ОБ АВТОРЕ

Журналист, медиаэксперт, преподаватель.

Редактор пяти закрытых газет. 

Бывший вице-президент Белорусской ассоциации журналистов. Председатель Комиссии по этике БАЖ.

Преподает в Европейском гуманитарном университете.

Вы здесь

Не дай нам бог!

Без высоких этических идеалов газета не только лишается своих блестящих возможностей для служения обществу, но и может превратиться в определенную угрозу по отношению к этому обществу
(
Джозеф Пулитцер)

 

Этика как помеха

В последнее время звучит как-то очень много разговоров о том, что этические стандарты мешают развитию практической журналистики. В частности, на минувшем съезде БАЖ об этом говорил едва ли не каждый из тех, кто выступал против внесения изменений в этический кодекс, предложенных Комиссией по этике БАЖ. От едва оперившегося юного коллеги, который упрекал членов Комиссии в отсутствии навыков практического редактирования (то, что у каждого члена комиссии в отдельности опыт практического редактирования, по меньшей мере, раза в четыре больше, чем у него, – значения не имело). До журналистов с именами, утверждавших, что изменения не нужны, поскольку их никто все равно не будет выполнять. Для «журналистов с именами» логика великолепная по уровню примитивности! Согласно этой логике, не нужно бороться с воровством – все равно воруют. Не нужно наказывать за убийства – все равно убивают. Не нужно противостоять распространению наркотиков – все равно их потребление меньше не становится.

Включая тех, кто упрекал Комиссию за неуклюжесть формулировок и по этой причине предлагал формулировки либо еще более неуклюжие, либо искажающие суть. То есть, я понимаю, что формулировки штука такая – их всегда можно в чем-то упрекнуть и можно менять до бесконечности. Особенно с учетом того, что называется «вкусовщиной». У меня в советские еще времена был редактор, который стандартную фразу, допустим: «Впереди в социалистическом соревновании…» перечеркивал и поверх писал: «В социалистическом соревновании впереди…»

И, наконец, включая тех, кто предостерегал против принятия изменений «с колес» – то есть, без достаточного обсуждения. Как будто это обсуждение не было продекларировано более чем полгода назад на сайте БАЖ. Но никто из тех, кто на съезде «мудро» предостерегал от принятия изменений «с колес», в нем участия не принял и уж точно никаких предложений не вносил….

Такое удивительное единодушие в неприятии изменений вызывает не только удивление, но и логичный вопрос: почему?

 

Неизбежность перемен

Вообще внесение изменений в любой документ, регулирующий жизнь сообщества, происходит совершенно неизбежно с развитием данного сообщества – в особенности сообщества профессионального. В том числе журналистского.

Вздымаются и опадают технологические волны, о которых писал Элвин Тоффлер:  первая – аграрная с ее реформами, вторая – индустриальная с мануфактурами и разделением труда. Третья – постиндустриальная, получившая название «информационной» (Тоффлер Э. Третья волна. М.: ООО "Фирма "Издательство ACT", 2004, сс.6-261)

Меняются носители информации, меняются технологии… Средства массовой информации постепенно трансформируются в средства массовой коммуникации. Мультимедийность становится реальностью.

Но рядом с новыми преимуществами новых технологий возникают, как водится, и немалые новые проблемы. Пользуясь анонимностью, теперь можно легко и безопасно хамить в онлайне. Примеров сколько угодно, и только нежелание цитировать пахабщину удерживает автора от того, чтобы их обильно приводить. Чего стоит хотя бы только заявление известной общественной деятельницы, что она, извините, «зая..лася» на ниве забот о белорусскости…

Так же легко и безопасно стало воровать чужой продукт, взяв его целиком, изменив лишь заголовок, и не потому, что он плох, но потому, что продукт с новым заголовком становится уже как бы твоим.

Легче стало получать информацию, мягко говоря, незаконными и неэтичными способами…

Много чего стало возможным. И именно по этой причине вносятся изменения в национальные этические кодексы Литвы, Норвегии, большинства стран Европы… И Комиссия по этике БАЖ за годы своей работы (и на основании практики этой работы) сформулировала идею изменений и предложила ее съезду.

 

Предыстория

Собственно говоря, эта история, как и всякая приличная, имеет свою предысторию. Ровно три года назад на минувшем VIII съезде БАЖ автор (тогда тоже председатель Комиссии) от имени Комиссии попытался внести те же, по сути, предложения: исключить хамство, не воровать информацию, корректно работать с источниками информации…

Тогда идея тоже принята не была, а было теми же практически словами предложено вынести это предложение на широкое обсуждение и вернуться к нему на очередном съезде. То есть, через три года.

Выступая на том съезде, автор пытался получить ответ на простой вопрос: зачем три года обсуждать, допустим, проблему хамства в журналистике? Тем более что речь шла, в основном, об использовании русского мата. Неужели не ясно, что использовать мат в журналистских публикациях неэтично, неправильно, неприлично, в конце концов? Хотя бы потому, что мат не несет никакой дополнительной информации. Его основная функция – оскорбить собеседника, поскольку речь в таких случаях идет об извращенном сексуальном акте с участием матери собеседника или твоей собственной. Что может быть гаже?

 

Национальность и другие…

К этому съезду пакет предложений Комиссии пополнился, и мы предлагали, в том числе “…упоминать о расе, вероисповедании, национальности человека только в тех случаях, когда это имеет существенное значение для правильного понимания публикации (сюжета)».

Эта идея тоже не была принята, но неожиданно получила развитие после того, как глава государства призвал взять всех евреев под контроль государства, упомянув в негативном контексте Юрия Зиссера и его информационный портал tut.by.

«Наша Ніва» (за минувшие три года Комиссия по этике вынуждена была не однажды рассматривать заявления о фактах непрофессионализма в ее работе) умудрилась тут же опубликовать на сайте подборку  негативных комментариев. Прямо слово «еврей» там не звучало, но подбор негативных комментариев (неужели от сотен тысяч посетителей не было ни одного положительного?) говорил сам за себя. Примитивненькая мысль: мол, еврейский портал, что с них взять? – маячила, вольно или невольно, в публикации издания, когда-то заслуженно именовавшегося газетой белорусской интеллигенции.

Кстати, у автора tut.by положительных эмоций тоже не вызывает. Тем более что Комиссии пришлось рассматривать несколько заявлений о фактах непрофессионализма и принимать решения не в пользу портала. Но так бесцеремонно использовать ситуацию, подставляя коллег, не отвечает принципам профессиональной этики.

Конечно, профессиональная этика журналиста – это, прежде всего, ограничения. Конечно, без ограничений (тем более – самоограничений) жить легче. Это как с правилами дорожного движения, содержащими штрафы и прочие строгости вплоть до конфискации автомобилей – напрягает. Если представить себе всеобщий съезд автомобилистов и выдвинуть на нем предложение об отмене ПДД, то немалая часть делегатов проголосовала бы за отмену ПДД в целом или хотя бы многих статей. Но это, несомненно, повлекло бы за собой множество аварий на дорогах, смертей и иных несчастий. Не дай нам бог вседозволенности на дорогах!

Но хамство, воровство информации, ярко выраженное стремление подыграть, пнуть неугодного – не превращается ли оно в ту самую  «…определенную угрозу по отношению к обществу», как мудро писал когда-то Джозеф Пулитцер?

Не дай нам бог вседозволенности в СМИ!

Оценить материал:
5
Средняя: 5 (2 оценок)
распечатать Обсудить в: