ОБ АВТОРЕ

Журналист-международник.

Магистр Школы журналистики Колумбийского университета (Нью-Йорк), специализация "политическая журналистика".  (2011).

Выпускница факультета журналистики Белорусского государственного университета (2003).

Редактор приложения "Европейский вектор" еженедельника "Белорусы и рынок". Сотрудничала с Европейским радио для Беларуси (Еврорадио).

Ментор в программе "Медиасоседство", реализованной конcорциумом под управлением BBC Media Action

Член Белорусской ассоциации журналистов.

Вы здесь

Когда лучше молчать, чем говорить

Тренды

Бывшие заложники подали в суд на французский телеканал, раскрывший место, в котором они скрывались во время теракта.

В феврале текущего года Высший совет аудиовизуальных средств Франции (CSA) вынес предупреждение 16 СМИ за то, что те во время захвата заложников в магазине с кошерной едой 9 января 2015 года раскрыли местонахождение группы заложников еще до их освобождения. Кадры группы покупателей, спрятавшихся вместе с ассистентом продавца в огромной холодильной комнате магазина, облетели весь мир. Совет отметил, что «вещание такой информации в то время, как террористическая угроза еще не была нейтрализована, подвергало серьезному риску жизни заложников». 

Как стало известно 2 апреля, бывшие заложники подают в суд на 24-часовой новостной телеканал BFMTV за то, что журналист именно этой станции во время прямого эфира сообщил, что в холодильной комнате прячется женщина. На самом деле, в помещении пряталось несколько человек, включая трехлетнего и месячного ребенка. Захвативший заложников в магазине Амеди Кулибали следил за живыми эфирами BFMTV и находился в постоянном контакте со СМИ, совершая звонки в прямой эфир радиостанций и связываясь с журналистами BFMTV.

Парижская прокуратура начала расследование дела по статье 223-1 Уголовного кодекса. Если вину журналистов и телеканала удастся доказать в суде, им грозит штраф размером в €15.000 либо до 1 года тюремного заключения за то, что жизнь заложников была подвержена опасности из-за «недостаточной заботы об их безопасности».

«Нашим главным страхом было оказаться замеченными. Мы старались сидеть очень тихо и боялись, что если Кулибали обнаружит наше присутствие, последствия могут быть ужасными», — заявил один из заложников. Один из адвокатов, представляющий интересы пострадавших, Патрик Клюгман, заявил: «Раскрытие места, где прячутся люди в ходе ситуации с захватом заложников, является ошибкой, которая не должна остаться безнаказанной, особенно с учетом того, что всем нам было хорошо известно, что террорист в это время смотрел телевизор. Даже если информация является правдивой, она не должна подвергать жизни опасности».  Адвокат добавил, что лишь по чистой случайности Амади Кулибали не включил канал в момент, когда журналист сообщил о женщине, прячущейся в холодильной комнате. «Мы чудом избежали новых смертей», — добавил Клюгман.

Редактор BFMTV Эрве Беру признал, что телеканал «совершил ошибку», разрешив пустить информацию о местонахождении заложников в эфир. В то же время, BFMTV утверждает, что заявление было сделано только после того, как станция «получила заверения от своих источников», что эта информация не подвергнет риску жизни заложников.

Иск бывших заложников против СМИ является беспрецедентным событием в современной истории журналистики: ранее, как правило, бывшие заложники обращались в суд с жалобой на действия властей.

Так, в 2010 году бывшая кандидат в президенты Колумбии Ингрид Бетанкур  подала в суд на власти страны за то, что те позволили Революционным вооруженным силам Колумбии (FARC) захватить и держать ее в заложниках в течение 6 лет. Однако после негативной реакции большинства СМИ политик отозвала свой иск.

В 2011 году Европейский суд по правам человека обязал Россию выплатить компенсацию от 9.000 до 60.000 EUR в пользу пострадавших в 2002 году в результате теракта в театральном центре на Дубровке в Москве.

В 2000 году 52 бывших заложника, освобожденных из плена в Иране в 1981 году,  попытались подать в американский суд на правительство Ирана. Их иск был отклонен, так как мог существенно ограничить возможность США проводить внешнюю политику и из-за невозможности пересмотра условий, на которых при посредничестве правительства Алжира было проведено их освобождение.

Судебная система США зафиксировала и обратное: в 2011 году бывший похититель Джесс Диммик  подал в суд на своих бывших заложников за то, что те нарушили «устное соглашение», по которому он заплатил им деньги в обмен на обещание не выдавать его полиции. Заложники обещание нарушили, и Диммик получил 11-летний тюремный срок. Иск похитителя удовлетворен не был.

В то же время, иски за трансляцию событий в живом эфире – не новое явление. В 2013 году семья Джо Дона Ромеро, покончившего с собой после попытки скрыться на краденной машине от полиции, подала в суд на телеканал Fox News за прямую трансляцию суицида. В феврале 2014 года суд штата Аризона отклонил иск, так как телеканал защищает первая поправка к Конституции США, гарантирующая свободу слова. Кроме того, редакция смогла доказать, что трансляция самоубийства была неумышленной: задержка при прямом эфире составляет 5 секунд, и у редакторов не было времени, чтобы вырезать сцену.

В 2013 году авиакомпания Asiana грозила подать в суд на телеканал из Сан-Франциско KTVU за то, что тот проиллюстрировал сообщение о катастрофе самолета компании придуманными «азиатскими» именами. Видеорепортаж телеканала широко разошелся в социальных сетях и тем самым «нанес ущерб репутации» Asiana. Однако после официальных извинений телеканала, который свалил вину на стажера, «перепутавшего» имена, иск так и не подали. 

Оценить материал:
Средняя: 5 (1 оценка)
распечатать Обсудить в: