Вы здесь

Зачем телевидение?

В фокусе

В Париже на этой неделе завершается показ выставки «Сага о французском телевидении», посвященной истории телевещания и жизни телезрителя.

У выставки есть особенность: она полностью интерактивная. Можно подойти к любому из мониторов и просмотреть, например, какими были детские передачи от 30-х годов до современности. Или проследить эволюцию юмористических программ. Подолгу возле экранов стоят взрослые посетители,  очевидно, вспоминая вечера, когда посидеть у телевизора  было событием.

Посередине зала – телевизоры: старые, новые, демонстрируют развитие телекоммуникационных технологий. Но здесь пусто, выставка показывает гораздо больше, чем модели телевизоров разных поколений, поэтому посетители в этом зале не задерживаются. Возможно, через столетие будет наоборот, и способ передачи информации будет интересовать людей больше, чем его политическая и культурная роль.

В отдельном кинозале можно посмотреть хронику самых важных новостных событий в истории: речь Шарля де Голля об освобождении Парижа, коронация английской королевы Елизаветы, похороны Джона Кеннеди, падение Берлинской стены, гражданская война в Алжире, террористический акт в Нью-Йорке.Именно здесь приходит понимание, чем стало телевидение для поколений ХХ века. Визуальное присутствие на важнейших событиях увлекает и на время выбрасывает из реальности: сейчас мы все сидим в кинозале, в Париже в 2015 году,  но на самом деле  идем в похоронной процессии за гробом Джона Кеннеди. Выставка посвящена этому чувству – чувству телезрителя.

 

Телезритель французский и Made in USSR

Телевидение, как во Франции, так и в Советском Союзе появилось в 30-х годах 20-го века. В самом начале его ролью было развлекать: демонстрировались фильмы, фрагменты музыкальных вечеров, театральных спектаклей в дополнение к радио и кинотеатрам. Но очень быстро стало понятно, что телевидение – не только аттракцион, но и агитатор. Телевидение стало инструментом пропаганды: во Франции огромную часть эфирного времени занимали политические выступления социалистов и коммунистов, в Советском Союзе выходили юмористические передачи, которые сразу же запрещали, не смотря на популярность, – из-за острых шуток в адрес советской действительности.

Интересно, что советское телевидение можно назвать передовым в Европе, как технологически – Москва первая после войны восстановила регулярное телевещание, так и в искусстве создавать качественные и интересные передачи. «Спокойной ночи, малыши», аналог которой выпустили для своих малышей и французы, признан одним из самых успешных проектов в истории мирового телевидения. Передача «Клуб путешественников» занесена в книгу рекордов Гиннеса, как самая долгоживущая телепрограмма: она выходила с 1963 по 2003 год.

Тем не менее, в 80-х годах ХХ века, когда и в Советском Союзе, и во Франции уже в каждой семье за редким исключением были телевизоры,  произошло то, что рассадило советского и западноевропейского телезрителя на разные диваны: во Франции появились частные телеканалы. Конкуренция выросты, быстро появились новые форматы телепередач, специализированные каналы. Это не означает, что отныне влиять на мнения стало невозможным, но для того, чтобы это получить эту возможность, телеканалам необходимо было вначале выдержать испытание выбором телезрителей.

В постсоветском медиапространстве сегодня мы критически относимся к телевидению: не верим ему совсем или верим кому-то безоговорочно, называем телевизор «зомбоящиком», всеми силами создаем ему отрицательный имидж в пользу СМИ, которые считаем независимыми. Нельзя сказать, что то же самое происходит во Франции. Согласно статистике, средний француз в 2000-х годах смотрел телевизор 3 часа 40 минут в день. Сегодня статистика не изменяется. Те же 3 часа 40 минут, несмотря на то, что Интернет как будто бы полностью, а чаще всего лучше и удобней, выполняет и развлекательную, и информационную функцию.

Это не значит, что это время французы проводят перед телевизором: они используют его для фона, чтобы не было скучно дома одному, используют в качестве няни для детей, включая детские каналы.  

«Все очень любят предрекать конец того или иного средства массовой коммуникации с появлением чего-то нового. Когда появилось телевидение, все говорили, что исчезнет радио. Но на самом деле каждое новое средство коммуникации не заменяет предыдущее, оно только заставляет его видоизменяться, развиваться и открывать новые функции. Сейчас Интернет бросил вызов телевидению, и мы можем наблюдать, как оно меняется, приспосабливается и остается востребованным», - говорит Моник Соваж, одна из авторов выставки «Сага о французском телевидении».

И для французов, и для нас сегодня изменился формат телеведения и способы подачи информации. Мы можем смотреть передачи в записи, или в Интернете, на место маленьких экранов пришли большие, если не сказать гигантские, появились новые форматы передач, большинство из кторых делает ставку на интерактивность.  Но если для франзуцов телевидение было и остается частью их жизни, то для нас с приходом Интернета «голубой экран» все чаще ассоциируется с «зомбоящиком». Нам не так важно, каким образом оно существует, мы изменяем само отношение к факту телевизионного вещания. И не в лучшую сторону.

Вероника ЧИГИРЬ специально для Mediakritika.by

Оценить материал:
Голосов еще нет
распечатать Обсудить в: