ОБ АВТОРЕ

Журналист, обозреватель, специалист в области Public Relations.

Окончил биофак БГУ. Карьеру журналиста начал в 1995 году в журнале «Дело». Cотрудничал с «Белорусской деловой газетой» до ее закрытия, газетой «Московский комсомолец в Белоруссии», «Бизнес-леди», «Финансовый директор», «Детективной газетой», порталом BEL.BIZ, информационным агетством «Интерфакс».

Был собкором в Беларуси российского информагентства Stringer. Занимал должность заместителя директора радиостанции «Сталіца».

Работал PR-менеджером в «Международной финансовой корпорации» (IFC).

С весны 2010 года – собственный корреспондент в Беларуси российского федерального издания «Газета.Ru».

С января 2013 года – снова работает в БДГ (теперь под брендом «БДГ Деловая газета»).

Вы здесь

Как быть, когда нельзя выключить телевизор?

В фокусе

Недавно коллега Александр Класковский вполне обоснованно поднял проблему пропагандистского влияния российских СМИ в Беларуси. И того, насколько это влияние, пропаганда «русского мира», плотно связано с событиями в Украине.

За последние годы уже не только оппозиция, но и государственная власть поняла: один из ключевых факторов обеспечения независимости – это способность госсистемы Беларуси противодействовать российской пропаганде. Именно российской – другие страны практически не занимаются пропагандой, адресованной населению Беларуси.

Но как противостоять этой пропаганде? Возможно ли это вообще? И есть ли смысл бороться «методом рубильника», просто отключив российские телеканалы, как это предлагают сделать многие представители оппозиции?

В этом материале использованы фрагменты моего доклада на конференции «2014 год: Беларусь и регион», котора прошла в Минске 28 марта 2015 года.

 

Балтийский вариант

Радикально бороться с пропагандистским влиянием российских телеканалов первыми начали литовцы. Как сообщило недавно издание RU.DELFI.LT, 8 апреля Литовская комиссия по радио и телевещанию (ЛКРТВ) остановила на три месяца ретрансляцию всех программ российского канала «РТР-Планета». По мнению комиссии, телекомпания в своих программах подстрекала к войне и разжигала ненависть, а также повторно нарушила закон об информировании общества. «Во время консультаций с государством, транслирующим телепрограммы, и Еврокомиссией не удалось придти к взаимному соглашению в течение 15 дней от предупреждения, и нарушения продолжаются», – отметила комиссия.

Толчком для принятия такого решения послужила передача «Воскресный вечер с Владимиром Соловьевым», которая вышла в эфир 12 марта. По словам главы комиссии Эдмундаса Вайтекунаса, в передаче «формировалось мнение об украинцах, как врагах, игнорировалась и принижалась территориальная целостность Украины», звучали также призывы расправиться с украинцами. Решение вступает в силу 13 апреля, для этого не потребуются санкции суда, отметили представители комиссии в интервью BNS. К слову, такая процедура применяется в Евросоюзе впервые.

Премьер-министр Литвы и лидер социал-демократов Альгирдас Буткявичюс считает, что Литовская комиссия по радио и телевещанию, остановив ретрансляцию «РТР-Планета», поступила ответственно. «Я не считаю, что это слишком – я полагаю, что поступили очень ответственно. Уже некоторое время об этом говорилось, и я думаю, что и жители Литвы, которые смотрели этот канал, могли осведомиться о том, что очень много лживой информации было представленно о Литве», – сказал Буткявичюс в интервью литовской радиостанции Ziniu radijas.

В свою очередь министр иностранных дел Литвы Линас Линкявичюс заявил, что запреты на ретрансляцию российских каналов не решают проблемы враждебной пропаганды по существу. «Если рассуждать в общем, то я не раз заявлял, что эти запреты не разрешают ситуацию, но в данном случае не могу комментировать решения, принятые ведомствами, поскольку они приняты без политического влияния. А будучи вдали от Литвы, не знаю и истинных мотивов», – заявил Линкявичюс в телефонном интервью BNS из Бразилии.

«И в директивах Европейского Союза, и в наших законах предусмотрено, что решение прекратить трансляцию телеканала можно принять только тогда, когда выполнены четыре условия. Прежде всего, нарушения были зафиксированы несколько раз в год, есть заключение компетентного учреждения, Европейская Комиссия и руководство телеканала было проинформировано, – сказал Эдмундас Вайтекунас. – Также мы выполнили требование, согласно которому в течение 15 дней можно договариться с руководством о мирном решении, но нарушения продолжались. Этого было достаточно, чтобы было принято решение временно приостановить трансляцию телеканала. У комиссии были все необходимые документы».

«Наши абоненты реагируют так, как и вся общественность. Часть возмущается, часть одобряет. Мы говорим не о том, что не хотим, чтобы в Литве были российские каналы, или что мы не доверяем зрителям, но каналы, предназначенные для Литвы, должны соблюдать литовские законы, – сказала в интервью глава Литовской ассоциации кабельного телевидения Вайва Жукене. – Большая часть абонентов понимает, почему один или другой канал отключается. На этот раз Комиссия Литовского радио и телевидения опиралась на выводы компетентных экспертов, привлекла Департамент стратегической коммуникации Литовской армии».

Главный редактор российского иновещательного телеканала Russia Today Маргарита Симоньян любит повторять: «Не бывает объективных репортажей». Судя по всему, финансируемый Кремлем RT построил на этом новую логику: если объективности не существует, то все истории одинаково правдивы/лживы. Однако замысел тут в другом: вызвать одинаковое недоверие ко всем СМИ, внушить западной публике мысль, что их газеты и телеканалы также пляшут под правительственную дудку.

Противостоять влиянию российский телеканалов страны Балтии уже давно пытаются, прорабатывая идею создания единого для трех государств канала на русском языке. Но если латыши и эстонцы уже работают над созданием собственных русскоязычных каналов, то в Литве пока выжидают.

Как рассказал в интервью DELFI директор Латвийского телевидения Ивар Белте, Латвия и Эстония намерены и дальше сотрудничать в области вещания на русском языке, тогда как Литва отказалась от участия в проекте единого телеканала. В свою очередь, гендиректор Литовского радио и телевидения Аудрюс Сяурусявичюс заявил, что единый проект не состоялся. «Такие идеи были. Но эстонцы и латыши решили создавать свои собственные каналы на русском языке, мы такую инициативу приветствуем. И, конечно, по возможности, будем сотрудничать с этими каналами», – заверил он.

Как пишет RU.DELFI.LT, дискуссии о создании единого канала на русском языке в странах Балтии начались весной 2014 года. Канал должен был предоставить русскоязычным зрителям Латвии, Литвы и Эстонии информацию, которая не будет зависеть от идеологических установок российских властей.

Тем временем гендиректор Литовского радио и телевидения Аудрюс Сяурусявичюс утверждает: «Борьба с пропагандой – скользкое дело. Лучшая борьба с пропагандой – это объективная информация. И ясно, что эта машина, которая Россией запущена и не только на русском языке, но и на других языках, и потуги демократического мира выглядят, как выход с граблями против танка. Так что здесь недостаточно усилий латышей, эстонцев или литовцев, здесь должно быть решение европейского уровня: может ли Европа создать канал на русском языке? В глобальном мире говорящие по-русски люди живут не только в странах Балтии, они живут и в Германии, и в Великобритании, и их нередко кормят той же самой пропагандой из Москвы. Поэтому можно было бы только приветствовать, если бы Европа в той или иной форме приняла бы решение создать канал на русском языке».

«Но, надо сказать, что это проблема не только русских, но и литовцев, которых кормят этой пропагандой. Это не вопрос национальности. Проблема и в литовцах, которые эту пропаганду смотрят и ощущают на себе какое-то ее влияние. Еще большая проблема – это канал Russia Today на английском языке, который вещает на Европу и США», – уверен глава ЛРТ.

В свою очередь, глава Латвийского ТВ Ивар Белте замечает, что в появлении русскоязычного канала стран Балтии ключевую роль сыграл конфликт России и Украины. «Я очень не люблю употреблять слова пропаганда и контрпропаганда. Я бы не хотел их использовать. Если кто-то видит в создании этой коммуникационной платформы что-то под названием “контрпропаганда”, то лучше в принципе этот канал вообще не включать, – сказал Белте в интервью DELFI. – Я считаю, что мы исправляем свою ошибку, допущенную 20 лет назад, такой канал мы должны были создавать 20 лет назад. Мы этого не сделали и понимаем сейчас, что неполноценно взаимодействуем с существенной частью населения. Это сейчас понимают политики, мы это поняли намного раньше. И наша цель – создать некую коммуникационную платформу, которую создает русский на русском языке для своей общины с той повесткой дня, которая в нормальном обществе имеет место».

Согласно концепции канала, его цель – достичь аудиторию, которая, в основном, живет в информационном пространстве российского ТВ и в привлекательном виде предложить ей альтернативную информацию. Новый канал будет вещать на русском языке с субтитрами на латышском. В программу канала войдут новости, актуальная информация и аналитика, информационно-развлекательные программы, телешоу, фильмы и сериалы, а также передачи для детей. Концепция также предполагает размещение контента в интернете, в том числе в социальных сетях. Планируется создать Редакцию соцсетей и развивать уже работающий русский портал Lsm.lv.

Эстония опережает Латвию в вопросе создания полноценного телеканала для русских зрителей. Как сообщает DELFI.ee, в середине марта было объявлено, что главным редактором канала стала 35-летняя Дарья Саар. Она объявила, что канал будет направлен на зрителей разного возраста, представляющих разные социальные группы.

«Мы были бы рады, чтобы аудиторией канала стало все общество. Каждый сможет получать информацию через приемлемый для него мультимедийный канал, а также влиять на ее содержание. Мы будем предлагать образовательные и развлекательные программы, общую платформу для обсуждения различных тем и социально значимых для нас вопросов», – заявила она. Канал будет производить до 20 часов оригинальных передач в неделю.

 

Белорусский вариант

Говоря о противодействии пропаганде, следует рассматривать противодействие российской пропаганде двух типов – долгосрочной и краткосрочной. Долгосрочная пропаганда – это, по сути, сама вовлеченность Беларуси в российское информационное пространство, привычка людей смотреть российские телесериалы и новости, жить скорее событиями России, а не Беларуси. Проблема здесь прежде всего в том, что нет альтернативы со стороны информационного поля других стран. 99,9% белорусов не смотрят польское или украинское телевидение, не читают прессу этих стран. Но те же 99,9% белорусов так или иначе потребляют российский медийный продукт.

Но сейчас актуальнее вопрос краткосрочной пропаганды и, соответственно, контрпропаганды. Проблема здесь в том, что прежде никто в структурах белорусской власти не ожидал, что придется противостоять короткому но очень мощному всплеску российской пропаганды – речь, конечно, о ситуации вокруг Украины.

Прежде вся наша пропагандистская машина в краткосрочном плане была готова реагировать лишь на информационные события вокруг президентских выборов, на всплески пропаганды типа документальных фильмов «Крестный Батька», которые показывало НТВ перед выборами в 2010 году. Но и тот конфликт, как мы помним, разрешился политически, а не на медийном поле. Проще говоря, Лукашенко съездил в Москву и помирился с Путиным.

Однако того пропагандистского вихря на тему «русского мира», который возник на фоне украинских событий, никто в Беларуси не ожидал. Не ожидали его, кстати, и в России – можно вспомнить, как там в первой половине 2014-го там лихорадочно вливали деньги в инфраструктуру Russia Today, в «РИА новости», в ТАСС, в интернет-портал «Спутник».

И оказалось что у Беларуси совершенно нет механизмов противодействия таким краткосрочным всплескам российской пропаганды, как нынешняя пропаганда «русского мира». Противодействия в виде создания некой собственной альтернативы. Не только информационной альтернативы, но и в целом медийной – ведь, скажем, хорошо снятый российский сериал про подвиги советских чекистов в годы Второй Мировой – это пропагандистский механизм не менее мощный, чем целая серия выпусков новостей по РТР. Про программы типа «Военная тайна» (телеканал Ren-TV, в Беларуси – совместно с СТВ) я уже и не говорю – там промывка мозгов достигает абсолюта. «Документально-познавательные» передачи про то, какая замечательная у России военная техника, как далеко летают ее ракеты и как глубоко плавают подлодки – тоже очень эффективная пропаганда, ориентированная на вполне определенную аудиторию – молодых мужчин.

Литовцы, являясь членами ЕС и НАТО, отключили одиозный российский телеканал спокойно, просто руководствуясь нормами закона. Но даже это стало очень громким шагом и вызвало бурю эмоций. В Беларуси тем более не получится просто отключить российские телеканалы, как бы этого не хотелось всем, для кого очевидна их пропагандистская направленность.

Во-первых, это вопрос белорусско-российской межгосударственной политики. Если директивно отключить в Беларуси вещание РТР или НТВ, тогда сразу Владимир Владимирович позвонит Александру Григорьевичу и спросит: какой-какой у нас нефтяной баланс на этот год? 23 млн тонн нефти? А чего так много? А молочный баланс какой? Поверьте, телеканалы тут же включат.

Во-вторых, если отключить российские телеканалы, «на дыбы» встанет население. Увы, это так. Людям нужны хлеб и зрелища, а более-менее достойные зрелища наше ТВ обеспечить неспособно. Когда я захожу к своим соседям – работникам МТЗ – я всегда вижу, что они смотрят сериалы по НТВ. Менты гоняются за бандитами, бандиты – за ментами. Факт – это то, что сегодня смотрит большая часть белорусского электората. Да, в кабеле 50 телеканалов, но если отключат НТВ, эти люди не начнут взамен смотреть Universal Channel или National Geographic. Они пойдут требовать, чтобы им обратно включили НТВ, они не хотят смотреть то, что заставляет их включать мозг. И «День в большом городе» по «Беларусь 1» они тоже смотреть не станут – все беларуские телеканалы навевают смертную скуку, и не только на люмпенов – вообще на всех. (Исключение – спортивные трансляции, но у них своя аудитория.)

Получается, у нас нет реально работающих механизмов защиты от краткосрочной пропагандистской кампании высокой интенсивности. Возможно, что-то смог бы придумать хитроумный полковник Заметалин, но вряд ли он захочет возвращаться в Беларусь.

Хотя на самом деле противостоять российской пропаганде в краткосрочный период вполне возможно. Для этого прежде всего госведомствам нужно научиться не прятать голову в песок. Например, ни одно госСМИ или информагентство не сообщило 27 марта об остановке конвейера на МАЗе. Негосударственные СМИ – сообщили, государственные – промолчали. Не хотели портить «имидж Республики Беларусь» плохой новостью. Но избежать плохих новостей – нельзя. Зато можно научиться правильно их подавать. Сумели же американцы в конце 1941-го превратить разгром в Перл-Харборе в мощнейший фактор объединения нации.

Кроме того, нашим пропагандистам стоило бы научиться технологиям медиа-провокации в информационном пространстве самой России. Тем более, что делать их на самом деле совсем несложно. Пример такой провокации в лично моем исполнении – интервью одного из лидеров беларуских националистов Елены Анисим изданию «Русская планета». Когда оно вышло, националистические круги и в России, и в Беларуси долго задавались вопросом «Что это было?». Медиа-провокация это была. Простой и эффективный способ противостоять хорошо оплаченной пропаганде «русского мира».

Долгосрочная контрпропаганда – это то, что у наших пропагандистов более-менее получается. С горем пополам, конечно, но получается. Хотя и здесь есть свои особенности. Так, например, я бы признал крайне малоэффективной нашу госпропаганду через такие каналы, как телевидение и печатные СМИ. О том, что белорусские телеканалы никто реально не смотрит, я уже говорил. Раньше смотрели в деревнях – там, где телевизор принимал на антенну только два-три канала. Но к лету уже вся Беларусь перейдет на цифровое телевещание. А даже первый цифровой мультиплекс, который принимается уже почти по всей стране, – это множество каналов, включая ряд российских, которые заведомо более интересны, чем белорусские.

Дела у печатной прессы обстоят не лучше. Государственную прессу («СБ. Беларусь сегодня», «Народная газета», «Рэспубліка» и т. д.), несмотря на де-факто принудительную ведомственную подписку, читают разве что в туалетах и на политинформациях в школах и в армии. Население если что и читает по собственной воле, то только «Комсомольскую правду» и «АиФ». Но они, при всей лояльности к власти, все же являются франшизами российских СМИ – то есть плохими помощниками в контрпропаганде.

Но есть в деле долгосрочной пропаганды и контрпропаганды два достаточно успешных направления. Первое – это система идеологического контроля советского образца, воссозданная и модернизированная в соответствии с современными реалиями. Еще десять лет назад мы смеялись с создания БРСМ (называя его «лукомол»), иронизировали над ОО «Белая Русь», над воссозданием пионерии и даже движения октябрят.

Однако время показало долгосрочную эффективность таких идеологических структур. Именно благодаря им современные школьники уверены: история Беларуси началась в 1944 году, а национальные цвета нашей страны – красный и зеленый. А молодежь знает: если ты не состоишь в БРСМ, то поступить в ВУЗ и вообще сделать карьеру будет намного сложнее. Так же, как и взрослому чиновнику, не состоящему в «Белой Руси». Понятно, что сегодня (да и в прошлые годы тоже) все перечисленные структуры по предписанию сверху пропагандируют независимость Беларуси как высочайшую ценность. Пока, правда, эта пропаганда не направлена конкретно против России и «русского мира». Пока.

Второе успешное направление – это радио. Еще в 1998 году Министерство информации и Белтелерадиокомпания успешно запустили первый государственный FM-проект – в радиостанцию принципиально нового формата было преобразовано радио «Сталіца». К слову, этим занимался я лично, хотя тогда и не понимал всего смысла данной задумки.

После этого государство совершило великолепный маневр – оно раздало FM-частоты самым различным госструктурам и прогосударственным общественным объединениям. Собственные станции организовали БГУ и телеканал ОНТ, официальные профсоюзы, БРСМ, Минский облисполком и Мингорисполком и т.д. В результате сегодня в одном только Минске работает более полутора десятков FM-радиостанций – больше, чем во всей Польше.

И хотя в последние годы часто говорилось об упадке радио как канала коммуникации, это мнение оказалось неверным. У радио есть категории слушателей, которые всегда были и останутся таковыми, сколь бы ни было велико влияние телевидения и интернета. Именно радио слушают в машинах, в офисах, в кафе и разного рода забегаловках, в кабинете зубного врача и на рабочем месте вахтёра, в торговом павильоне на вещевом рынке. То есть аудитория радио на самом деле достаточно велика, что в конце 1990-х хорошо поняли наши идеологические власти. Осталось научиться правильно использовать его для контрпропаганды. Это делается, но слишком медленно.

Оценить материал:
5
Средняя: 5 (1 оценка)
распечатать Обсудить в: