Вы здесь

Правки: редактируем репортаж о борьбе за частную собственность

Ремесло

В рубрике «Правки» приглашенные «Медиакритикой» профессиональные редакторы разбирают тексты из белорусской прессы. В этот раз Дмитрий Сурнин, с согласия автора, редактирует репортаж, опубликованный на портале TUT.by. Текст корреспондента Натальи Костюкевич рассказывает о предпринимателях, которые рискуют потерять собственность в окрестностях Минского моря после проверок, устроенных чиновниками.

По словам Дмитрия, он увидел в материале потенциально драматичную историю. В репортаже есть несколько разных источников, все герои говорят от своего имени. Из минусов редактор отметил: неясно прописанный фокус, недостаток информации, длинный и непонятный комментарий юриста, неудачную структуру текста, изобилие канцеляризмов и излишние детали.

Разбор материала состоит из трех частей. В первой вы видите оригинальный текст TUT.by с комментариями редактора. Чтобы прочитать комментарий, наведите курсор на выделенную область. Во второй части Дмитрий анализирует текст, выделяет его слабые места и предлагает пошаговую инструкцию, как улучшить материал. В заключительной части вы можете прочесть редакторскую версию текста на основе фактов, которые собрал журналист. 

Напоминаем, что все правки, замечания и предложения редактор делает на основе личного опыта и понимания того, что считать хорошим материалом и хорошей журналистикой, а что не считать. Мы ни в коем случае не хотим уязвить авторов текстов. Рубрика создана для того, чтобы коллеги обменивались опытом и профессионально росли.  

Дмитрий Сурнин, медиаконсультант, редактор. Сфера интересов: управление редакцией, редактура, журналистика, визуальная журналистика и дизайн, инфографика. Работал главным редактором газеты "Мой район" (Москва). Один из основателей Всероссийского конкурса газетного дизайна.

Оригинальный текст с комментариями Дмитрия Сурнина:

!Бизнесмены Петр Серяйкин и Олег Тарасюк, возможно, никогда бы не познакомились, если бы, как сказал один из них, не свела беда.

!У обоих могут изъять собственность в районе Минского моря. Со своей стороны чиновники утверждают, что действуют в рамках закона.

!16 объектов возле Минского моря могут изъять

!Летом прошлого года Александр Лукашенко !лично проанализировал ситуацию в районе Минского моря, оценив ее как !"катастрофу". Президент потребовал от руководства города и области незамедлительно принять меры. !После критики !место отдыха !наводнили сотрудники ГАИ , с !молниеносной скоростью там !сделали дорогу и навезли песка , у продавцов проверили разрешения на торговлю, !поставили новые !стоянки для автомобилей, !  !места для купания, площадки для сбора мусора, оборудованные контейнерами.

!Но порядок начали наводить не только на пляже – чиновники !взялись и за бывшие пионерские лагеря и другие объекты неприглядного вида.

!Комиссия из специалистов землеустроительных, архитектурных, санитарных и экологических служб !обследовала территорию. Они !выявили 16 объектов государственных и частных организаций, !состояние которых вызвало вопросы. !Вероятно, эта история могла бы остаться рядовой , если бы некоторые из попавших !в черный список, !не стали !отстаивать свои права.

"Это единственная база в Беларуси, без нее мы умрем!"

Петр Серяйкин, заместитель председателя Белорусской федерации водно-моторного спорта, тренер детско-юношеской команды "Формула Будущего" и учредитель компании "Классик-Транс", !встречает нас около здания бывшей дренажно-насосной станции около Минского моря. Поводом для встречи стал, по его словам, беспредел чиновников, которые хотят изъять собственность.

!В здании бывшей дренажно-насосной станции хранили и ремонтировали спортивную технику.

Предыстория такая: в 2008 году !компания Серяйкина !выиграла на аукционе право арендовать !здание насосной станции. В 2012 году !они его выкупили, заплатив 270 миллионов рублей. Бизнесмен и тренер собирался использовать объект под тренировочную базу детско-юношеской команды !водно-моторного спорта, реконструировать здание и !создать там мастерскую по ремонту и обслуживанию, хранению спортивной техники. Также он планировал модернизировать прилегающую к зданию территорию, обустроить причальное сооружение по эксплуатации судов и установить кемпинги для спортсменов, участников и зрителей соревнований.

На территории базы !бесплатно тренировались !юные спортсмены по водно-моторному спорту.

!Более чем за два года сделать удалось не все: Серяйкин !по мере возможностей благоустроил пляж возле здания, объект использовал под хранение и ремонт аквабайков, квадроциклов, !снегоходов и мотоциклов. !Юные спортсмены пользовались базой бесплатно.

Он подчеркивает, что ничего на здании не зарабатывает, а в развитие водно-моторного спорта в Беларуси !вкладывает свои деньги:

!Этот спорт в Беларуси зародился благодаря мне. Первые соревнования прошли в 2005 году. Мы всё покупали за свои деньги, государство нам ничего не купило.

За время использования базы, по словам тренера, !восемь спортсменов стали мастерами спорта, три заняли вторые места на чемпионатах мира по водно-моторному спорту, пять – третьи места на первенствах Европы.

!В прошлом году эта история обрела неожиданный поворот – на базу тренера приехала комиссия из чиновников.

– Пришли, пофотографировали, сказали, что у нас заросшая территория и фасад обваленный. Но фасад не у нас обвален, это у государства, так как подстанция, которая примыкает к нашему зданию, государственная, – рассказывает Петр, открывая ворота перед въездом на базу.

Купив базу, Петр Серяйкин по мере возможностей !привел в порядок примыкающий пляж, !но не все задумки удалось воплотить в реальность.

После проверки тренер получил !предписание о том, что объект не используется по !целевому назначению, !не осуществляются мероприятия по охране земель. Затем предписание дала пожарная служба. Нецелевое использование собственности стало главной причиной для чиновников, чтобы поставить вопрос об ее изъятии через суд. Если это произойдет, !здание с участком выставят на открытый аукцион. Компенсации, как пояснили в Минском райисполкоме, не будет. То есть фактически может оказаться, что человек вложил деньги в никуда.

– Если бы мы тут водку подпольно разливали, наркоманы здесь были или бомжи… Но нет же ничего такого! За что забирать? Это единственная база в Беларуси, без нее мы умрем! Следующий шаг, может, будет такой, что придут ко мне домой и скажут, что и он нужен, собирайте манатки? – сетует Серяйкин.

По суду базу !будут пытаться изъять. За нее бизнесмен когда-то заплатил 270 миллионов рублей, !сегодня оценивает свое имущество в полмиллиона долларов.

!Со своей стороны в Минском райисполкоме комментируют, что действуют в рамках закона, а по нему есть основания собственность изъять.

!На сегодня целевое назначение объекта, который купил Серяйкин, – обслуживание дренажно-насосной станции, а никак не мастерская по ремонту техники, рассказывает Сергей Шимук, начальник землеустроительной службы Минского райисполкома.

Он поясняет, что !любой собственник вправе попросить изменить целевого назначения объекта. В данном случае процедура могла быть такой: бизнесмен просит райисполком провести проектно-изыскательские работы, собирает документы по техническим условиям, проект проходит экспертизу, после этого нужно получить разрешение на реконструкцию объекта под то или иное назначение. Специалист райисполкома подчеркивает, что процедура не бюрократизирована, все сделать реально в короткие сроки, особенно если нанять специалистов.

Но даже если бы бизнесмен выполнил все требования, ему бы вряд ли разрешили изменить целевое назначение объекта под ремонтную мастерскую.

– Представьте, на берегу Заславского водохранилища ремонтировать квадроциклы! Вы бы туда пошли купаться? Как это будет выглядеть? Эта территория имеет особый статус, где можно организовывать только оздоровление, отдых, !оказывать агроэкоуслуги, – говорит Шимук.

У Серяйкина по этому поводу свои аргументы:

– После предписания я просил райисполком разрешить проведение проектно-изыскательских и строительных работ по реконструкции здания под ремонт, хранение и обслуживание техники, но мне отказали, так как документы уже направлены в прокуратуру. !Но почему мне не сказали, что ремонтировать там технику нельзя? Я же ни от кого ничего не скрывал! И если ремонт запрещен, то я буду там технику только хранить. Дали бы штраф, но не забирать же собственность!

!При этом в земельно-кадастровом плане участка указано, что объект, который приобрел бизнесмен, находится на землях "категории промышленности, транспорта, связи, энергетики, обороны и другое".

"С нами общаются не как с людьми: вызывают и ставят в известность, что надумали изымать"

Похожая история произошла и с Олегом Тарасюком, учредителем компании "Гринвуд-инвест". У нее также есть собственность в районе Минского моря, которую могут изъять за нецелевое использование.

У компании Олега Тарасюка в собственности бывший оздоровительный детский лагерь "Солнечный круг".

В 2010 году компания купила !бывший детский оздоровительный лагерь "Солнечный круг" более чем за 750 миллионов рублей, тогда это было около 250 тысяч долларов. На территории в примерно шесть гектаров находится 17 объектов. Здесь бизнесмен планировал открыть оздоровительный комплекс. В 2011 году Минский райисполком разрешил компании !проведение проектно-изыскательских работ по объекту.

!Сегодня на территории лагеря многие постройки ветхие.

– Мы начали проектирование, – рассказывает Олег. – Техническую документацию на электричество и газ сделали, а на воду и канализацию — нет. При тех потребностях, что нам нужны, условий не было. Поэтому всё приостановили, но мы не отказались от проекта. Проводили текущий ремонт, восстановили коммуникации.

!В этом году инвестор собирался сносить старые здания и заливать фундамент.

В 2011 году, по словам бизнесмена, у него были инвесторы из Украины, готовые вложить средства в проект, но из-за нестабильной экономической ситуации в Беларуси отказались. Поэтому компания приняла решение реализовать проект своими силами, параллельно хотя бы немного на нем зарабатывая: территорию сдавали в аренду под пейнтбол и лазертаг, а комнаты в единственном отремонтированном изнутри здании – под проживание сотрудников других организаций.

!Одно из зданий изнутри отремонтировали и сдавали для проживания !сотрудникам других компаний.

– Когда мы сюда приехали, здесь даже части забора не было, люди грибы собирали на территории лагеря. Первым делом восстановили подстанцию, потом канализацию, отопление в одном из зданий. Затем отремонтировали его изнутри. Сейчас нагнали технику, чтобы убирать здания, заливать фундаменты. Планировали их зимой залить и весной (этого года. – Прим. TUT.BY) начать строительство, – рассказывает Олег.

Однако после проверки чиновников компании "Гринвуд-инвест" также вынесли предписание о нецелевом использовании объекта. Его ожидает та же судьба, что и здание Петра Серяйкина: через суд их попытаются изъять.

И в этом случае Минский райисполком настаивает, что объект не используют по целевому назначению: раз купили под оздоровление детей, его и должны проводить.

– Комиссия выявила, что территория находится в неудовлетворительном санитарном состоянии, не организован контроль за качеством питьевой воды, здание арендуется компаниями для проживания иностранных рабочих по найму, производства мебели, территорию сдают под организацию игр лазертаг, а там можно только осуществлять отдых и оздоровление населения, – комментирует Сергей Шимук.

Олег Тарасюк отрицает, что на территории бывшего лагеря производили мебель, говорит, что на одном из зданий висела рекламная растяжка о производстве в Жлобине. Ее повесили представители компании, которая арендовала территорию под лазертаг. При этом саму игру он считает активным видом отдыха, который, по его мнению, является оздоровлением. Чиновники с такой трактовкой оздоровления не согласны.

!Также на территории лагеря играли в лазертаг.

– Где мы здесь видим оздоровление? А техника безопасности где? Территория должна пройти согласования, там ветхие строения. По ним бегать, чтобы подвернуться? Ребенок споткнется, поломает себе что-то, кто будет отвечать? – задается вопросом Сергей Шимук.

В этом случае у Олега Тарасюка возникает вопрос: почему государство само не использовало объекты под детский лагерь, если ему это так важно?

!Судьба объекта также решится в суде.

– Мы купили объекты по коммерческой цене, платим налоги, и в результате получается, что с нами общаются не как с людьми, а просто вызывают и ставят в известность, что надумали собственность изымать, – говорит он. – Интересно получается, у нас сначала заберут, выставят на аукцион, и мы сами сможем принять участие в аукционе. !Мое же будут продавать, и я могу это купить?!

В том числе бизнесмен обеспокоен, что собственность хотят изъять без компенсации. Если бы провели оценку и назвали сумму, то, по мнению Олега Тарасюка, это можно было бы назвать полурыночными отношениями.

Бизнесмены готовы заплатить штраф, но не отдать собственность

Ситуация, с которой столкнулись бизнесмены с собственностью вблизи Минского моря, касается не только их. Чиновники так и отмечают, что никто против этих бизнесменов ничего не имеет. В рамках проверок же выявили 16 организаций и учреждений, среди которых есть и государственные.

В Минском райисполкоме !отмечают, что всю процедуру по работе с собственниками соблюли: предупреждали, делали предписания, с каждым беседовали, трижды объезжали объекты, фактически собственников "заставляли работать". "Если трижды не доходит людям, то меры приняли, – поясняет Сергей Шимук. – Изъять и забрать в одностороннем порядке мы не имеем права". Поэтому судьбу собственности решит суд, он же и установит правомерность прекращения !вещного права на собственность. !Чиновник добавляет, что сегодня у инвесторов есть интерес к такого рода землям, а всего на территории Минского района 38 оздоровительных объектов, которые нужно вовлекать в оборот.

!Вышеописанные ситуации, по словам Сергея Шимука, квалифицированы по статьям 70 и 89 Кодекса о земле, а изъять объекты с участками могут на основании статей 29, 60, 62, 64, 66, 67, 70 и пункта 8 указа президента № 667 "Об изъятии и предоставлении земельных участков", рассказывают в Минском райисполкоме. !В любом случае суд – это состязательный процесс, и чем он закончится, покажет время.

Бизнесмены же не понимают, зачем у них сегодня пытаться забрать объекты, если !они планируют ими пользоваться. При этом полагают, что пока !в случае изъятия объекты купят на аукционе, и новый собственник начнет реконструкцию, пройдут годы. Это значит, что территория какое-то время все равно !не будет радовать глаз. Они же сегодня готовы заплатить штраф, но не согласны расставаться с собственностью, за которую отдали !немалые суммы.

!Комментарий эксперта:

Анна Славина, управляющий партнер адвокатского бюро "Анна Славина и Партнеры"

– Опасения бизнесменов о возможности изъятия собственности без компенсации, на мой взгляд, пока преждевременны.

Действующее в Республике Беларусь законодательство гарантирует и защищает права собственников, !что подтверждено и устоявшейся судебной практикой. Земельные споры — одни из самых сложных. Один из тех, с которым мы сталкивались, длился шесть лет.

Земельный вопрос, с которым правообладатели земельных участков обратились в редакцию TUT.BY, действительно, на первый взгляд, волнителен. Давайте спокойно разберемся в ситуации.

Прежде всего, субъекты хозяйствования, интересы которых представлены в публикации, приобрели в свою собственность не земельные участки, а капитальные строения, расположенные на указанных земельных участках. Таким образом, право собственности возникло только в отношении зданий и сооружений. Земельные участки переданы в постоянное пользование для обслуживания в одном случае дренажной насосной станции, а в другом – детского оздоровительного лагеря.

Действующим законодательством предусмотрена вероятность принудительного изъятия земельных участков за нарушение законодательства об охране и использовании земель.

Однако такое !решение об изъятии принимается только на основании материалов, свидетельствующих, что после получения письменного предписания от государственного органа, осуществляющего государственный контроль за использованием и охраной земель, собственник земельного участка не принял мер к устранению в установленный срок допущенных нарушений законодательства об охране и использовании земель. В случае, если собственник устраняет установленные нарушения, то основания для изъятия земельного участка за нарушение законодательства об охране и использовании земель также отсутствуют.

!Контроль со стороны государственных уполномоченных органов за использованием земельных участков по целевому назначению обусловлен основными принципами земельных отношений в Беларуси. Государственное регулирование и управление в области использования и охраны земель, в том числе установления единого порядка изъятия и предоставления земельных участков, перевода земель из одних категорий и видов в другие, а также использование земельных участков по целевому назначению – принципы, установленные Кодексом Республики Беларусь о земле.
Изъятие земельных участков может производиться по решению государственного органа, осуществляющего государственное регулирование и управление в области использования и охраны земель в соответствии с его компетенцией либо по постановлению суда.

!Решение об изъятии земельного участка может быть обжаловано землепользователем. Обжалование решения об изъятии земельного участка приостанавливает его исполнение.

!Как видно, законодательно предусмотрена защита интересов всех участников возникших правоотношений.

Возвращаясь к правам собственности на строения и сооружения, которые принадлежат юридическому лицу на оздоровительный лагерь и юридическому лицу на дренажную насосную станцию, следует отметить, что данные правоотношения регулируются не законодательством о земле, а Гражданским кодексом Республики Беларусь. К примеру, п. 3 ч. 2 ст. 236 ГК предусматривает недопустимость принудительного изъятия у собственника имущества, кроме случаев, когда согласно постановлению суда производятся отчуждение недвижимого имущества в связи с изъятием земельного участка.

Только в случаях, когда изъятие земельного участка ввиду ненадлежащего использования земли невозможно без прекращения права собственности на капитальные строения (здания, сооружения), находящиеся на данном участке, это имущество может быть изъято у собственника путем выкупа государством или продажи с публичных торгов в порядке, предусмотренном законодательством.

Требование заинтересованных лиц об изъятии недвижимого имущества не подлежит удовлетворению судом, если соответствующий государственный орган или орган местного управления и самоуправления, обратившийся с этим требованием, не докажет, что использование земельного участка в целях, для которых он изымается, невозможно без прекращения права собственности на данное недвижимое имущество.

Подводя итог, можно отметить, что дальнейшая судьба построек, находящихся в собственности, и земельных участков, переданных фигурантам описанной истории для обслуживания объектов недвижимости, в большей степени будет зависеть от последовательных действий юридических лиц, владеющих этими объектами.


Анализ текста, проблемы, алгоритм решения

Основная проблема текста. Неясно, что произошло, а значит, — зачем это массовой аудитории читать (да и не массовой зачем — тоже неясно). У истории нет фокуса.

Что мы можем узнать из текста?

а) Лукашенко резко высказался по поводу состояния территории (неясно какой именно) на берегу Минского моря.

б) Чиновники организовали проверку "по следам выступления".

в) По 16 "объектам" были выписаны предписания. 2 человека говорят, что у них хотят отнять собственность.

г) Чиновники подтверждают, что обратились в суд.

д) Люди, судя по всему, владеют не землей (участками), а зданиями, расположенными на этой земле (окончательно вопрос в тексте не прояснён).

е) Участки на момент проверки, возможно, с формальной точки зрения действительно не использовались по назначению.

ж) Земельный участок, который не использовался по назначению действительно может быть вполне законно изъят. Но должна быть соблюдена определённая процедура.

з) Эксперт-юрист утверждает, что собственность сейчас изъять не смогут именно потому, что есть эта самая процедура: сначала должны предписать устранить нарушения, и вот, если эти предписания не будут выполнены, чиновники должны уже подавать в суд и добиваться изъятия собственности. Предписания то ли были (чиновник говорит), то ли не было их (из контекста и фраз бизнесменов как бы следует вопрос "Чё ж сразу отбирать?"). Журналист нам это не прояснил.

В воздухе повисает вопрос "И что?"

Шаг №1. Разбираемся в мотивации. Отвлечемся на минуту от того, что сказано в тексте. Просто порассуждаем, почему мы решили рассказать эту историю. Она ведь почему-то показалась редакции интересной? Какие здесь могут быть потенциальные сюжеты?

  1. "Левиафан". Против государства, правоприменительной машины ты никто. Ты можешь строить планы, вести свою маленькую никого не трогающую жизнь, чуть-чуть крутиться, чуть-чуть хитрить (но не больше, чем остальные, в рамках люфта принимаемого обществом), а потом кто-то вельможный походя обронит (не особенно и думая) нечто вроде "Что за бардак? Наказать!" — и всё: машина едет прямо по тебе, закатывая в асфальт. И при этом ничего личного, просто исполнение буквы закона, доскональное следование правилу. Никто не разбирается, как много хорошего и бескорыстного ты сделал, какова твоя жизнь и насколько справедливо подобное обращение: когда на кону душевное спокойствие, карьерная безопасность целой пищевой цепочки чиновников, твоя личная жизнь, твоя беда и твоя ситуация бюрократическую машину не заинтересуют. Столкновение законности и справедливости — одна из вечных историй. Этот сюжет, если он просматривается в данной истории, легко на себя примерят многие представители малого и среднего бизнеса, новые "тунеядцы", любой человек, который хоть чем-то владеет, за что-то (кого-то) отвечает или пытается что-то в жизни изменить.
  2. "Попали под раздачу". Вариация сюжета "Левиафан", но с меньшим драматизмом. Власть — это стихийная сила, как молния: ужасна, но попадает редко. Чиновники никогда бы не обратили внимания на мелкие нарушения, если бы не личное, пусть и короткое, внимание Лукашенко к обустройству берегов Минского моря. "Ребят жалко, не повезло", — мысль, которая пронесётся в голове у читателя. А за этой мыслью и непременно следующая: "Ну, меня-то вряд ли". Вряд ли — именно потому, что это не системное правоприменение, а стихия, случай, молния. В этом и есть успокоение: меня, скорее всего, беда не затронет.
  3. "Младенец, выплеснутый с водой". Хорошие вещи, которые будут уничтожены из-за "наведения порядка". Здесь есть и практический аспект ("Помните, вы там летом на квадроциклах катались? Так вот теперь не будете"), и опять же столкновение законности и справедливости.
  4. "Человек против системы". Когда малое борется с большим, хорошее с бездушным, слабый с сильным, когда слабый отказывается покориться и даёт отпор, — это всегда интересно. Журналист бросает фразу, что "некоторые стали отстаивать свои права", но, увы, нигде больше в тексте не объясняет, как они эти права отстаивают.
  5. "Где вы были раньше?". Предприниматели действительно нарушили условия использования участков, но правоприменение носит несистемный характер. То есть вроде бы всеобщие правила начинают реально действовать только в рамках какой-то публичной кампании или после личного замечания верховного главнокомандующего. Таким образом, правоприменение часто случайно, выборочно, а значит правила игры неясны, что делает жизнь обычного гражданина некомфортной. Выборочность или наоборот системность правоприменения влияет на то, какие решения мы принимаем, что делаем, а что не делаем. (Например, декларируем ли случайный доход и платим ли с него налоги, буквально ли следуем Жилищному кодексу, даже маразматическим его требованиям, или небольшую несогласованную перепланировочку себе всё же позволяем.)

Сюжетов может быть тьма. Они основываются на общих побудительных мотивах, которые движут людьми, выбирающими, что читать, а что не читать: эмоция, драма, близость личная и/или территориальная, понимание того, как нечто способно поменять жизнь, заметные человек (Лукашенко) и место (море). Однако ни один из сюжетов я по-настоящему выбрать не могу, так как в тексте нет достаточного количества фактов, которые помогли бы сделать правильный выбор. Мне как редактору нужно задать ещё много важных вопросов журналисту. Тем не менее, в учебных целях, чтобы показать, как бы я работал с материалом, я возьму тот сюжет, в котором придумывать придётся меньше всего. Обращаю ваше внимание, что некоторые предположения принимаются за данность, хотя на самом деле они могут быть опровергнуты в процессе дополнительной проверки информации.

Шаг №2. Формулируем фокус. Сюжеты, они универсальные для любой страны и исторического периода, а истории, которые ложатся в эти сюжеты, — разные. Предположим, мы добрали фактов, досконально разобрались, и сюжет №2 показался нам наиболее соответствующим действительности. Теперь нужно сформулировать фокус этой конкретной истории.

Формулировать нужно кратко. Например, так:

"Чиновники угрожают лишить собственности нормальных, в принципе, ребят чтобы продемонстрировать, как они (чиновники) реагируют на резкие слова президента Лукашенко. Ничего плохого эти бизнесмены не делали, просто конкретно у этих ребят было к чему придраться ".

Фокус необходимо сформулировать для себя, чтобы было понятно: а) где нужно добрать информации; б) какой формат текста выбрать; в) какие факты, цитаты, наблюдения взять из общего массива, собирая текст.

Шаг №3. Устраняем дыры в фактической картине мира. В данном случае у нас, например, нет никаких подтверждений того, что: а) чиновники таким образом только демонстрируют свою реакцию на слова президента (то есть, претензий у них не было бы, если бы не президент); б) что это именно придирки, а не серьезные претензии. Подтверждениями могли бы, например, служить свидетельства о том, что:
- ранее подобных проверок на берегу Минского моря не было и подобных претензий никому здесь не предъявляли,
- аналогичное нецелевое использование земель в других местах не вызывает вопросов,
- чиновники и раньше реагировали подобным образом на резкие публичные высказывания президента.
Свидетельства можно будет представить в виде цитат, фактических утверждений, объективных наблюдений.

Шаг №4. Выбираем формат материала. Когда мы точно определили фокус материала, мы можем как бы сложить в кучку факты, утверждения, цитаты, наблюдения, которые понадобятся для его раскрытия. Таким образом, не нужно будет делать лишней работы, расшифровывая интервью, перелопачивая открытые источники: вы точно будете знать, что искать. Однако кучка останется именно кучкой, пока вы не поймёте, в какую форму все эти факты раскладывать.

Форматов материалов много, в том числе совсем не текстовых. Нет какого-то одного самого правильного варианта, но вы на этом этапе должны уже представлять структуру будущей публикации. В данном случае я бы выбрал по умолчанию то, что можно назвать news feature с непрямым лидом. (Терминология не устоявшаяся, каждый под этими словами может понимать, что-то своё.)

Такой материал начинается коротким абзацем, задача которого "зацепить" читателя и задать эмоциональный тон. Это и есть непрямой лид (непрямой — значит без указания всей фактической информации, характерной для перевёрнутой пирамиды — "что, где, когда и т.п.").

Далее идёт тематический абзац (nut graph), который в сжатом виде передаёт всю суть материала. Это должно быть прямое отражение сформулированного нами фокуса. Если задача лида заставить начать чтение, то задача тематического абзаца — сообщить минимально необходимые положения, которые далее будут раскрываться в тексте. В принципе, если лид и тематический абзац написаны правильно, то, даже если чтение закончится только на них, читатель уйдёт с минимально необходимым знанием о том, что же произошло или происходит.

Шаг №5. Пишем проект первого и второго абзацев. Если у вас нет готового заведомо яркого лида, то я бы советовал начинать писать с тематического абзаца. Лид и тематический абзац часто близко связаны, поэтому, скорее всего, пара-другая вариантов лида появится как раз в процессе написания тематического абзаца.

В нашем случае начало текста могло бы звучать так:

![Лид] Пётр Серяйкин учит ! детей !ходить на скутерах и катерах, у Олега Тарасюка играют в пейнтбол и !лазертэг — оба могут лишиться собственности на берегу Минского моря, потому что, с точки зрения чиновников, используют территорию зоны отдыха "не по назначению".

[Nut graph] Официальное назначение кирпичной коробки, которой владеет Серяйкин, — насосная станция. А назначение заброшенного пионерского лагеря, который принадлежит Тарасюку, — оздоровление. То, что там отдыхают как-то иначе !не вызывало у Минского райисполкома вопросов до [дата], когда Александр Лукашенко назвал ситуацию на берегах водохранилища "катастрофой". Хотя президент говорил скорее о мусоре и диких парковках, чиновники проинспектировали еще и постройки, и землю вокруг них. А так как велено было "спрашивать так, чтобы было страшно ступить не туда, куда надо", то в суд пошли иски сразу об изъятии собственности, !вместо более мягкого наказания вроде штрафов. !"Когда речь идёт о выполнении публичного строгого указания президента, белорусских чиновников здравый смысл мало волнует, — объясняет правозащитник Имян Имяневич, — Сказано примерно наказать, значит, накажут. Даже результаты судебной тяжбы неважны: главное кнутом погромче щёлкнуть и лицо построже сделать".

Шаг №5. Понимаем структуру. Тематический абзац — это ДНК вашего материала, его сжатая суть. Он состоит из утверждений и сообщений, каждое из которых далее раскручивается в смысловой блок.

  1. История бизнесменов и их собственность. Серяйкин.
    "Официальное назначение кирпичной коробки, которой владеет Серяйкин, — насосная станция".
  2. История бизнесменов и их собственность. Тарасюк.
    "А назначение заброшенного пионерского лагеря, который принадлежит Тарасюку — оздоровление".
  3. История взаимоотношений с Минским райисполкомом и статус до проверок.
    "То, что там отдыхают как-то иначе не вызывало у Минского райисполкома вопросов".
  4. Лукашенко и проверки.
    "Когда Александр Лукашенко назвал ситуацию на берегах водохранилища "катастрофой". Хотя президент говорил скорее о мусоре и диких парковках, чиновники проинспектировали еще и постройки, и землю вокруг них".
  5. Судебные тяжбы, юридическая ситуация на данный момент.
    "В суд пошли иски сразу об изъятии собственности".
  6. Анализ законности.
    "...вместо более мягкого наказния вроде штрафов".
  7. Типичность ситуации: "не важно кого наказать, важно наказать".
    "Когда речь идёт о выполнении публичного строгого указания президента, белорусских чиновников процедуры мало волнуют, — объясняет правозащитник Имян Имяневич, — Сказано примерно наказать, значит накажут. Даже результаты судебной тяжбы неважны: главное кнутом погромче щёлкнуть и лицо построже сделать".

Шаг №6. Пишем основной текст. Раскладываем собранные факты, цитаты, наблюдения по блокам, объединяем их в связный текст.

  1. !"Это только с виду просто кирпичная будка, а мы там каждое лето тренировались. Без этой будки не было бы ни моих медалей, ни белорусского гимна на европейских соревнованиях", — рассказывает Фамилий Фамилевский, чемпион Европы 2013 года по фристайлу на надувных кругах. !По словам Фамилевского, именно балагодаря Петру Серяйкину водно-моторный спорт в стране начал развиваться: "с него по сути всё и началось".

    Водно-моторный спорт — это !скутеры, глиссеры (такие катера), их надо где-то хранить и обслуживать. Для этого компания Петра Серяйкина, бизнесмена и заместителя председателя Белорусской ассоциации водно-моторного спорта, выкупила за 270 миллионов рублей в 2012 году (~?? долларов) бывшее здание дренажно-насосной станции около [где?]. !Здесь Серяйкин (по его словам, бесплатно) тренирует детско-юношескую команду "Формула будущего" — !каждый сезон, с мая по октябрь, 20-25 школьников в возрасте от 10 до 18 лет. !За два года восемь спортсменов стали мастерами спорта, трое заняли вторые места на чемпионатах мира, пятеро — третьи места в первенствах Европы.

    Здание — глухая !одноэтажная кирпичная коробка XX на XX метров. По документам его назначение по-прежнему — !"дренажно-насосная станция", хотя никакого оборудования здесь нет уже с XX года. Пётр Серяйкин утверждает, что в планах у него изначально было переделать [как?] здание, устроить здесь мастерскую, чтобы ремонтировать спортивную технику, !"обустроить причальное сооружение по эксплуатации судов", !"кемпинги" поставить. !Тогда здесь можно будет не только тренировать детей и взрослых, но и соревнования проводить. Однако пока это так и осталось в планах, а на бывшей насосной станции хранятся не только аквабайки, но и квадроциклы, снегоходы и скутера. !"Ну, а что, — объясняет Серяйкин..." [дальше объяснение, что там делает техника, не относящаяся к водным видам спорта]

    [Объяснения Серяйкина, почему он не переоформил за все это время назначение объекта.]

    "Если бы мы тут водку подпольно разливали, наркоманы здесь были или бомжи. Но нет же ничего такого! За что забирать? Это единственная база в Беларуси, без нее мы умрем", — говорит Пётр Серяйкин.

  2. "Когда мы сюда приехали, здесь даже части забора не было, люди грибы собирали на территории лагеря. Первым делом восстановили подстанцию, потом канализацию, отопление в одном из зданий. Затем отремонтировали его изнутри. Сейчас нагнали технику, чтобы убирать здания, заливать фундаменты. Планировали их зимой залить и весной начать строительство", – говорит Олег Тарасюк, показывая территорию бывшего детского оздоровительного лагеря "Солнечный круг".

    "Солнечный круг" работал [с какого года по какой?] и принадлежал [кому?]. [Когда?] он пустовал: [почему?]. В 2010 году компания "Гринвуд-инвест", принадлежащая Тарасюку, купила лагерь за 750 миллионов рублей (~250 тысяч долларов). На территории в шесть гектаров планировалось устроить оздоровительный комплекс. [Краткое объяснение, что за комплекс.]

    Комплекс пока так и не появился. Сейчас [описание того, как выглядит лагерь и что там есть ]. [Что?] сдаётся в аренду под пейнтбол и лазертэг. [Какое?], единственное отремонтированное здание, используется как общежитие [?] [для кого?]. Нужно же хоть немного зарабатывать, объясняет Олег Тарасюк, ежемесячные расходы на содержание лагеря и налоги — [сколько?].

    !"И потом, — говорит Олег Тарасюк, — пейнтбол — это не оздоровление что ли? Люди вон бегают целыми днями, вместо того, чтобы бухать".

  3. "Где мы здесь видим оздоровление? А техника безопасности где? Территория должна пройти согласования, там ветхие строения. По ним бегать, чтобы подвернуться?" – объясняет позицию властей Сергей Шимук, начальник землеустроительной службы Минского райисполкома.

    Чтобы "пройти согласования" и изменить назначение объектов, собственникам нужно было попросить провести !проектно-изыскательные работы, !"собрать документы по техническим условиям", провести экспертизу. По словам Шичука, пройти всю эту процедуру можно было за [сколько], особенно, если нанять специалистов.

    [Внятное и понятное объяснение Тарасюка, почему не прошли согласования. Сейчас в тексте какие-то очень мутные формулировки. Денег не хватило? Не знали, что строить в итоге будут? В чем проблема была?]

    [Объяснения Серяйкина, почему он не переоформил за все это время назначение объекта.]

    "Почему мне не сказали, что ремонтировать [в бывшей насосной станции] технику нельзя? Я же ни от кого ничего не скрывал", — Пётр Серяйкин, как и Олег Тарасюк, утверждает, что !никаких претензий к его объекту никогда не было, предупреждений никто не делал. Но это до [дата], когда по поводу зоны отдыха у Минского моря высказался Лукашенко.

  4. 5 августа президент на совещании в правительстве заявил, что "лично проинспектировал" ситуацию в районе Минского моря и там "вообще катастрофа". От руководства Минска и Минской области он потребовал немедленно "сделать все, что можно", чтобы решить проблемы с парковкой автомобилей и грязью в зоне отдыха, состоянием пляжей. Ведь он "тысячу раз об этом говорили, но ничего не сделано". "Не дай бог, я сегодня-завтра увижу возле водоемов то, что я видел 3-4 дня назад".

    Уже к шести вечера того же дня сотрудники ГАИ убрали с пляжей все машины. [Когда и кто?] заасфальтировали [?] дорогу [откуда куда?], навезли песка [куда?]. [Когда и кто?] устроили [сколько?] стоянки для автомобилей, поставили мусорные контейнеры. А [дата] комиссия из специалистов землеустроительных, санитарных и экологических служб [Минского райисполкома?] начала тотальную [?] проверку строений и участков [где именно?]. Обращали внимание на !"объекты неприглядного вида". [?].

    "Пришли, пофотографировали, сказали, что у нас заросшая территория и фасад обваленный" — вспоминает Пётр Серяйкин.

    Всего проверили [сколько?] объектов. Владельцы 16-ти теперь рискуют лишится собственности. (В том числе, Серяйкин иТарасюк)

    "На сегодня целевое назначение объекта, который купил Серяйкин, – обслуживание дренажно-насосной станции, а никак не мастерская по ремонту техники, поясняет Сергей Шимук суть претензий. Но даже если бы бизнесмен и захотел поменять назначение объекта на что-нибудь более подходящее для базы водно-моторного спорта, ему бы это, как выясняется, вряд ли разрешили: "Представьте, на берегу Заславского водохранилища ремонтировать квадроциклы! Вы бы туда пошли купаться? Как это будет выглядеть? Эта территория имеет особый статус, где можно организовывать только оздоровление, отдых, оказывать агроуслуги".

    В "Солнечном круге" у Тарасюка "комиссия выявила, что территория находится в неудовлетворительном санитарном состоянии, не организован контроль за качеством питьевой воды, здание арендуется компаниями для проживания иностранных рабочих по найму, производства мебели, территорию сдают под организацию игр лазертэг, а там можно только осуществлять отдых и оздоровление населения".

    [Здесь должен быть ответ на вопрос к Шимуку (или другому ответственному лицу), почему проверки начались только после заявления президента и почему раньше проблем не возникало. Также хорошо бы спросить, почему лазертег - не отдых.]

  5. [Здесь должна быть фраза о том, что именно сделала администрация: подала иск в суд? В какой суд, о чем? О лишении права собственности? Когда подан иск? Сколько прошло времени с момента проверки?]

    " Если ремонт [техники] запрещен, то я буду там технику только хранить. Дали бы штраф, но не забирать же собственность", — Пётр Серяйкин считает наказание за нарушение не адекватным.

    "Мы купили объекты по коммерческой цене, платим налоги, и в результате получается, что с нами общаются не как с людьми, а просто вызывают и ставят в известность, что надумали собственность изымать, – добавляет Олег Тарасюк.

    В Минском райисполкоме считают, что власти имеют полное право вернуть государству земельные участки через суд, так как [почему?].

  6. Собственников действительно могут принудительно лишить права пользования участков, если нарушено законодательство об охране и использовании земель [например?], поясняет адвокат Анна Славина, управляющий партнёр бюро "Анна Славина и Партнёры". Это может сделать или (в данном случае) [орган, осуществляющий государственное регулирование — в данном случае какой?], или суд. Но прежде чем это случится, собственнику должны дать возможность устранить нарушения, и, только если он этого не сделает, будут основания изъять землю.

    Сергей Шимук рассказывает, что и Серяйкина, и Тарасюка предупреждали, давали им предписания, с каждым беседовали несколько раз: "Если трижды не доходит до людей, то меры приняли".

    [Здесь должно быть объяснение бизнесменов, давали ли им предписания и почему они не устранили нарушения. Это принципиальный вопрос, а в тексте на него нет ответа.]

    Анна Славина считает, что ситуация у собственников пока не безнадежная и в суде от иска еще можно отбиться. [Гиперссылка на развернутый комментарий с более подробным объяснением почему.]

  7. Начальник землеустроительной службы Минского райисполкома говорит, что администрация ничего не имеет ни лично против Серяйкина с Тарасюком, ни против частных владельцев: иски подали не только против них, но и против государственных компаний.

    !"Да я верю, что "ничего личного", — комментирует ситуацию Имян Имяневич, руководитель Центра защиты прав малого бизнеса". Директивы президента высказанные намеренно публично и в таком тоне никогда не оспариваются и не обсуждаются.
    Аналогичная ситуация была [пример похожий].
    [Ещё один аналогичный случай. Но может хватить и одного примера.]
    Серяйкин и Тарасюк не понимают, как изъятие участков поможет решить проблему обустройства территории вокруг Минского моря: пока тяжба будет идти, пока найдут новых владельцев (если суд бизнесмены проиграют), пока эти новые владельцы начнут что-то делать — это сколько же еще лет объекты "в неприглядном виде" будут стоять?
    "Конечно, разумнее выписать штраф и дать шанс исправить ситуацию, — соглашается Имяневич. — Но чиновникам велено продемонстрировать бескомпромиссность, и они её будут максимально демонстрировать, даже если это не имеет никакого практического смысла. Иначе бескомпромисность продемонстрируют по отношению к ним. Даже если в итоге суд проиграют — не так важно. Важно, чтобы "отнестись со всей серьезностью". В других обстоятельствах, конечно, просто выписали бы штраф или вообще не заметили. "А тут ребятам просто не повезло".

Шаг №7. Пишем окончание. Обычно идеи для окончания появляются по ходу написания текста или даже когда готовится лид. Самый распространённый ход — как-то закольцевать окончание на начало. В данном случае — вернуть разговор к суду, бизнесменам и их эмоциям. Например, так:

(Суд по иску Минского райисполкома к бизнесменам Серяйкину и Тарасюку состоится [дата]. Если иск администрации района будет удовлетворён, то первый потеряет полмиллиона долларов, а второй — [сколько?] (стоимость объектов со времени покупки, по мнению ответчиков выросла).

Пётр Серяйкин готов [?] судиться долго и упорно, и/но верит/не верит, что собственность удастся отстоять: "Следующий шаг, может, будет такой, что придут ко мне домой и скажут, что и он нужен, собирайте манатки"?

Шаг №8. Собираем материал. Соединяем все части текста, решаем, как разбивать его на главки (обычно — по тем же смысловым блокам), убираем повторы, сокращаем лишнее, размещаем фото, делаем подписи, удостоверяемся, что подписи к фото не повторяют основной текст, и наоборот. 

Текст, который получился после редактирования

Хороший и понятный заголовок

Пётр Серяйкин учит детей ходить на скутерах и катерах, у Олега Тарасюка играют в пейнтбол и лазертэг — оба могут лишиться собственности на берегу Минского моря, потому что, с точки зрения чиновников, используют территорию зоны отдыха "не по назначению".

Официальное назначение кирпичной коробки, которой владеет Серяйкин, — насосная станция. А назначение заброшенного пионерского лагеря, который принадлежит Тарасюку — оздоровление. То, что там отдыхают как-то иначе не вызывало у Минского райисполкома вопросов до [дата], когда Александр Лукашенко назвал ситуацию на берегах водохранилища "катастрофой". Хотя президент говорил скорее о мусоре и диких парковках, чиновники проинспектировали еще и постройки, и землю вокруг них. А так как велено было "спрашивать так, чтобы было страшно ступить не туда, куда надо", то в суд пошли иски сразу об изъятии собственности, вместо более мягкого наказния вроде штрафов. "Когда речь идёт о выполнении публичного строгого указания президента, белорусских чиновников здравый смысл мало волнует, — объясняет правозащитник Имян Имяневич, — Сказано примерно наказать, значит, накажут. Даже результаты судебной тяжбы неважны: главное кнутом погромче щёлкнуть и лицо построже сделать".

Пётр Серяйкин убирает снег перед зданием бывшей дренажно-насосной станции [где расположено?]. Это здание площадью ?? кв. метров и территорию вокруг него Серяйкин называет базой водно-моторных видов спорта, где он бесплатно тренирует детей.

Спортивная база или насосная станция? "Это только с виду просто кирпичная будка, а мы там каждое лето тренировались. Без этой будки не было бы ни моих медалей, ни белорусского гимна на европейских соревнованиях", — рассказывает Фамилий Фамилевский, чемпион Европы 2013 года по фристайлу на надувных кругах. По словам Фамилевского именно балагодаря Петру Серяйкину, водно-моторный спорт в стране начал развиваться: "С него по сути всё и началось".

Водно-моторный спорт — это скутеры, глиссеры (такие катера), их надо где-то хранить и обслуживать. Для этого компания Петра Серяйкина, бизнесмена и заместителя председателя Белорусской ассоциации водно-моторного спорта, выкупила за 270 миллионов рублей в 2012 году (~?? долларов) бывшее здание дренажно-насосной станции около [где?]. Здесь Серяйкин (по его словам, бесплатно) тренирует детско-юношескую команду "Формула будущего"[гиперссылка] — каждый сезон, с мая по октябрь, 20-25 школьников в возрасте от 10 до 15 лет. За два года восемь спортсменов стали мастерами спорта, трое заняли вторые места на чемпионатах мира, пятеро — третьи места в первенствах Европы.

Здание — глухая одноэтажная кирпичная коробка. По документам его назначение по-прежнему — "дренажно-насосная станция", хотя никакого оборудования здесь нет уже с XX года. Пётр Серяйкин утверждает, что в планах у него изначально было переделать [как?] здание, устроить здесь мастерскую, чтобы ремонтировать спортивную технику, "обустроить причальное сооружение по эксплуатации судов", "кемпинги" поставить.

Тогда здесь можно будет не только тренировать детей и взрослых, но и соревнования проводить. Однако пока это так и осталось в планах, а в бывшей насосной станции хранятся не только аквабайки, но и квадроциклы, снегоходы и скутеры. "Ну, а что, — объясняет Серяйкин..." [Дальше объяснение, что там делает техника, не относящаяся к водным видам спорта]

[Объяснения Серяйкина, почему он не переоформил за все это время назначение объекта.]

"Если бы мы тут водку подпольно разливали, наркоманы здесь были или бомжи. Но нет же ничего такого! За что забирать? Это единственная база в Беларуси, без нее мы умрем", — говорит Пётр Серяйкин.

Олег Тарасюк [объясните, что он показывает]. Территория лагеря — 6 гектаров, это [объясните в понятных терминах типа "два городских парка". Здесь 17 строений [каких?], но только одно отремонтированно достаточно, чтобы в нём можно было жить. Остальные — [что?]. "Солнечный круг" работал [с какого года по какой?] и принадлежал [кому?]. [Когда?] он пустовал: [почему?].

Оздоровление или пейнтбол? "Когда мы сюда приехали, здесь даже части забора не было, люди грибы собирали на территории лагеря. Первым делом восстановили подстанцию, потом канализацию, отопление в одном из зданий. Затем отремонтировали его изнутри", – говорит Олег Тарасюк показывая территорию бывшего детского оздоровительного лагеря "Солнечный круг".

Компания "Гринвуд-инвест", принадлежащая Тарасюку, купила лагерь за 750 миллионов рублей (~250 тысяч долларов) в 2010 году. На территории планировалось устроить оздоровительный комплекс. [Краткое объяснение, что за комплекс.]

Комплекс пока так и не появился. Сейчас [описание того, как выглядит лагерь и что там есть ]. [Что?] сдаётся в аренду под пейнтбол и лазертэг. [Какое?], единственное отремонтированное здание, используется как общежитие [?] [для кого?]. Нужно же хоть немного зарабатывать, объясняет Олег Тарасюк, ежемесячные расходы на содержание лагеря и налоги — [сколько?].

"И потом, — говорит Олег Тарасюк, — пейнтбол — это не оздоровление что ли? Люди вон бегают, целыми днями, вместо того, чтобы бухать".

Внутри бывшей насосной нет никаких насосов: помещение используеся для [чего?], рассказывает Пётр Серяйкин. Сейчас здесь находится [cколько?] скутеров, квадроциклов и мотоциклов. [Что там еще есть?]

Внезапная [?] инспекция. "Где мы здесь видим оздоровление? А техника безопасности где? Территория должна пройти согласования, там ветхие строения. По ним бегать, чтобы подвернуться?" – объясняет позицию властей Сергей Шимук, начальник землеустроительной службы Минского райисполкома.

Чтобы "пройти согласования" и изменить назначение объектов собственникам нужно было попросить провести проектно-изыскательные работы, "собрать документы по техническим условиям", провести экспертизу. По словам Шимчука, пройти всю эту процедуру можно было за [сколько], особенно, если нанять специалистов.

[Внятное и понятное объяснение Тарасюка, почему не прошли согласования. Сейчас в тексте какие-то очень мутные формулировки. Денег не хватило? Не знали, что строить в итоге будут? В чем проблема была?]

[Объяснения Серяйкина, почему он не переоформил за все это время назначение объекта.]

"Почему мне не сказали, что ремонтировать [в бывшей насосной станции] технику нельзя? Я же ни от кого ничего не скрывал", — Пётр Серяйкин, как и Олег Тарасюк, утверждает, что никаких претензий к его объекту никогда не было, предупреждений никто не делал. Но это до [дата], когда по поводу зоны отдыха у Минского моря высказался Лукашенко.

Лукашенко: "Не дай бог увижу". 5 августа президент на совещании в правительстве заявил, что "лично проинспектировал" ситуацию в районе Минского моря и там "вообще катастрофа". От руководства Минска и Минской области он потребовал немедленно "сделать все, что можно", чтобы решить проблемы с парковкой автомобилей и грязью в зоне отдыха, состоянием пляжей, ведь "тысячу раз об этом говорили, но ничего не сделано". "Не дай бог, я сегодня-завтра увижу возле водоемов то, что я видел 3-4 дня назад".

Уже к 6 вечера того же дня сотрудники ГАИ убрали с пляжей все машины. [Когда и кто?] заасфальтировали [?] дорогу [откуда куда?] навезли песка [куда?]. [Когда и кто?] устроили [сколько?] стоянки для автомобилей, поставили мусорные контейнеры. А [дата] комиссия из специалистов землеустроительных, санитарных и экологических служб [Минского райисполкома?] начала тотальную [?] проверку строений и участков [где именно?]. Обращали внимание на "объекты неприглядного вида". [?]

"Пришли, пофотографировали, сказали, что у нас заросшая территория и фасад обваленный" — вспоминает Пётр Серяйкин.

Всего проверили [сколько?] объектов. Владельцы 16 теперь рискуют лишиться собственности. (В том числе Серяйкин и Тарасюк)

На сегодня целевое назначение объекта, который купил Серяйкин, – обслуживание дренажно-насосной станции, а никак не мастерская по ремонту техники, поясняет Сергей Шимук суть претензий. Но даже если бы бизнесмен и захотел поменять назначение объекта на что-нибудь более подходящее для базы водно-моторного спорта, ему бы это, как выясняется, вряд ли разрешили: "Представьте, на берегу Заславского водохранилища ремонтировать квадроциклы! Вы бы туда пошли купаться? Как это будет выглядеть? Эта территория имеет особый статус, где можно организовывать только оздоровление, отдых, оказывать агроуслуги".

В "Солнечном круге" у Тарасюка" комиссия выявила, что территория находится в неудовлетворительном санитарном состоянии, не организован контроль за качеством питьевой воды, здание арендуется компаниями для проживания иностранных рабочих по найму, производства мебели, территорию сдают под организацию игр лазертэг, а там можно только осуществлять отдых и оздоровление населения".

[Здесь должен быть ответ на вопрос к Шимуку (или другому ответственному лицу), почему проверки начались только после заявления президента и почему раньше проблем не возникало. Также хорошо бы спросить, почему лазертег - не отдых.]

Техника, которую, по словам Олега Тарасюка, привезли, чтобы "убирать здания, заливать фундаменты". Закладывать фундаменты планировали зимой, а весной — начать строительство. Зелёное здание справа — [что это за здание?]. Оно единственное, где можно сейчас жить. Здесь устроено [общежитие? что?] Инспекторы утверждают, что тут [что?]

Крайние меры. [Здесь должна быть фраза о том, что именно сделала администрация: подала иск в суд? Какой суд? О чем? О лишении права собственности? Когда подан иск? Сколько прошло времени с момента проверки, прежде чем был подан иск?]

" Если ремонт [техники] запрещен, то я буду там технику только хранить. Дали бы штраф, но не забирать же собственность", — Пётр Серяйкин считает наказание за нарушение не адекватным.

"Мы купили объекты по коммерческой цене, платим налоги, и в результате получается, что с нами общаются не как с людьми, а просто вызывают и ставят в известность, что надумали собственность изымать, – добавляет Олег Тарасюк.

В Минском райисполкоме считают, что власти имеют полное право вернуть государству земльные участки через суд, так как [почему?].

Судебные перспективы. Собственников действительно могут принудительно лишить права использования участков, если нарушено законодательство об охране и использовании земель [например?], поясняет адвокат Анна Славина, управляющий партнёр бюро "Анна Славина и Партнёры". Это может сделать или (в данном случае) [орган, осуществляющий государственное регулирование — в данном случае какой?], или суд. Но прежде чем это случиться, собственнику должны дать возможность устранить нарушения и только если он этого не сделает, будут основания изъять землю.

Сергей Шимук рассказывает, что и Серяйкина, и Тарасюка предупреждали, давали им предписания, с каждым беседовали несколько раз: "Если трижды не доходит до людей, то меры приняли".

[Здесь должно быть объяснение бизнесменов, давали ли им предписания и почему они не устранили нарушения]

Анна Славина считает, что ситуация у собственников пока не безнадежная и в суде от иска еще можно отбиться. [Гиперссылка на развернутый комментарий с более подробным объяснением почему.]

"Ребятам не повезло". Начальник землеустроительной службы Минского райисполкома говорит, что администрация ничего не имеет ни против Серяйкина с Тарасюком, ни против частных владельцев: иски подали не только против них, но и против государственных компаний.

"Да я верю, что "ничего личного", — комментирует ситуацию Имян Имяневич, руководитель Центра защиты прав малого бизнеса". Директивы президента высказанные намеренно публично и в таком тоне никогда не оспариваются и не обсуждаются.

Аналогичная ситуация была [пример похожий].

[Ещё один аналогичный случай. Но может хватить и одного примера.]

Серяйкин и Тарасюк не понимают как изъятие участков поможет решить проблему обустройства территории вокруг Минского моря: пока тяжба будет идти, пока найдут новых владельцев (если суд бизнесмены проиграют), пока эти новые владельцы начнут что-то делать — это сколько же еще лет объекты "в неприглядном виде" будут стоять?

"Конечно, разумнее выписать штраф и дать шанс исправить ситуацию, — соглашается Имяневич. — Но чиновникам велено продемонстрировать бескомпромиссность, и они её будут максимально демонстрировать, даже если это не имеет никакого практического смысла. Иначе бескомпромисность продемонстрируют по отношению к ним. Даже если в итоге суд проиграют — не так важно. Важно "отнестись со всей серьезностью". В других обстоятельствах, конечно просто выписали бы штраф или вообще не заметили. "А тут ребятам просто не повезло".

Суд по иску Минского райисполкома к бизнесменам Серяйкину и Тарасюку состоится [дата]. Если иск администрации района будет удовлетворён, то первый потеряет полмиллиона долларов, а второй — [сколько?] (стоимость объектов со времени покупки, по мнению ответчиков, выросла).

Пётр Серяйкин готов [?] судиться долго и упорно, и/но верит/не верит, что собственность удастся отстоять: "Следующий шаг, может, будет такой, что придут ко мне домой и скажут, что и он нужен, собирайте манатки"?

Оценить материал:
5
Средняя: 5 (1 оценка)
распечатать Обсудить в: