Вы здесь

Отжать текст

Интервью

Сервис Главред помогает находить в тексте лишнее: стоп-слова, канцеляризмы, клише. И предлагает варианты для замены. По мнению создателя сервиса Максима Ильяхова, пропущенный через Главред текст,  не теряет информативности, но становится короче и понятнее. В интервью Mediakritika.by Максим рассказал о том, как устроен сервис  и почему его критикуют региональные журналисты. 

Как вам пришла в голову идея сервиса?

В 2010 году в Дизайн-бюро Артёма Горбунова мы сформулировали принцип стоп-слов. Его смысл в том, что в современном русском языке некоторые слова предсказуемо несут мало информации, и если их удалить,  текст не потеряет информативность, но станет короче и яснее.

Например, фраза «признанный лидер отрасли» — неконкретная и оценочная. Каждый читатель поймет её по-своему, некоторые ей не поверят. В ней мало информации. Необходимо уточнить, кто считает компанию лидером и почему.

В моей базе полторы тысячи стоп-слов: необъективных оценок, вводных слов, штампов, канцеляризмов, устаревших форм вежливости и образцов некачественного синтаксиса. Вместе с коллегой Анатолием Буровым мы сделали сервис, который автоматически находит эти слова в тексте. Это и есть Главред — glvrd.ru

Максим Иляхов, кандидат педагогических наук, автор курса "Информационный стиль и редактура текста", ответственный редактор дизайн-бюро Артема Горбунова, кандидат педагогических наук. Максим дает советы по написанию простых и сложных текстов на сайте Главреда и своем блоге.

Технически Главред просто находит в тексте стоп-слова. Но, по сути, он помогает редактору делать текст более понятным, информативным и коротким.

Главред помогает найти в тексте слова, которые потенциально можно улучшить: убрать, написать короче или уточнить. Если редактор хочет более глубоко изучить вопрос, мы даем ссылки на полезные статьи по теме. Например, напишите в Главреде слово «профессиональный» и почитайте связанные статьи из блока «См. также» — это статьи о раскрытии необъективной оценки. Такие советы есть к двум третям правил Главреда. 

Если совет не подходит, редактор читает дополнительные материалы, и у него у самого родится идея, как улучшить текст. Журналисты и писатели присылают в Главред новые правила, наблюдения и ошибки — так сервис становится коллективным редакторским разумом.

Насколько можно доверять редактуру текста сервисам? 

Как и любой сервис, Главред не редактирует весь текст, он лишь подсказывает, на что обратить внимание. Часто то, что для машины выглядит как стоп-слово, на самом деле в тексте необходимо, и в этом случае уже должен решать  редактор.

Главред находит слова, но не разбирается в контексте и оттенках смысла. Например, сервис  придирается к фразам вроде «производить вычисления» — это фраза с отглагольным существительным,   он предлагает заменить ее на глагол «вычислять». Но для Главреда нет разницы между «производить вычисления» и «производить металлопрокат», поэтому он подсветит «производить» в обоих случаях.

Главред — это алгоритм. Он делает за вас черную работу: вычитывает текст на предмет подозрительных слов и собирает рекомендации. Он делает так, чтобы вам не нужно было помнить все полторы тысячи стоп-слов. Но что делать с рекомендациями — это решение редактора. 

Как правильно работать с сервисом?

Вставляете текст, ждете пока он подсветится красным, изучаете рекомендации. В рекомендациях вы найдете предложения, что делать в каждом случае. К некоторым словам будут примеры замены. Если предложения и примеры подходят к вашей ситуации, то исправляйте прямо в Главреде или в текстовом редакторе. После исправления Главред снова проверит текст, не появилось ли новых проблем. 

В сервисе Главред есть такая рекомендация: "Если вы не региональный журналист, то поменяйте на одно слово"? Региональные журналисты не обижаются?

К сожалению, журналисты критично воспринимают работу Главреда, потому что он выделяет красным все их любимые журналистские штампы. Самая жесткая критика Главреда исходит от журналистов региональных изданий — Новороссийска, Рязани, Твери. К сожалению, региональные журналисты борются за плохой текст «с энтузиазмом, достойным лучшего применения», выражаясь их же словами.

Что такое "прием отжима текста", применяемый Вами при редактировании текстов?

«Отжим» — это удаление из текста неинформативных слов: оценок, неточностей, обобщений, абстракций, воды и штампов. Если взять обычный журналистский текст на русском и «отжать», он станет на треть короче без потери смысла. 

Техника редактирования, которую вы предлагаете, подходит для любого текста? Можно ли применять эту технику к авторским заметкам, большим материалам?

Сервис будет полезен авторам текстов любого жанра, в том числе колонок.  В длинных материалах информационный стиль особенно полезен, потому что их тяжелее читать. Однако информационный стиль — это не только «отжим» текста. Это работа с предложениями и синтаксисом, однородными членами и порядком слов; структурирование абзаца и текста; заголовки и подзаголовки. Эти темы пока недоступны Главреду, но мы работаем и над ними. Со временем он научится находить однородные члены. 

Какие ошибки пишущие допускаю чаще всего?

Главная ошибка — в заблуждении, будто текст нужно писать каким-то особым образом. Будто статья в газете должна быть написана одним языком, пресс-релиз — другим, а текст на сайте — третьим. На самом деле все три текста будут читать одни и те же люди. Люди читают одинаково. И писать нужно не каким-то особым усложненным языком, а просто, понятно и интересно.

Откуда берется эта любовь к усложнению?

Усложнять легко. Если ты не владеешь фактами и плохо разбираешься в теме, достаточно налить «воды», и создастся ощущение, будто ты темой владеешь. Все эти «В наши дни особо актуальной становится проблема» или «Ни для кого не секрет...» — признаки того, что писатель не владеет информацией. 

А вот упрощать сложно. Мало хорошо знать тему и владеть фактами. Чтобы написать просто, нужно избавиться от формализма: отсечь то, что верно, но не очень важно. Нужно победить упрямство клиента, который хочет в тексте о компании перечислить все свои регалии. Нужно думать не о клиенте, а о читателе.

Вспомните любого преподавателя из института. Те, кто лучше всего разбирались в своей теме, всегда умели рассказать о предмете просто. Те же, кто в предмете плавал, всегда скрывались за умными словами.

Всегда ли, чем проще, тем лучше?

Не всегда. Если нужно запутать читателя, ввести в заблуждение и навешать лапши, то чем сложнее — тем лучше. У каждого текста своя задача. Художественная литература развлекает. Реклама финансовой пирамиды затуманивает разум. Гипнотизёр вводит в транс. Политик в журнале зовет на выборы. Влюбленные пишут друг другу письма, чтобы передать нежность. Продажный чиновник пытается скрыть в отчёте бездарную растрату бюджета. Трусливый менеджер пытается прикрыться, чтобы сохранить зарплату. Руководитель решает припугнуть отдел гневным письмом. У каждого текста своя задача, и информационный стиль подходит не всем.

Информационный стиль проще всего рассматривать не как самостоятельный стиль письменной речи, а как частный инструмент для любого текста. Он помогает ясно, однозначно и лаконично донести мысль. Ясно — то есть так, чтобы информация воспринималась легко. Однозначно — то есть так, чтобы каждый читатель понял одно и то же. Лаконично — то есть, используя минимум слов. Инфостиль полезен везде,  где содержание важнее формы: на сайтах, в презентациях и отчетах, в любом информационном продукте.

Для кого надо писать тексты в сети - для людей или поисковиков?

Если вкратце, то писать текст нужно для людей, потому что покупают люди. Задача поисковиков — найти для людей наиболее релевантные страницы. Сегодня им для этого нужен текст (на самом деле, текст играет все меньшую роль). Завтра они будут отслеживать поведение людей, и оценивать качество текста. Лучшая стратегия — писать для людей. 

Гулим Амирханова

Оценить материал:
5
Средняя: 5 (1 оценка)
распечатать Обсудить в: