Вы здесь

«СМИ испытывают кадровый голод по настоящим журналистам»

Интервью

В феврале интернет-издание Colta.ru объявило о создании Школы гражданской журналистики. Целью этого образовательного проекта стала подготовка журналистов-профессионалов в социальной и социально-политической сфере. Медиакритика.by поговорила с одним из руководителей школы - специальным корреспондентом ИД «Коммерсант» Олесей Герасименко о том, как устроена школа.

Олеся, почему вы запускаете этот проект в довольно сложные для российской журналистики времена, когда профессия в какой-то степени умирает?

Я не согласна с мнением, что журналистика в России умирает, скорее наоборот. И мне кажется, российские СМИ испытывают кадровый голод по грамотным профессионалам-ремесленникам. Не по людям, которые хотят менять мир через журналистику, не по политическим активистам. Не по аналитикам, не по историкам, а именно по настоящим журналистам. Этот кадровый голод даже в самые тяжелые времена остаётся. И когда Максим Ковальский предложил мне идею школы, я именно поэтому сразу за неё ухватилась.

Можно сказать, вы случайно там оказались?

Совершенно случайно. Мне позвонил Максим и сказал, что Colta.ru хочет сделать такой проект вместе с фондом Кудрина («Фонд Кудрина по поддержке гражданских инициатив» - К.Г.). Они решили, что директором отлично будет смотреться Максим Ковальский, а меня предложил сам Максим, за что я ему очень благодарна. Но я и сама про это думала раньше и очень хотела такую штуку сделать, но инициативы никак не проявляла. Само прилетело.

А что ваша команда вкладывает в словосочетание «гражданская журналистика»?

Да ничего, на самом деле, в него не вкладывается. Разумеется, никто не подумал, что все перепутают эту вещь с блогерством и освещением протестных акций. Исходили из того, что «гражданская» – это «социальная», а у нас будет упор на социально-политическую журналистику, даже больше на социальную. Надо было назваться «Школой практической журналистики» - вопросов таких было бы меньше. Но уже шёл набор, и менять не стали. Никакого сакрального смысла нет: мы не будем готовить оппозиционеров, армию блогеров. Мы хотим готовить настоящих, практикующих журналистов.

В чем будет принципиальное отличие от традиционного российского журналистского образования?

У нас есть несколько акцентов. Есть упор на практические знания и на очень узкоспециализированное обучение. Вот придёт человек, который занимается темой Сечина в «Коммерсанте» и он на пальцах нашим ребятам объяснит, как он, во-первых, стал главным специалистам по Сечину, во-вторых, как он поддерживает контакты с ньюсмейкерами, с источниками.

Я хочу, чтобы на этих семинарах очень много времени уделялось так называемому журналистскому быту. Начиная от общения с источниками в Кремле, заканчивая тем, как бежать в канаву где-нибудь под Донецком, чтобы спрятаться от пуль. Это будет действительно школа о профессии, а не о политике, или об образе жизни, или об историческом моменте. Сугубо профессиональный проект. Отличаться от пятилетней теоретической базы журфака он будет отсутствием этой базы.

Кроме того, мы сейчас с нашими лекторами договариваемся, что занятия – это не мастер-классы «как я стал известным и крутым» или «как я прославился». Очень много в стране проводится встреч с журналистами, конференций даже, я и сама по ним часто ездила и сама же этим грешила. Вот я сижу и рассказываю, как я пошла на филологический факультет, как меня не хотели брать в «Газету.ру» и в итоге взяли. Вот смотрите как прикольно: я стала спекцкорром «Коммерсанта». Может быть, кому-то это интересно, но это надо называть встречей с читателями, а не чем-то ещё. И у нас даже лекции будут походить на семинары, где мы просим лекторов показать, как они делают ту или иную штуку, тот или иной текст. Ну, собственно, это то, о чём я долго мечтала. И я надеюсь, что это осуществиться.

Выпускникам будут предоставляться рабочие места?

Нет, мы трудоустройство не гарантируем. Мы можем гарантировать только возможность хороших знакомств, потому что все наши преподаватели – это редакторы и корреспонденты российских СМИ. Кроме того, ученики будут публиковать свои дипломные работы на Colta и, возможно, какие-то промежуточные, если они будут хорошие.

И я ещё раз хочу подчеркнуть: проблема голода сегодня не только кадровая, но и тематическая. Несмотря на, казалось бы, насыщенную военную и политическую повестку. И никто пока на моей памяти от хорошей темы и более или менее грамотного текста не отказывался. Но обычно люди с улицы предлагают себя довольно беспомощно, их не берут. И вот мы хотим как раз дать площадку «людям с улицы». Мы будем объяснять нашим студентам, как тактически надо думать, чтобы можно было прийти в редакцию с портфелем своих тем.

Вы набираете 15 человек, чем продиктовано такое количество?

У нас были мысли увеличить количество, когда стало приходить много заявок. Но удержать преподавателю аудиторию более 15 человек на семинаре – это тяжело. И потом, это же домашние задания, большая работа не только на семинаре, но и вне занятий. Ну и просто преподаватель сможет уделить внимание каждому. Поэтому вот такая оптимальная академическая группа, как в университете.

Мы будем проводить открытые лекции в большой библиотеке на Чистых прудах, на которые смогут приходить все желающие. Так как это лекция, где человек просто полтора часа говорит, туда может прийти кто угодно и послушать. Но упор у нас всё-таки на семинары, там нужно удерживать внимание, и я думаю, что больше пятнадцати – это просто бесполезно. Хотелось бы, конечно, больше, но для этого нужен второй комплект всех преподавателей.

Если всё пройдет успешно, то можно будет проводить наборы снова и снова?

Это зависит от фонда Кудрина в первую очередь. Но из планов на окончание – создание методички, куда мы поместим весь наш учебный план, все наши темы, краткое тематическое содержание семинаров, списки преподавателей. Получится пособие, как провести такую штуку за определенный период времени. Туда не будут включены сами лекции, но какая-то схема будет дана. Методичка станет интеллектуальной собственностью фонда Кудрина. Что дальше они с ней будут делать… Может, захотят просто региональные отделения попробовать, но об этом рано пока ещё говорить. Нам бы сейчас очные экзамены провести.

Как происходил отбор преподавателей? Политические взгляды кандидатов играли роль?

Нет, конечно. Мы не выбирали исключительно либерально настроенных преподавателей, не спрашивали у них, наш ли Крым или не наш. Особенно для семинаров мы делаем упор на практикующего автора, не на фамилию. И некоторые не так известны, как Кашин или Сапрыкин. Но мне как раз давно хотелось, чтобы эти люди, мои коллеги из разных газет, которые действительно очень круты в своей теме, пришли и рассказали это хоть кому-то.

Все эти конференции и всякие там съезды очень часто собирают один и тот же этот пакет журналистов, и в основном это колумнисты или опинионмейкеры. А мы со своим практическим упором сошлись на том, что мы хотим крутых репортеров, и не важно, известны они, условно, в Твиттере, или нет.

Но все равно известных людей у нас будет очень много, просто потому что они по совместительству ещё и хорошие журналисты. Все соглашаются с радостью, предлагают, о чем будут говорить, предлагают бесплатную помощь. Я очень благодарна коллегам. Тот отклик, который мы получаем, он вселяет уверенность, что это хороший проект.

Текст: Кирилл Головкин 

Оценить материал:
5
Средняя: 5 (1 оценка)
распечатать Обсудить в: