ОБ АВТОРЕ

Родилась в 1973 г. в Литве, в городе Игналина.

Закончила журфакт БГУ.

После первой неудачной попытки поступить в университет год проработала в районной газете Могилевского района "За камунистычную працу". 

Дальше были "Толока",  "Могилевская правда", "Белорусский университет", "Добрый вечер", "Знамя Юности", "БелГазета", в которой работала специальным корреспондентом, обозревателем, заместителем главного редактора, главным редактором приложения Sexus.    

Вы здесь

Расплата за «цензурки»

В фокусе

В польском медиапространстве грандиозный скандал. На прошлой неделе по этому поводу высказались и продолжают говорить все известные польские обозреватели – в блогах, статьях, Facebook.

В минувший понедельник еженедельник Wprost опубликовал материал об одном из самых известных телеведущих Камиле Дурчоке. В материале под названием «Темная сторона Камиля Дурчока. Следствие еженедельника Wprost» представлены более чем пикантные подробности из жизни «иконы», как называют Дурчока, польского ТВ.

 

Смелые-смелые

Главный редактор журнала Сильвестр Латковски в своей колонке сурово предупреждает: «Наше сообщество, сообщество СМИ, должно жить в соответствии с определенными правилами. Некоторым это может не нравиться, потому что они чувствуют себя неприкосновенными. Им можно больше, потому что они селебрити, потому что лучше, умнее, богаче, влиятельнее?.. Мы на это не соглашаемся».

Накануне Wprost опубликовал материал о сексуальном домогательстве и моббинге в одной из польских телевизионных компаний. Ни имени домогателя, ни жертвы, ни где все происходило, названо не было, однако в сетях тут же появилось имя Камиля Дурчока. TVN, где главным редактором и ведущим информационной программы Fakty работает Дурчок, распространило заявление о том, что в компании создана специальная комиссия с целью проведения собственного расследования. А на минувшей неделе Wprost разместил текст непосредственно уже о самом Дурчоке. В своей колонке Латковски заявляет, что редакция несколько недель занималась расследованием и что собран «значительный материал».

«Мы знаем о давлении на наших собеседников. Об угрозах в мой адрес даже не стоит вспоминать. Я привык к нападкам практически после каждого спорного материала Wprost. Cкажу ясно: не поможет. Все зашло слишком далеко. Нас не удасться запугать. Мы не оставим тему сексуального домогательства и моббинга, даже в отношении тех, кто считает себя неприкосновенными».

 

Моральные-моральные

То, как написан материал о Камиле Дурчоке, представленный на обложке журнала как расследование, заслуживает специального внимания.

Публикация начинается с рекламы предыдущего текста Wprost об анонимном сексульном домогательстве на одной из польских телевизионных станций. А потом без всякого перехода сообщается, что в редакцию позвонил бизнесмен (имя не указано) и сообщил, что, если редакция «настолько смелая, что может заниматься такими темами  (и все это подается в рамках прямой речи, хотя, почему бы и не похвалить себя устами безымянного бизнесмена?.. - авт.), то может ее заинтересует еще одна история».

История началась 16 января. Важно запомнить эту цифру – 16 января. Бизнесмен с супругой пришли взыскать деньги за квартиру, которые не получали уже четыре месяца. Квартиру снимает молодая женщина. На просьбы открыть дверь, ответа нет, однако, по шуму в квартире, понятно, что в ней все же кто-то есть. Бизнесмен хочет открыть дверь своим ключом, но изнутри «кто-то пытается забаррикадировать дверь». Потом дверь внезапно открывается, из квартиры выскакивает мужчина в двух капюшонах. Бизнесмен пытается его остановить, сдергивает капюшоны, под которыми оказывается телезвезда Камиль Дурчок. Это действительно он – документы проверила полиция, которую накануне вызвал бизнесмен.

То, что увидели владельцы в своей квартире, пишет Wprost, «превзошло их самые смелые ожидания». Журнал отдал этим фотографиям разворот.

«Тарелка с остатками белого порошка... Свернутая в трубку бумага и кредитная карта... Таблетки, содержащие амфетамин, десятки пакетиков с остатками белого порошка...»  Однако семейство почему-то не обращается в полицию, а лишь меняет замки в квартире, пытается добиться денег с квартиросъемщицы и связаться с Камилем Дурчоком, чтобы он забрал свои личные вещи. Но Дурчок не отвечает. И тогда, спустя месяц, бизнесмен звонит в редацию Wprost. Журнал дозванивается до Камиля Дурчока и спрашивает, что он делал в этой квартире и почему не открывал дверь владельцу. Журналист «явно нервничает» и отказывается отвечать на вопросы.

А потом редактор Wprost и еще два журналиста вместе с владельцем квартиры входят в жилище. Далее на полстраницы текста следует уже более подробное описание того, что еще месяц назад было обнаружено в квартире. Кроме «дясятков» пакетиков с остатками порошка, в квартире, оказывается, еще были всякие эротические аксессуары, эротическое белье, диск с порно, в котором женщина занимается сексом с конем. Надо полагать, что когда бизнесмен позвонил в редакцию, обо всех эротических находках он тоже сообщил. Но Wprost не счел нужным упоминать об этом в начале материала, иначе из чего бы состояло собственно расследование? Из ноутбука Дурчока? Его фотографий с недавней поездки в горы? Двух галстуков, которые «без сомнения принадлежат Дурчоку, поскольку он показывался в них публично»? То ли дело красочно расписать, что «квартира выглядела так, как после шумной вечеринки».

«Два стакана и пустая бутылка дорогой водки. Рядом невозможное количество порнографии и эротических гаджетов».

Любопытно представлено поведение хозяина квартиры во время совместного визита с Wprost.

«Бизнесмен, рассматривая вместе с нами вещи в квартире, выглядел все более обеспокоенным». Спрашивается – а почему это он, спустя месяц, вдруг забеспокоился?.. Т.е., все это время он сохранял спокойствие? Да такое спокойствие, что закрыл квартиру на ключ и ни к кому не обращался за помощью. А тут вдруг забеспокоился.

«Что мне делать?» - спрашивает бедняга у журналистов Wprost. Те ему отвечают, что эротика с порнографией – это «бытовые» вещи. А вот «десятки пакетиков с белым порошком – уже серьезно. Если это наркотик, то могут быть проблемы».

То есть, Wprost сам пишет, что эротические находки – это «бытовое» дело. По сути, написав «личное». Но не написал. Потому что если бы написал именно так, то вообще бы не расписывал в деталях возможные увлечение тележурналиста. При том, что в последующих комментариях, обороняясь от шквала критики в свой адрес, журналисты Wprost, подчеркивали, мол, нам все  равно, кто и как с кем спит и чем приковывает друг друга к кровати…

И еще. В начале текста, излагая рассказ бизнесмена об увиденном в квартире, никаких эротических гаджетов журнал вообще не упоминает. Хотя позже количество порнографии представлено как «невозможное». Если «невозможное», то почему бизнесмен сразу об этом не сказал?..  С одной стороны, Wprost мог, как мы уже сказали, оставить вкусненькое для собственного описания. Но было ли оно вообще?.. Если квартира месяц стояла закрытой?..  И точно такие же сомнения могут возникнуть и в отношении «белого порошка». А был ли он?..

Словом, порно и эротичекие гаджеты – это «будничное» дело, а в отношении «белого порошка» могут быть проблемы, «если это наркотик». Т.е., никаких юридических доказательств, совершенных каких-либо противоправных действий Камилем Дурчоком, у редакции Wprost на момент подготовки материала не было вообще. Полиция приехала только в конце текста. А вся публикация – это мелодраматическое описание квартиры. Однако, Wprost вынес историю на обложку, представил ее как «расследование» и сделал вывод:

«Все скадывается в ужасающую картину. Речь не идет о рок-звезде (т.е. в отношении рок-звезд Wprost не стал бы проводить такого расследования? – авт.), речь о шефе одной из важнейших информационных программ. О человеке, который разговаривает с президентами, премьерами, министрами.  Человек, который ежедневно перед миллионной аудиторией выставляет «цензурки» в отношении других».

Финал статьи обнадеживающий: «Через неделю продолжение следствия Wprost, в отношении сексуального домогательства и моббинга на телевизионной станции».

Собственно, об этом, о сексуальном домогательстве и моббинге, как нам изначально сообщил лично редактор Wprost, и был этот материал, если кто-то не понял.

Что получается: Wprost заявляет, что занимается  темой сексуального домогательства и моббинга, однако в тексте об этом нет ни слова. Журналисты Wprost описывают квартиру, в которой был Камиль Дурчок и найденные в ней вещи. Причем, владелец квартиры, якобы обнаружив в ней наркотики, почему-то вызвал полицию не сразу, а лишь спустя месяц. И то, после посещения Wprost.

И еще одна деталь: скандал с руководителем информационной программы ТVN вспыхнул на фоне продажи TVN западным компаниям. 

 

«Это не журналистика»

Журналист Newsweek Polska Александра Павлицка прокомментировала историю специально для Mediakritika.by

- Как журналист, работающий в этой профессии много лет, я никогда бы не опубликовала такого текста. Базовые принципы журналистики - достоверность, добросовестно проверенные факты и подтверждение их в разных источниках. В материале Wprost о Камиле Дурчоке ни одно из этих условий не выполнено. Это инсинуация, а не журналистское расследование. Инсинуация, построенная на сплетнях и по сталинскому принципу: «Дайте мне человека, а статья на него найдется».

Я не хочу говорить о том, виновен или нет Камиль Дурчок, поскольку ничего об этом не знаю. Но Дурчока облили грязью и это постыдно. Это не журналистика.

Нельзя обвинять в сексуальном домогательстве, если нет признаний жерты – а этого в материалах Wprost я лично не нашла. Нельзя обвинять в употреблении наркотиков, если нет доказательств со стороны следственных органов.

Почему полиция не была вызвана немедленно, чтобы взять пробы?.. Ведь все это могло быть организовано специально, как провокация, сведение счетов. Опубликованные фотографии квартиры – это нарушение частной жизни.

Журналистика должна вскрывать несправедливость, нарушение закона, лицемерие, а не копаться в частной жизни человека, только потому что он известен. Wprost помещает Дурчока на обложку и обвиняет его в том, чего нет в тексте, потому что знает, что это увеличит продажи журнала, принесет прибыль.  Вот это на самом деле лицемерие. Говорить о неблаговидных поступках в польских СМИ и при этом нарушать все принципы журналистской этики.

Данной публикацией Wprost не впервые снижает стандарты журналистики. Это такая псевдо-журналистика, когда каждый может написать о каждом, что хочет. Обвинить без оснований, подвергнуть остракизму... Все происходит в рамках только одного правила: вылить на тебя ведро помоев, а ты должен публично отряхиваться.  И даже если тебе удасться очиститься, вонь от скандала еще долго будет тебя преследовать.

Вы спрашиваете, существует ли в польских СМИ проблема моббинга?.. Польша – не лицемерный остров,  и проблемы, которые возникают в западных фирмах, случаются и в польских медиа. Дело в том, что это по-прежнему тайна полишинеля, а недобросовестные публикации, такие, как сделал Wprost, не вскрывают проблему и не дают повода для общественной дискуссии. Наоборот, как это всегда происходит в результате некачественно выполненной работы – мы говорим только про ее негативные последствия, а проблема по-прежнему заметена под диван.

Оценить материал:
4
Средняя: 4 (1 оценка)
распечатать Обсудить в: