ОБ АВТОРЕ

Журналист, обозреватель, специалист в области Public Relations.

Окончил биофак БГУ. Карьеру журналиста начал в 1995 году в журнале «Дело». Cотрудничал с «Белорусской деловой газетой» до ее закрытия, газетой «Московский комсомолец в Белоруссии», «Бизнес-леди», «Финансовый директор», «Детективной газетой», порталом BEL.BIZ, информационным агетством «Интерфакс».

Был собкором в Беларуси российского информагентства Stringer. Занимал должность заместителя директора радиостанции «Сталіца».

Работал PR-менеджером в «Международной финансовой корпорации» (IFC).

С весны 2010 года – собственный корреспондент в Беларуси российского федерального издания «Газета.Ru».

С января 2013 года – снова работает в БДГ (теперь под брендом «БДГ Деловая газета»).

Вы здесь

Куда идет журналистика: мнения ветеранов БДГ

Интервью

Журналисты, которые за последние четверть века в разное время работали в Белорусской деловой газете, на прошлой неделе собрались вместе,  чтобы отметить день рождения создателя БДГ («БДГ. Биржи и банки», «БДГ», «Имя» и «БДГ. Для служебного пользования»), легендарного Петра Марцева. К сожалению, – впервые без самого именинника.

Mediakritika.by не могла пройти мимо такой концентрации журналистов на квадратный метр и, воспользовавшись случаем, попросила ветеранов БДГ рассказать об их взглядах на развитие журналистики в сегодняшних условиях.

Всем коллегам мы задавали один и тот же вопрос: «Сегодня классическая журналистика – и в Беларуси, и в других странах, – находится под давлением сразу с нескольких сторон. Это госпропаганда, это интернет и социальные сети, это квантование информации, когда единый поток информации разрывается на множество различных источников и мнений. Как в таких условиях существует и развивается классическая журналистика? Каким вы видите ее будущее лет через десять?».

Александр Федута, политолог:

- Великий английский писатель Генри Филдинг уподобил литературное творчество трактиру. Человек приходит, платит деньги, выбирает то, что ему нравится. И вправе ругать продукт столько, сколько ему захочется. И это отличает трактир от званого пира. Где хочешь не хочешь, а жри что дают и хвали. И улыбайся хозяевам. Любой потребитель информации платит за эту информацию. За купленную газету, за телевизионный сигнал, за доступ в интернет. И когда мы говорим «Ах, умирает журналистика!», это неправда. Умирает форма подачи информации.

Любого нормального человека в трактире интересуют две вещи: основное блюдо и десерт. Основное блюдо – это всегда информация. Это статьи о политике, об экономике, об автомобилях, о модах, о сексуальных услугах, о здравоохранении, о том, как воспитывать детей, какую книгу следует прочитать, какое кино посмотреть, на какой спектакль сходить. Каждый ищет что-то свое, и в зависимости от этого выбирает тот или иной медиа-продукт.

Информация – это главное блюдо. А дальше идет десерт – то, что должно пощекотать нам нёбо. Это то, от чтения чего мы получаем удовольствие. Например, политический комментарий, фельетон, рецензия вашего любимого критика. Все это есть – так почему мы говорим, что журналистика умирает? Информации становится больше. А количество людей, чье мнение способно доставить нам удовольствие, тоже не уменьшается. Другое дело, что меняется темп жизни. Меняются потребности аудитории. И здесь вопрос: те, кто профессионально занимаются «накрытием стола», – они успевают за этим темпом?

Юрась Карманов, корреспондент Associated Press в Беларуси:

- Думаю, это вопрос определения, дефиниций. Конечно, самый острый вопрос – что отличает журналиста от не-журналиста. Потому что последнее десятилетие мы видим, как появляются так называемые «новые медиа», – те же социальные сети. И каждый имеет возможность публиковать свои истории везде, где захочет. Что такое журналистика? Это то, чем мы занимались в БДГ и десять, и двадцать лет назад. Это верификация фактов – именно она отличает журналистику от не-журналистики. Степень доверия к журналисту будет всегда намного выше, потому что журналист перепроверяет информацию. Он верифицирует факты.

Это с одной стороны. С другой стороны то, чем мы занимались в БДГ, чем ценна школа БДГ, – тем, что выдерживались профессиональные стандарты не только в области новостей, но также в области аналитики. И журналист – это человек, который дает панораму фактов, который дает читателю возможность сделать свой выбор. И это ровно то, что отличает «новую» журналистику, которая возникла после 1991 года, от «старой» журналистики, советской, традиция которой очень сильна в Беларуси. Которую мы наблюдаем в государственных СМИ и на телевидении. В журналистике советского образца грань между пропагандой и журналистикой очень зыбкая и слабая.

Именно поэтому я утвердительно отвечаю на вопрос, выживет ли журналистика. Да, выживет, потому что новая журналистика несет с собой общеевропейские, общемировые стандарты. В области информации это верификация и перепроверка, что вызывает доверие читателей. В аналитике – это панорамное видение ситуации и возможность самому читателю сделать адекватные выводы.

Дмитрий Подберезский, заместитель главного редактора журнала «Мастацтва»:

- Я не думаю, что в сегодняшних условиях какое-то развитие вообще возможно. Все-таки идеология давит на все остальное, в том числе и на мастерство журналиста. Хотя есть некоторые области, в которых, в общем-то, можно работать, когда ты не сталкиваешься именно с идеологией. Скажем, частично это та же область искусства. Хотя там тоже идеология, естественно, присутствует. И я не думаю, что какие-то изменения в ближайшее время при существующих в стране условиях могут произойти. Ну а в мире… Нам бы до этого мира добраться, честно говоря.

Если же говорить о перспективе лет на десять, то журналистика сохранится. Она сохранится потому, что людям нужно высказываться, и те люди, которые умеют высказываться, умеют аргументировать свои взгляды, они своими публикациями будут привлекать внимание. Безусловно. В любом случае. Но тут уже все будет зависеть от того, как изменится внутренняя ситуация и когда мы придем к свободной журналистике в том смысле, что не станет журналистики государственной. Вот тогда, я думаю, появятся и новые проекты, и новые издания (бумажные в том числе).

С другой стороны, развитие технологий может привести к тем вещам, о которых мы сегодня, быть может, и не задумываемся. Как мы в свое время не задумывались об интернете, а сегодня процветает журналистика в интернете.

Борис Тасман, журналист газеты «Прессбол»:

- На самом деле это давление (со стороны пропаганды, со стороны интернета) очень сильно сузило сектор свободной журналистики. Потому что сегодня газет, в которых можно прочесть негосударственную точку зрения, осталось – по пальцам перечесть. «Народная Воля», «Наша Ніва», – у них малые тиражи и мы знаем, что они находятся под давлением. Есть еще региональные газеты, в том числе очень интересные. Но они тоже испытывают давление, испытывают трудности.

Тем не менее, классическая журналистика – а свободная журналистика, наверное, и есть классическая – она будет существовать всегда. Так как всегда были и будут люди, которые хотят и будут выражать исключительно свое мнение, будут стремиться к тому, чтобы отражать то, что они видят, а не то, что хочется видеть кому-то другому. Но с сожалением приходится говорить о том, что этот сектор сузился.

Однако на сегодняшний день есть интернет, который открыл нам новые возможности. И развитие журналистики идет сегодня через интернет, а не через печатные СМИ. Хотя не только наше государство, но и многие другие пытаются поставить интернет-СМИ под контроль. Однако сегодня и социальные сети превращаются в сегмент классической журналистики. Когда люди не могут выразить свою точку зрения через средства массовой информации, они выражают ее в соцсетях. Если эта точка зрения интересна, если она действительно злободневна, то она распространяется очень быстро. И особенно – если это невозможно прочесть где-то в другом месте. Так что сегодня интернет – это средство, и инструмент, и поле развития классической журналистики.

 

Елена Нестерович, нынешний главный редактор БДГ:

- Я думаю, что журналистика подстраивается. Хотя мнения относительно ее будущего есть сегодня самые разные. Но сейчас журналистика старается выжить. Не выживают в этой профессии только те, кто очень принципиален – например, в политических взглядах. Но журналистика все равно развивается и будет развиваться. У нас очень много талантливых журналистов, и они не пропадут.

Про мир, про будущее журналистики в целом, мне сложно сказать. А в Беларуси – очевидные проблемы со свободой слова. Но и в этих условиях журналистика ищет новые формы, новые пути развития. Люди ищут и находят самые различные способы высказать свое мнение, свою позицию. Если же говорить о соотношении журналистики фактов и журналистики мнений, то я считаю, что журналистика мнений по-любому будет чувствовать себя свободнее, чем журналистика фактов. А когда факты и мнения сливаются воедино, то получается очень плохо.

Оценить материал:
5
Средняя: 5 (1 оценка)
распечатать Обсудить в: