Вы здесь

Меньше эмоций – больше драмы

«Для меня социальный репортаж самый интересный жанр: когда люди впускают тебя в свою жизнь и разрешают стать наблюдателем».

Корреспондент газеты «Комсомольская правда» в Белоруссии» Настасья Занько делится личными правилами удачного социального репортажа. 

Встречайтесь. Ни телефон, ни интернет не заменят живое общение. Чаще всего мои встречи с героями статьи случаются дома. И я всегда жалею, когда назначают встречу в кафе.  Мне кажется, что лучше всего собеседник раскрывается у себя дома.

Иногда контакт приходится налаживать месяцами. Или же поддерживать связь долгое время.  Когда прошла новость про драку телеведущей ОНТ Калины Вардомской, мне пришлось съездить к пострадавшей домой. Я про это ничего не написала, только потратила деньги на такси. Но поездка неожиданно принесла удачу. Мне поверили, и теперь постоянно держат в курсе того, как развиваются события.

Да, были истории, которые я делала по телефону. Например, про папу, который ушел в декретный отпуск по уходу за ребенком. У меня не было возможности поехать к нему в Борисов. Мы долго говорили по телефону, он многое рассказал. Но сама я все время ощущала, что сказал он бы гораздо больше, если бы мы встретились лично.

Ищите драму. Писала я социальные репортажи без драмы. Это неинтересно и пресно. Должна быть загадка, неожиданные повороты. Как-то я ездила в Пружанский район к женщине, которая отдала своему сыну почку, потому что мальчику не могли найти подходящего донора. Мы стали разговаривать. Оказалось, что у нее раком болел муж, родственники помогать отказались, соседи показывали пальцем… И эти детали, которые меня впечатлили, легли в основу репортажа.

Фото "КП" в Белоруссии"

Не отказывайтесь от угощения простых людей.  В Беларуси люди очень гостеприимные, на чай и к столу зовут всегда. Помню, как еще на журфаке нам говорили, что журналистам не стоит принимать угощения, ведь это практически взятка. Мне кажется, это не относится к простым людям и ситуациям, когда вам нужно выйти на душевный диалог.

Как-то я приезжала к многодетной семье. Они накрыли такой стол, как будто у них праздник. Я знала, что в этой семье нет лишних денег. И видела, что они готовились к моему приезду весь день.

Отказать в такой момент значило бы просто оскорбить все их старания и  поставить себя выше. И о какой душевности и доверии можно говорить тогда?  

Для себя я поняла две вещи о «застольных» беседах. Во время обеда журналист – это не активный поглощатель пищи, а человек, который спрашивает и интересуется. И второй момент. Если тебя зовут к столу, то это не значит, что ты обязан написать хвалебную статью.

Фото: Марина Бегункова

Выполняйте обещания. Тогда люди будут вам доверять. Есть такой грех у журналиста – пообещать и не сделать. Часто это случается из-за переизбытка информации. Ты говоришь «я вам перезвоню» и… забываешь. Случалось и у меня, что человек терял доверие из-за моей необязательности. После такого мы не могли больше общаться.

Как-то я узнала о женщине, которая стала мамой в 54 года. Журналисты долго ее допекали, и она просто перестала им доверять. Она согласилась немного поговорить, но попросила меня ничего о ней не писать. Я пообещала. Соблазн был написать-таки. Но в таких ситуациях – не обманывай.

Думайте о том, как «продать» текст. Для кого я пишу? Сколько людей это прочтут? Чем этот текст будет им полезен? Что они узнают? На какие вопросы в тексте есть ответ, а какие упущены? Спасибо моим редакторам за дрессировку. Эти вопросы приходится задавать себе по несколько раз на дню. Важно иметь четкие и понятные моему читателю ответы. Как и  хороший заголовок, который уж точно «продаст» текст читателю.  И он не пойдет к конкурентам за «добавкой».

Вычеркивайте. Один из тренеров в киевской школе молодого журналиста говорил: «Если вам кажется безумно красивым какой-то абзац в тексте, то смело удаляйте его». И я с этим согласна. Часто вот такие «красивости» не несут смысла и только портят текст.  «Многабукоф»  ни о чем – читатель не воспринимает.

Нещадно черкала у себя фразы типа «я пошла», «мне было сложно»... Этому учат на 1 курсе журфака, но почему-то люди про это забывают. Читателю такие моменты не интересны. Ему нужна суть информации, а не перипетии журналистских судеб.

Фото "КП" в Белоруссии"

Используйте образы. Как-то я делала репортаж про доярку. Трешевым он не получился (коровы не стояли по колено в навозе), и я даже расстроилась. А моя коллега запомнила из текста корову с невероятно длинными ресницами и доярку как с картины Рубенса.

Редактор сказал мне, что такие сравнения дают материалу объем. Образность очень важна в передаче обстановки. Журналист в репортаже – это глаза, уши, нос, вкус читателя… Они не всегда могут поездить по Беларуси. А я могу. Значит, я должна передать им то, что увижу. А как это сделать? – с помощью образов. Главное – не переборщить, а то прослывете графоманом.

Дайте героям говорить.  Если это возможно, я стараюсь максимально уйти от пересказа прямой речи. В моих текстах герои сами рисуют картинку происходящего. Я специально так подбираю цитаты. Создается ощущение, что с читателем говорит сам герой. Я становлюсь минимальным посредником между ними. Мне кажется это важным. Если я захочу выразить свое мнение, могу написать колонку или аналитику.

Чаще задавайте себе вопрос «Зачем?» В социальном репортаже должна быть проблема. Нужно задумываться: что это даст мне и людям? Обязательно надо получить ответы на конкретные вопросы. Я про это иногда забываю, думая: было бы хорошо написать про это или про то. Наши читатели часто пишут «О чем статья?» А ведь и правда – о чем? Написано может быть хорошо, но вот зачем?

Анна Шафелюк  специально для Mediakritika.by

Оценить материал:
5
Средняя: 5 (1 оценка)
распечатать Обсудить в: