ОБ АВТОРЕ

Окончила факультет журналистики БГУ, Высшую школу журналистики им. М. Ваньковича в Варшаве.

Работала корреспондентом в "Газете Слонімскай", журналистом в онлайн-проекте Ximik.info, была автором и ведущим программы "Асабісты капітал" на телеканале "Белсат".

С 2010 года  координатор кампании ОО "Белорусская ассоциация журналистов" - "За якасную журналістыку".

Член Правления БАЖ.

Руководитель проекта Mediakritika.by

Вы здесь

С надеждой на знания, опыт и здравый смысл

В фокусе

Mediakritika.by продолжает разбираться в том, что происходит в газете «Белорусы и рынок» в связи со сменой состава акционеров и назначением нового главного редактора.

Напомним, что в начале февраля текущего года в медиа появилась информация о смене состава акционеров ЗАО «Медиарынок», среди которых называется лишь имя генерального директора «Европейского радио для Беларуси» Дмитрия Новикова. Вместе с новостью о продаже части акций ЗАО также сообщалось, что пост главного редактора заняла Валентина Вешторт.

Неожиданная смена руководства и его первые шаги стали поводом для создания конфликтной ситуации в редакции.

О том, кто уйдет, а кто останется, а также какой будет новая старая газета «Белорусы и рынок», Mediaktitika.by говорит с ее акционером Дмитрием Новиковым и заместителем главного редактора Ириной Крылович.

 

Дмитрий Новиков: Мы нашли хорошего менеджера, который способен вернуть газете «Белорусы и рынок» былую славу

Один из новых акционеров издания Дмитрий Новиков уже много лет постоянно проживает в Варшаве. Потому общаться с ним пришлось посредством электронной почты. Мы ему – вопросы, он нам – ответы.

Дмитрий, можете пояснить стратегию развития издания в ближайшем будущем, учитывая тот факт, что, по нашей информации, издание дрейфует в сторону отказа от политической тематики? Можно ли сказать, что "Белорусы и рынок" станут лайт-бизнес изданием? Или же их имиджу газеты для деловых людей ничто не угрожает?

На рынке белорусских печатных изданий на сегодняшний день нет ни одной известной мне негосударственной экономической газеты, кроме еженедельника «Белорусы и рынок». В нашей стране очень сложная экономическая ситуация, поэтому объективная и качественная экономическая информация сейчас крайне востребована, поскольку субъекты хозяйствования дезорентированы. Сегодня у газеты появился шанс вернуть себе позицию и авторитет главного независимого экономического издания страны. Соответственно, речь не может идти о «лайт-версии» газеты, что бы под этим термином не подразумевалось.

Как вы планируете решать финансовые проблемы издания? Сообщалось, что газета будет активно продвигаться в Интернете: вы делаете ставку на онлайн-рекламу, платный контент в Интернете либо что-то еще?

Для начала нужно не допустить закрытия газеты (предприятия), поскольку в последнее время расходы значительно превышают доходы, и долго так продолжаться не может. Для этого и необходима срочная и очень жесткая реформа. Спасти уважаемое издание может только оптимизация расходов и правильное позиционирование контента на целевую аудиторию.

Поясните, пожалуйста, кому могут быть выгодны слухи о вашем якобы закрытии? Имеется ввиду информация из киосков "Белсоюзпечати", которую ваше издание называет "преднамеренным введением в заблуждение читателей".

Я не живу слухами, а факты, на мой взгляд, точно изложили в своем интервью Вашему ресурсу шеф-редактор Вячеслав Владимирович Ходосовский и главный редактор Валентина Вешторт. Газета выходит по понедельникам. В марте пять понедельников, а не четыре, что даёт возможность пропустить выпуск одного номера. Это позволяет экономить средства, не нарушая права потребителя. Многие, даже уверенно стоящие на ногах издания, этим пользуются.

Какой вы видите свою личную роль в развитии издания? Вы - лишь собственник? Либо, как принято у нас, в Беларуси, «Тот Самый Главный»? Какую роль вы отводите себе в редакционной политике газеты?

Владельцы предприятий – издателей средств массовой информации не имеют права вмешиваться в текущую информационную политику редакции. Это очень важно, поскольку данное требование защищает интересы потребителя, препятствуя превалированию бизнес-интересов издателя над интересом общественным, защищая тем самым и право человека на получение правдивой, объективной и разносторонней информации. С этой точки зрения, моя роль и роль моих коллег – обеспечение этих принципов.

Следующая задача – это контроль и анализ проводимых реформ. В перспективе стоит задача привлечения инвестиций. А если говорить о том, что уже сделано, то мы нашли хорошего менеджера, который не только способен вывести издание из кризиса, но и вернуть газете «Белорусы и рынок» былую славу.

Как вы можете прокомментировать информацию о внутриредакционном конфликте коллектива с новым главредом и возможной волне увольнений? Какие действия вы, как основной собственник издания, предпринимаете, чтобы разрешить ситуацию?

Это, как говорится, две абсолютно разные истории. Людям свойственно бояться перемен, и это зачастую вызывает недовольство, что естественно и понятно. На самом деле никакого конфликта нет, а есть только предстоящая работа, которую нужно выполнять. С другой стороны, новый главный редактор с огромным уважением относится к сотрудникам редакции, ценит заслуги каждого работника и понимает ценность журналистских кадров «Белорусов и рынка».

Поэтому Валентина Вешторт после вступления в должность главного редактора 1 февраля 2015 года неоднократно обращалась и до сих пор обращается к коллегам с призывом к сотрудничеству, поскольку только совместная и упорная работа позволит преодолеть сложившийся финансовый и творческий кризис. Времени почти не осталось. Те, кто готов плыть в одной лодке, останутся. Однако нельзя допустить паники и намеренной дестабилизации ситуации. Это безответственно и непрофессионально.

 

Ирина Крылович: Мы и так известная газета

 

Руководство вашей газеты обходит вопрос конфликта стороной, называя его притирками. Это на самом деле так?

Конфликт существует и даже зафиксирован в письменном виде. И начался он в последние дни января, когда нам представили нового главного акционера и нового главного редактора. Приехал Дмитрий Новиков и представил Валентину Вешторт. У нас было всего пару часов на то, чтобы доделать очередной номер, для обстоятельного разговора не было возможности. На большинство наших вопросов по поводу будущего газеты они не смогли ответить. Однако Дмитрий Новиков нас заверил, что на переходный период, который составит около полутора месяцев, все останется как прежде, в том числе и производственный процесс. И что мы по-прежнему подчиняемся Ходосовскому. За время этого периода будет выработана новая редакционная политика, подготовлено новое штатное расписание, а если будут увольнения, то с учетом гарантий, которые предоставляет законодательство. Не скажу, что нам все понравилось в этом выступлении. Но мы спокойно сделали номер, тем более что нас попросили «не устраивать итальянскую забастовку».

Может быть, проблема в том, что вам привели человека со стороны?

Этот фактор, безусловно, имеет свое значение. У нас очень своеобразный коллектив, который работает вместе уже 20 лет, у нас устоявшиеся связи, и, наверное, не всем людям, даже с бОльшим опытом, чем у Валентины Вешторт, было бы просто с нами работать. Мы работали как команда единомышленников, и, конечно, для нас важен не только опыт, но и мировоззрение руководителя.

Вы вообще были в курсе, что у газеты появятся новые акционеры? Что сменится руководитель?

Нет, ничего мы не знали. Какие-то слухи появились еще прошлым летом, но потом все затихло. И это вообще не обсуждалось, со мной по крайней мере.

И когда стало понятно, что перемены все же грядут? И грядут без согласования с коллективом?

Мы еще неделю где-то поработали, и на планерку пришла Валентина Вешторт со своим списком тем для журналистов. При этом нам не озвучили никакой новой стратегии, не была понятна новая редакционная политика. В целом, список тем соответствовал уже существующей структуре и рубрикам газеты, но нам сообщили, что в газете больше не будет политики как темы (а это значит, что придется расстаться с некоторыми людьми, которые эту тему вели). Главный редактор не смогла ответить на вопросы о новой структуре издания, о том, как теперь будут выглядеть наши полосы, кто и за что будет отвечать, что и где заверстывать, но нам предлагалось вносить какие-то коррективы уже с текущего номера. Стало понятно, что новый руководитель, не зная всего производственного процесса, пытается вносить коррективы, по сути нарушая устоявшуюся логистику подготовки номера.

Но и это не главное; главное - в том, что от журналистов потребовали другой подачи материалов и другого характера работы. Речь шла о какой-то другой газете. Какой - непонятно, поскольку ее концепция представлена не была. И как в таких условиях решить для себя, хочу ли я делать эту газету, если не знаю, о чем речь?

И какой была реакция коллектива на ситуацию?

Мы собрались на общее собрание, выразили свое несогласие. Больше всего нас задело, что Дмитрий Новиков обещал нам некий переходный период, но не выполнил этого обещания. Нам сходу заявили, что за неподчинение нас могут уволить, сделать замечание, объявить выговор и т. д… Для нас такая манера работы непривычна; более того, мы считаем, что она не совсем соответствует букве и  духу трудового законодательства. И если нами хотят так управлять, то хорошо бы предложить свои установки в письменной форме, чтобы все понимали, о чем речь. И подписались под этим, или не подписались…

А что с вашим переездом и пропуском номера?

На самом деле, мы не поняли, зачем нужен был переезд. В новом офисе у нас для журналистов меньше места. Кроме того, мы пропустили выпуск номера, хотя еще в начале года запланировали, что в марте выпустим пять номеров. Все работники были уверены, что в марте будет пять номеров, потому не планировали себе никаких мини-отпусков, но номер пришлось пропустить, а нас даже толком об этом не оповестили. Мы узнавали о пропуске и о новом адресе редакции друг от друга «по слухам».

И как в таких условиях вы готовите следующий номер, если не понимаете новой концепции издания?

Очень сложно готовим. У нас сейчас Вячеслав Ходосовский, чей статус нам уже не понятен, проводит планерки, но и новый главный редактор присутствует и пытается давать собственные установки. Кого именно слушать, понять сложно. Я сама, как заместитель главного редактора, пока не предъявляю никаких новых требований  к текстам журналистов, да я никогда этого и не делала. Принимаю их в нашем традиционном виде. Мы не хотим допускать срыва номера. Но препятствий создается немало…

Какие шаги коллектив  предпринимает, чтобы решить этот трудовой конфликт?

Мы написали письмо Дмитрию Новикову, отправили к нему в Варшаву на переговоры нашего представителя. Проблема в том, что наши акционеры для нас труднодоступны… Нам пообещали ответить на требования письменно. Но ответа мы так и не видели. Говорят, у Вячеслава Владимировича Ходосовского он есть.

Мы не хотим конфликтов, готовы конструктивно обсуждать любые здравые изменения в газете и предпринимать действия, направленные на улучшение финансового оздоровления предприятия. И мы уверены, что наших знаний и опыта хватит для того, чтобы найти правильные решения. 

Знаю, что вы также обратились в БАЖ с просьбой выступить третьей стороной в конфликте?

Честно говоря, мы привлекали посредника с той целью, чтобы найти конструктивное решение, ни на кого не "наезжать" и не выносить историю на публику. Если бы было иначе, то  сразу бы обратились в прессу. Но пока я бы не хотела подробно говорить о наших требованиях. Пока это, во-первых, чисто трудовой конфликт. Нам непонятно, кто и кем управляет. И как должны выполняться инструкции и приказы.

Во-вторых, речь идет о новой редакционной политике. Мы не понимаем, почему та работа, которую мы делали на протяжении 25 лет, признается неэффективной и даже ничтожной. Нам, например, говорят, что сделают нашу газету известной на рынке. Но мы и так известная на рынке газета, что с нами еще хотят сделать?..

Да, нам действительно нужна помощь и поддержка, да, у нас был кризис, но мы как-то сумели сократить затраты, получить по прошлому году прибыль, пусть и небольшую. Но сейчас нам постоянно говорят, что мы – банкроты и нас ходят сделать окупаемыми, при этом первым же шагом становится переезд в новый более дорогой офис, раздуваются затраты.

Нам говорят, что вот, мол, закрываются глянцевые журналы, ситуация на рекламном рынке тяжелая, но при этом утверждают, что если мы уберем из газеты политику, уберем новостной контент, то это привлечет к нам рекламу. Мы с этим не согласны, мы на рынке уже 25 лет, неплохо его знаем. Но нас вообще не хотят слушать, нашим опытом вообще не хотят воспользоваться. Ни опытом журналистов, ни опытом рекламного отдела. То есть нам, по сути, предлагают выбор: либо мы будем выполнять приказы, либо на наше место придут другие.

Но Новиков – не единственный ваш акционер. Что говорят и делают другие?

Насколько мы понимаем, Новиков – основной акционер и держатель контрольного пакета. Есть еще акционеры – граждане Польши, но они для нас тем более недоступны. Мы их ни разу не видели. Остался акционером и Ходосовский… Не знаю, какие у них между собой отношения. Поначалу мы пытались наши мысли донести через Вячеслава Владимировича до них, но результата не получили.

Ирина, если не «Белорусы и рынок», то что? Вы для себя этот вариант событий уже представляете?

Нет, пока ни для себя не понимаю, ни с другими не обсуждаю… Может быть, вообще не журналистика.  Мы все надеемся, что разум все-таки победит. Пока ситуация выглядит достаточно абсурдной.

Нам кажется, что все же то, как, для чего и для кого мы делаем газету, и Дмитрий Новиков, и Валентина Вешторт знают меньше, чем мы. И мы надеемся, что сможем объяснить им это. Нам кажется, что газета в том виде, в котором существует, имеет свою нишу на рынке. Да, она своеобразная. Когда-то мы приняли решение не пользоваться услугами узкого круга экспертов, а выступать в их роли сами. И мне кажется, что это делает нашу газету уникальной.

Как и ее контент, сложившийся и из политических, и из экономических, и из социальных текстов, нам кажется правильным, поскольку он всегда был ориентирован на читателя, в том числе и на бизнесменов, у которых нет времени читать много изданий и ходить по множеству сайтов… Именно обо всем об этом мы и хотели бы поговорить на встрече.

И мы хотим, в конце концов, увидеть план финансового оздоровления газеты. Хоть какое-то экономическое обоснования изменения контента, а не набор общих фраз о том, что такое хорошо и что такое плохо… Мы считаем, что своей работой мы заслужили хотя бы уважения и ответов на наши вопросы.

Оценить материал:
5
Средняя: 5 (2 оценок)
распечатать Обсудить в: