Вы здесь

Не каждая няшная картинка – инфографика

Интервью

Слова забываются, а зрительный образ остается. Все, что можно систематизировать и показать, потом легче проанализировать и понять – считает визуальный журналист портала TUT.BY Вадим Шмыгов. Он делится главными принципами удачной инфографики и объясняет, почему журналисты должны подружиться с айтишниками.

 

«Почемучка» 25 лет спустя

— Как давно вы начали заниматься визуальной журналистикой? Где этому учились?

— Наверное, все началось в глубоком детстве, когда я рисовал космические ракеты в разрезе, рисовал супер-мега-пупер-аудио-видео-телецентры мечты с линиями выносок: мол, тут видеомагнитофон, там можно слушать пластинки, а здесь торчит спутниковая тарелка. Или вот – творчески переосмыслил духовой шкаф.

Такая роторная жатка была изобретена в помощь труженикам полей. И если «Гомсельмаш» не возьмет его в производство, то этот шушпанцер явно придется по душе создателям нового Carmageddon (улыбается).

По детским энциклопедиям и журналам можно было узнать устройство вещей и понять суть многих явлений. Нашел скан одной из таких книг — «Почемучка». Не видел эти страницы 25 лет, но сразу вспомнил все иллюстрации. Именно такой подход к образовательной литературе необходим.

Во время школьных каникул я уезжал в Бобруйск к дедушке и бабушке. Дедушка, Алесь Горелик, был известным в Бобруйске журналистом, членом союза писателей СССР, одним из первых выпускников белорусского журфака. Наверное, с его подачи я привык мыслить в медиаформате.

С 1991 года выпускал «Семейную новогоднюю газету» (сокращенно – «СНГ», и я был горд таким актуальным названием) с политическими анекдотами и социальными карикатурами, вырезанными из традиционной прессы. Такой себе CTRL+C & CTRL+V с ножницами и клеем.

Потом у меня появился Spectrum, и я полюбил программировать. Искал в журналах вроде «Радиолюбитель» программы и адаптировал их под Basic или Assembler на Спекки. Впрочем, Basic убил во мне программиста (улыбается).

Мне приходилось отвоевывать время за персональным компьютером у друзей семьи, на работах родственников. Там меня очаровывали текстовые и графические редакторы под DOS: «Лексикон», «Слово и дело», «Banner Mania» и многие другие. Потом у меня появился PC, кажется в году 1994-м. Это была XT-шка, но я постоянно апгрейдился.

В 1996-м меня пригласили в редакцию одной бобруйской газеты для консультации по покупке и настройке компьютера для верстки (снова спасибо деду, обмолвившемуся в редакции про внука-компьютерщика). Тогда же, в 14 лет, я получил свои первые официальные деньги и первую запись в трудовой книжке. Каждые каникулы до 2000 года вместо того, чтобы как все нормальные дети лазить по деревьям, я работал верстальщиком в редакциях бобруйских газет и типографии. Там в 1997-м принял участие в разработке дизайна первых цветных защищенных талонов для минского общественного транспорта. До этого продавались советские талоны с указанной ценой 5 копеек.

В общем, на стыке журналистики, дизайна и программирования прошло мое детство. Я хотел поступать в БГУИР или на ФПМ БГУ, но... пошел на журфак.

В 2000-х я работал дизайнером и ответственным секретарем в газете «Беларускі Час». Время от времени по велению сердца и с поддержкой главного редактора Елены Николаевны Манкевич делал нечто, что называл инфографикой.

В 2007-м в информагентстве БелаПАН появилась редакция мультимедиа, которая среди прочего заявила об изготовлении инфографики. Мы начали сотрудничать удаленно, было интересно попробовать новые форматы.

В 2009 году коллеги по газете отправили на конкурс «Золотая Литера» полосы, где была моя  инфографика. Может быть именно по этой причине меня отметили на конкурсе в номинации «дизайнер-оформитель СМИ». Но для меня это была точка. Я не сомневался в упадке традиционных СМИ и не хотел ограничивать себя форматом. Вскоре я перешел на постоянную работу в БелаПАН, я выбрал инфографику.

Кроме серьезных работ по финансам, экономике, политике, в БелаПАН и Naviny.by часто получалось «оторваться» на злободневные темы. Так, в «Инвестиционном пакете белоруса» предлагалось посчитать свою зарплату в гречке, акциях МТС, жетонах на метро, штрафах за распитие пива на улице и в прочих актуальных на тот момент и привязанных к новостям вещах.

Выяснилось, что если взять сумму, которая тратится коммунальными службами на уборку во время снегопадов, получается, что минский снеговик должен стоить 50$.

На 20-летие белорусских денег удалось посчитать и помянуть зайчика в контексте его инфляции.

В инфографике мы можем позволить читателю разобрать белорусский спутник БелКа, описать его устройство.

После выборов 2010 года я попытался измерить уровень жизни в странах, главы которых поздравили Лукашенко с избранием. Выяснилось, что у них всё плохо с местами во всех рейтингах, начиная от свободы слова до качества жизни.

Также было много интересных работ во время выборов: перемещение кандидатов, карта сбора подписей, тактико-технические характеристики кандидатов, ход голосования онлайн, а затем пришлось делать и справочник политзаключенных

Это был богатый опыт и первое мое систематическое погружение в инфографику. Директор БелаПАН Алесь Липай вовремя почувствовал зарождающийся тренд.

— Есть ли какие-то правила удачной инфографики? Поделитесь, как вы обычно работаете над материалом.

— Над визуализациями мне чаще приходится работать одному. Эти обстоятельства вынуждают искать оптимальный путь создания инфографики с точки зрения трудозатрат и сжатых временных рамок.

Надо стремиться рассказать новое и передать суть через визуальный образ. Все, что можно систематизировать и показать, потом легче проанализировать и понять. Стоит стараться искать смарт-идею и критически подходить к выбору темы и фокуса. Можно потратить на 80% меньше времени и получить на 80% больше просмотров материала.

Визуализация в случае публикации в СМИ — продукт журналистский. Предъявляемые к ней требования «по умолчанию»: достоверная фактология, соответствие нормам журналистской этики и законодательства, указание авторства работы, присутствие заголовка, ссылок на источники и даты выхода. А уже на восприятие информации работает выстроенная линия повествования и структура, грамотно выбранные способы визуализации, метафоры, соотношение данных и вспомогательных элементов, адекватный дизайн и здоровое чувство юмора.

Центральный объект — это одна из основных точек входа читателя в инфографику. В нем стоит давать общий взгляд на тему, чтобы даже после нескольких секунд просмотра визуализации у читателя складывалось представление о предмете. Делайте наброски на бумаге. Как показывает обратная связь, в сопроводительной статье люди хотят видеть текст по теме, возможно аналитику. Кроме того, это поможет с индексацией инфографики в поисковиках. Также желательно стараться объяснять показанные тренды прямо на графике. Смотрите на свою работу глазами читателя и экономьте его зрительные движения. Лучше сделать простую, но понятную графику.

Этот график в рамках «дня овечьих новостей» был сделан за три часа 1 января. Там нет каких-то сложных технических или визуальных решений, но именно его Tableau поставили как превью к материалу о мировом топ-5 лучших новых авторов.

А вот, пожалуй, самое емкое и короткое руководство по созданию простого, но замечательного графика.

 

Культура обращения с информацией

— Каким образом вы подбираете тему для инфографики? Чем при этом руководствуетесь? Каждая ли тема требует визуального сопровождения в виде инфографики?

— Сейчас гораздо чаще инфографика отсутствует там, где она должна быть. Выбор темы не особенно отличается от традиционной журналистики, только с поправкой на возможности формата и доступность данных. Бывают забавные моменты, когда случайно натыкаешься на сайте Белстата на данные, которые были опубликованы почти год назад, но из-за представления в виде таблицы они остались никем не замечены. Делаешь визуализацию, которая неожиданно набирает 200 тысяч просмотров. А через пару дней на эту же тему, по этим же данным, выходят репортажи по ТВ и на радио с комментариями экспертов. Так было с работой по выбросам в воздух.

В графике по венерическим заболеваниям не было чего-то необычного, но интерес людей к этой теме позволил ей набрать 130 тысяч просмотров, а выбор темы был продиктован датой — Днем профилактики ИППП.

После нашумевшего доклада ВОЗ об употреблении белорусами рекордных 17,5 литров алкоголя на человека, я вспомнил, что у меня есть более актуальные цифры от белорусских специалистов: 22 литра чистого спирта на человека. Я попытался выстроить визуальный нарратив, отвечая на вопросы, сколько пьют белорусы, что влияет на это, какова материальная выгода государства от продажи алкоголя, что именно они пьют и, подытоживая, — почему наши люди пьют?

— Легко ли находить необходимые данные по Беларуси?

— Немного завидую коллегам из Евросоюза, где существуют законы о свободном предоставлении публичной информации и нормы об электронном документообороте. Доступ к информации в Беларуси по-прежнему затруднен. Правда, не всегда в этом кроется злой умысел. Часто ответственные работники не понимают важности данных не только для освещения проблемы журналистами, но и для своей деятельности. Отдельные организации могут не только не вести учет по всем интересным позициям, но и вообще обмениваться данными на бумаге.

Радует, что Белстат движется в сторону грамотного предоставления данных, развивает разделы сайта и региональных подразделений. Выдирать таблицы из PDF-файлов – не самое приятное занятие. Но даже это лучше тех случаев, когда приходится сканировать, распознавать и обрабатывать десятки печатных страниц, потому что в электронном виде информацию отдавать «не велено».

Белорусское сообщество opendata.by объединяет волонтеров, которые занимаются открытыми данными, готовят наборы общественно полезных данных в машиночитаемом формате и пытаются привить культуру обращения с информацией.

 

Журналист, аналитик, дизайнер и программист

— В каких программах вы работаете?

— В процессе работы приходится использовать инструменты, которые можно разделить на две группы — для работы с данными и с графикой. Для работы со статической инфографикой — Adobe Illustrator и Excel. В случае с интерактивной инфографикой я начинал с Flash, который так и не полюбил, затем был этап XCelsius (ныне SAP Dashboards). С 2014 года я чаще всего использую Tableau.

Плюсы Tableau для СМИ очевидны: низкий порог вхождения, минимальное время от начала работы до получения приемлемого результата, изначально адекватный дизайн и механика элементов, работоспособность визуализации на различных устройствах, открытость данных и вычислительной модели, удобство публикации, мощное комьюнити и быстрое развитие продукта. Для членов международной ассоциации журналистов-расследователей Ire.org есть возможность получить бесплатную лицензию на Tableau, которая обычно стоит $1000.

— Сколько времени уходит на создание одного визуального материала?

— Сложно определить временные рамки. Одну и ту же тему можно раскрыть многими способами, отличающимися сложностью на порядок. Также работа с данными, которая могла быть выполнена журналистом еще на этапе сбора информации, может занимать 90% времени, но часто бывает и наоборот.

Наверное, самым долгим проектом, если сложить время постоянных доработок и обновлений, будет топливный калькулятор, который я выпустил еще в БелаПАН и продолжаю обновлять до сих пор. Он не только показывает график изменения стоимости топлива, но и позволяет «примерить» эти изменения к своим расходам, создавая личную ценность для читателя.

Было интересно делать инфографику об экстремальной погоде. Эта тема всегда актуальна и предполагает большой массив данных.

— На ваш взгляд, по каким критериям должен оцениваться труд визуального журналиста?

— Когда работаешь с визуализацией данных, процесс работы проходит через несколько стадий, каждая из которых требует абсолютно разных навыков: журналиста, аналитика, дизайнера и программиста. В известных мне студиях инфографики эти люди и трудятся. Иначе говоря, при работе с инфографикой должны работать оба полушария мозга. И оплата, обычно, соответствующая.

 

Вдохновляться прекрасным

— Если говорить об универсальности журналиста, то должен ли каждый журналист уметь создавать инфографику к своему материалу, либо этим все-таки должен заниматься отдельный человек?

— Из всех СМИ, с которыми мне доводилось сотрудничать, практика самостоятельного создания журналистами инфографики была только на TUT.BY. Хотя, пожалуй, в большинстве белорусских редакций инфографику наверняка делают сами журналисты или верстальщики. В онлайне часто для этого используют интернет-сервисы Infogr.am и Piktochart. Будем откровенны, шаблонные решения не уберегут журналиста от ошибок в использовании визуальных средств или неправильного подхода к данным.

— Как совместить технологичность визуализаций с их визуальной привлекательностью? Поделитесь секретами.

— С каждой выполненной задачей приходят опыт, новые приемы, способы и инструменты. Я учусь каждый день, и вижу по общению с мэтрами, что они тоже находятся в постоянном развитии и освоении нового.

Надо постоянно задумываться о целях своей работы и о читателе. Не ошибаться в выборе средств визуализации, ответственно подходить к работе с данными, дизайном, стремиться рассказать историю. Также стоит вдохновляться прекрасными работами мастеров. Из основных референсов обязательно стоит следить за всемирными конкурсами инфографики Malofiej и The Kantar Information is Beautiful Awards.

New York Times — главный победитель конкурсов по инфографике и «законодатель моды» и технологий. Прекрасны работы команды Хуана Веласко в National Geographic и итальянского дизайнера Франческо Франки. Всегда много интересных работ из Испании.

Образцом теплой городской инфографики я бы назвал работы проекта «Анатомия Петербурга» Федора Шумилова (первого лауреата Malofiej в нашем регионе. К слову, он будет на мероприятиях, о которых я расскажу чуть позже) и Ольги Приваловой. Также были отличные работы у студии инфографики РИА «Новости». Это была одна из крупнейших мировых студий инфографики. Часть их  команды перешла в проект Рамблер-Инфографика и продолжает делать замечательные вещи.

Впрочем, понять «что такое хорошо» нельзя без определения «что такое плохо». Немало отдельных проектов посвящено ужасной, бесполезной или ошибочной инфографике. Плохих примеров гораздо больше, чем хороших.

 

Ссылки на ресурсы по инфографике

 

Эффект проникновения в тему

— В чем плюсы интерактивной инфографики, которую вы создаете?

— Интерактив позволяет читателю выйти за рамки пассивной позиции и самому стать информационным актором. Ролан Барт мог бы это окрестить рождением читателя 2.0. По сути, многие визуализации выходят за рамки статьи и становятся инструментом. Читатель волен выбирать представление данных, уровень погружения и сравнения. Он может проводить свое исследование.

Например, в замечательном рейтинге стран от MIT можно, кроме просмотра данных о странах, провести свой анализ, например, проследить зависимость толерантности от доступности водопровода и канализации и численности населения.  

Увидеть, как зовут минских детей и наглядно проследить тенденции моды на имена.

В работе над инфографикой часто случаются любопытные находки. Собственно, так и должно быть каждый раз. Грамотная визуализация обязана создавать «добавленную стоимость» исходным данным.

Тот факт, что День Победы стал праздником и нерабочим днем только в 1965-м, а особо активно увековечивать героев войны начали после 1975 года в честь 30-летия Победы, хорошо виден в инфографике по улицам Минска, названным в честь ВОВ и ее героев. Также видно, как после распада СССР и до референдума 1996-го не было переименований или новых названий улиц, связанных с войной.

Оказалось, среди всех мировых глав государств, кроме монархов и лидеров с номинальной властью, больше всего «петухов» по восточному гороскопу (17 человек) и меньше всего «овец» (только трое).

А если разложить речи одного из этих глав государств, то и там можно найти много интересных трендов. Например, Россию он всегда чаще упоминает, чем Беларусь, даже когда общается не с российской прессой, а с китайской или европейской.

А длительность новогодних обращений также имеет тренд на уменьшение.

В конце прошлого года мне позвонил руководитель компании, занимающейся продажей запчастей к грузовым автомобилям. Он очень благодарил за визуализацию всего белорусского автопарка, которая «помогла сделать годовой план». В той же визуализации интересно включить измерение количества автомобилей на 1000 человек и проследить, как некоторые марки автомобилей особо популярны у жителей отдельных регионов. Например, Volkswagen и Audi в Брестской и Гродненской областях.

— Есть ли у вас свой стиль при создании инфографики, фирменный знак?

— Мне нравятся чистые и аккуратные визуализации. А фирменным знаком инфографера должна быть понятная работа, рассказывающая историю и производящая добавленную стоимость в виде нового знания.

 

Девальвация понятия

— Говорят, что инфографика усваивается хуже текста. Вы с этим согласны?

— В моем гугле нет результатов для «инфографика усваивается хуже», поэтому не представляю, кто такое может говорить. Я хочу посмотреть ему в глаза (улыбается). Ведь визуальный — один из самых развитых каналов коммуникации у людей. Человек при помощи зрения получает 70–90% информации. Текст может забываться, а визуальный образ остается и помогает вспомнить и понять сопутствующий текст. Это все лежит в области психологии, физиологии и неврологии, а подробнее стоит почитать, например, у Рудольфа Арнхейма, Ричарда Грегори и Вилейанура Рамачандрана. Понимание этих механизмов и особенностей восприятия помогает эффективнее работать с визуальной информацией. В начале интервью я уже приводил пример с книгой, которую не видел пару десятилетий, но прекрасно помню не только иллюстрации, но и их суть.

Инфографика не только обладает вирусным потенциалом, но и создает у читателя эффект проникновения в тему, заставляет рассматривать ее дольше, манипулировать интерактивными элементами. На наших новостях с инфографикой люди проводят в среднем в полтора–два раза дольше времени, чем среднее время нахождения на сайте.

— Сегодня инфографика становится все более популярной. Как, на ваш взгляд,  это направление будет развиваться дальше?

— Вся история человечества проходила в условиях нехватки информации и сложностями с доступом к ней. Но в последние годы мы подошли к перенасыщению информацией. В 2014 году в мире каждый месяц генерируются экзабайты новых данных, это больше, чем за всю человеческую историю ранее. В ближайшее время количество информации увеличится еще на порядок. Технологии работы с большими объемами данных и аналитика придут во все сферы нашей жизни.

Когда я начинал заниматься инфографикой, предполагал, что такой способ подачи информации в определенных случаях станет единственно верным. Любая информация ценится, а правильная и обработанная информация — бесценна. Ведь все, что можно систематизировать и показать, потом легче проанализировать и понять.

Визуализация данных и инфографика востребованы не только в СМИ, но и в бизнес-процессах, рекламе, образовании, науке, медицине, презентациях, софте…

В то же время на волне популярности происходит девальвация понятия: любой список с пиктограммками или текст с картинками иногда называют инфографикой. Маркетологи заказывают инфографику, а на самом деле хотят просто няшную картинку, ничего не отражающую. Знаю людей, которые из-за тотального опопсения этого направления перестают заниматься инфографикой, возвращаются к прежним занятиям, уходят в иную область дизайна или в преподавание, чтобы научить — как правильно стоит делать.

С развитием распространения открытых данных и средств для их обработки появляется все больше возможностей для самостоятельных изысканий, которые можно провести, не выходя из дома.

Недавно провели исследование, в котором было соотнесено количество преступлений против тутси во время геноцида в 1994 году в Руанде с качеством приема радиостанции RTLM, ведущие которой призывали к резне и которых позднее международный трибунал осудил на длительные сроки. Визуализация наложения уровня приема сигнала радиостанции, рассчитанного по карте рельефа, с набором данных по осужденным за геноцид в каждой деревне показала, что в зоне уверенного радиоприема таких обнаружилось на 62–69 процентов больше, чем там, куда сигнал не добивал вовсе.

С появлением огромного количества датчиков и сервисов, будет мода на создание персональной и социальной визуализации и аналитики.

Например, по трекам пользователей приложения RunKeeper мы можем видеть самые популярные маршруты пробежек и велопрогулок минчан.

IT-навыки все чаще востребованы в журналистике. От технических моментов функционирования инфраструктуры издания до творческой работы. В работе над инфографикой на всех этапах работы от сбора данных до визуализации часто нужна работа программиста. И чем быстрее мы подружим журналистов и айтишников, тем больше интересных и полезных проектов увидим. Не стоит забывать, что все чаще Пулитцеровскую премию вручают за работу с данными, где ведущая роль как раз у программистов.

3–4 апреля в галерее TUT.BY состоится 3-й международный фестиваль Hacks/Hackers. Цель его как раз в том, чтобы навести мосты между журналистским и IT-сообществами. Приглашаем всех неравнодушных!

Также хочу пригласить коллег на курс подготовки специалистов по созданию инфографики для медиа: «Инфографика TUT». Программа совмещает изучение инфодизайна с глубоким практическим освоением мультимедийных направлений представления информации в СМИ. Состоятся мастер-классы и лекции ведущих специалистов Беларуси, России, Украины и ЕС.

Условие участия в курсе: подача заявки до 13 марта, прохождение первичного отбора и внесение пожертвования в адрес одной из белорусских социальных или культурных инициатив. Подробности и форма регистрации на сайте http://infograf.by

Анна Шафелюк специально для Mediakritika.by

Оценить материал:
5
Средняя: 5 (1 оценка)
распечатать Обсудить в:

Опрос