертвой, не находите?). «Никакой прохожий на лужайке у Белого Дома меня не доил», — ответила корова по версии газеты Washington Post, уважаемой газеты, которая позже получила 48 Пулитцеровских премий и инициировала Уотергейтский скандал.

Публикация «эксклюзивного интервью» явно не была вершиной журналистского мастерства. Либо Паулина научилась говорить человеческим языком, либо репортеры газеты, сами того не подозревая, открыли ЛСД, либо газета совершила один из самых страшных журналистских грехов: опубликовала вымышленные цитаты.

Как оказалось, данное интервью было далеко не единственной беседой The Post с президентской коровой.  В 1910-12 годах одержимость газеты Паулиной была не меньшей, чем одержимость US Weekly Ким Кардашьян в наши дни. Как минимум в одной из публикаций Паулину  назвали «главным поставщиком прекраснейшего молока и масла».

Эпоха Паулины началась в 1910 году, когда предыдущая корова Тафта, Мули Вули, переела овса и умерла. «Эксперты не объяснили ей, что овес предназначен для лошадей», — пояснило другое издание, Washington Evening Star, убитым горем читателям. В те времена многие президентские семьи держали коров ради свежих ежедневных молочных продуктов. Паулину после смерти Мули Вули подарил семье Тафтов висконсинский сенатор. По слухам, в день корова давала 34 литра молока.

Первое интервью с Паулиной на страницах Washington Post вышло 4 ноября 1910 года. Газета спросила у коровы, как она относится к помешательству Америки на знаменитостях – таких, как она сама. «Меня это чрезвычайно удивило, но затем присутствие фотографов мне наскучило. Надо признать, что цивилизация принесла с собой множество раздражающих факторов», — цитирует издание рогатую собеседницу.

В других интервью газете Паулина Уэйн делилась своими политическими взглядами: она «не верила» в успех движения по борьбе с монополиями и не поддерживала движение суфражисток, но в то же время называла свои взгляды «прогрессивными».

Будучи главной коровой страны, Паулина часто выезжала на встречи с поклонниками на выставки скота по всей стране. Согласно данным Музея президентских домашних животных, сувенирная бутылочка с молоком Паулины стоила около 50 центов. Во время поездки в Милуоки чуть не случилась трагедия. Вместо частного вагона Паулину поместили в вагон с обычным скотом. «Корову президента потеряли по дороге на  Выставку молочной продукции в Милуоки. Ей чудом удалось избежать смерти на Чикагском скотном дворе», — сообщала об инциденте The New York Times. (...) Корову также чуть не потеряли во время ее первой поездки из Висконсина в Вашингтон: вагон с животным забыли прицепить к составу в Питтсбурге, и толпа репортеров и зевак, собравшаяся на конечной станции в Вашингтоне, осталась ни с чем. (...)

После поражения Тафта на выборах в ноябре 1912 года Washington Post взяла последнее интервью у Паулины. Журналист спросил, может ли корова представить себя в Белом Доме при новом президенте Вудро Вильсоне. Корова не исключала такой возможности. Однако она призналась The Post, что пока что не собирается делиться с новоизбранным президентом маслом либо молоком. «Похоже, Паулина понимает, что она является частной собственностью президента Тафта, а не всей нации, и что если он прикажет ей остаться либо уехать, она должна будет выполнить его приказ», — прокомментировала ее слова газета.

Тафт был не последним президентом, державшим скот в Белом Доме. Вудро Вильсон купил овец, которые должны были мирно пастись на лужайке, однако постоянно попадали в переделки. Паулина же вернулась в Висконсин, где и провела остаток дней вдали от огней большого города, камер и репортеров».

Оценить материал:
Средняя: 5 (1 оценка)
распечатать Обсудить в: