ОБ АВТОРЕ

Журналист, обозреватель, специалист в области Public Relations.

Окончил биофак БГУ. Карьеру журналиста начал в 1995 году в журнале «Дело». Cотрудничал с «Белорусской деловой газетой» до ее закрытия, газетой «Московский комсомолец в Белоруссии», «Бизнес-леди», «Финансовый директор», «Детективной газетой», порталом BEL.BIZ, информационным агетством «Интерфакс».

Был собкором в Беларуси российского информагентства Stringer. Занимал должность заместителя директора радиостанции «Сталіца».

Работал PR-менеджером в «Международной финансовой корпорации» (IFC).

С весны 2010 года – собственный корреспондент в Беларуси российского федерального издания «Газета.Ru».

С января 2013 года – снова работает в БДГ (теперь под брендом «БДГ Деловая газета»).

Вы здесь

Константин Шиян: Нет смысла работать на рынке, который падает

Интервью

Он начинал карьеру журналиста дважды: сначала в Беларуси, а потом – в Украине. Сегодня он ведет в Киеве собственный вполне успешный медиапроект. Знакомьтесь – Константин Шиян.

Рассказывая о себе, наш земляк скуп на эмоции: работал, фрилансил, учился, снова работал:

«Начинал с обзоров компьютерных игр в «Компьютерной газете». Потом, накануне поступления на журфак, писал статьи для «Брестского вестника». Потом, после старта учебы, начал писать фрилансером в «БелГазету». Потом некоторое время работал там в штате. Оттуда ушел на Onliner.by, потом решил стать на время фрилансером. После окончания журфака уехал в Брест, по распределению работал в городской газете «Брестский вестник». Отработал положенные два года и уехал в Киев», – говорит Константин Шиян.

В Киеве молодому человеку посчастливилось попасть в Korrespondent.net.

«За пару месяцев до продажи «UMH group» Курченко я ушел на фриланс. С июня прошлого года делаю свой проект – Lifter.com.ua. На 11-м месяце его существования его месячная аудитория достигла 1 млн человек», – говорит журналист.

- Почему ты предпочитаешь делать свой проект в Украине?

- Почему не на Родине? Потому что живу в Украине, гражданин Украины – стал им около двух лет назад. Сперва же, после переезда в Киев, устроился новостным редактором в «Корреспондент.нет». Сначала был одним из редакторов отдела «Бизнес», затем стал старшим редактором нового раздела «Lifestyle&Fashion». Начинали его с нуля, при активном участии главреда Юлии МакГаффи. Ушел я оттуда накануне того, как холдинг прикупил Курченко, «кошелек Януковича». Но в моем случае это случайность: ушел я по личным мотивам, захотел все, а не только свободное, время посвящать фрилансу. Фрилансил на десятки «свободных» и специализированных сайтов IT-тематики.

По моему мнению, что-либо делать сейчас в белорусском сегменте интернета – означает вкладываться в проект, который в любой момент могут закрыть. В Беларуси будущего у журналистики и вообще медиа я, к сожалению, не вижу.

- В чем, по-твоему, принципиальное отличие украинского медиа-рынка от белорусского?

- Украинский рынок свободный, белорусский – нет. Украинский рынок есть, белорусского именно «рынка» нет. Проблема в Украине только в том, что все более-менее крупные СМИ зависимы от владельцев-олигархов. Это тоже плохо. Медиа пока еще не бизнес (за редким исключением) ни в Беларуси, ни в Украине.

- Можешь поделиться своими жизненными и профессиональными принципами?

- Сейчас работаю в вебе, поэтому принципы такие: во-первых, берешь что-то в других изданиях – давай активный гиперлинк (это совсем не сложно, не стыдно и всегда плюс в карму); во-вторых, упрощаешь язык, если текст пишется для массовой аудитории (а таким должен быть почти любой текст), то в идеале язык должен быть таким, как в разговорной речи, но без матов и слов-паразитов; в-третьих, хороший текст – тот, на поиск информации для которого ушло больше времени, чем на само его написание.

- Ты считаешь, что «бумажные» медиа умерли окончательно?

- Я считаю, что нет никакого смысла работать на рынке, который падает, а не растет. В чем фишка сейчас работать кому-то над бумажными медиа?

- Что представляет собой твой проект?

- Проект Lifter.com.ua существует 11 месяцев, за это время его месячная аудитория выросла до 1 млн человек. Почти 80% этого трафика дает Facebook. Делаю я его в одиночку, т.е. это как бы блог одного человека. Пока он приносит совсем небольшие деньги. Проект находится на стадии быстрого роста аудитории. Когда рост замедлится, тогда я и подумаю о монетизации.

Свой проект решил делать в таком «легком», «потребительском» стиле, как ты говоришь, потому что я верю, что будущее интернета – в социальных сетях. Поэтому и делаю контент, адаптированный под социальные сети.

- Опиши вкратце, как выглядит сегодня политическая журналистика в Украине.

- Хорошо выглядит, СМИ чувствуют себя вполне свободными. Единственная проблема – слишком много дезинформации, вбросов, джинсы, пиара. Простому потребителю новостей очень трудно разобраться, где правда, а где – пиар.

- Как бы ты оценил процент политической журналистики в общем медиаобъеме?

- Много. Процентов 40-50 так точно. Политическая журналистика в Украине сегодня процветает.

- В этом году в Беларуси выборы президента. Если Лукашенко их выиграет, он пойдет уже на пятый президентский срок. Что в этой ситуации могли бы сделать белорусские СМИ, чтобы выборы прошли хотя бы более честно?

- Белорусские СМИ ничего с этим не сделают, потому что у бОльшей их части задача противоположная. А у той части медиа, которые хотели бы видеть честные выборы, недостаточно влияния на общество. Мне кажется, большей части белорусского общества уже неинтересно слушать или читать про нечестные выборы

- В таких условиях не лучше ли было бы для честных журналистов просто самоустраниться от процесса? От освещения выборов, итог которых предрешен заранее.

- А про что им писать тогда накануне выборов? Нет, работать надо всегда, чтобы развиваться. Если кто-то считает себя политическим журналистом и хочет таковым быть, то как тут не освещать выборы? Какой смысл: что-то типа забастовки устроить? Ничего, кроме замешательства, лояльные читатели не почувствуют.

- По-твоему, может ли журналист одновременно быть активистом какой-либо политической группы, партии или движения?

- Журналист? А кто такой журналист? По-моему, сейчас любой чувак со смартфоном – иногда журналист. Просто если кто-то пишет статьи в медиа, и при этом у него там может быть конфликт интересов, то он обязан ставить об этом упоминание в подписи или где-то в начале текста.

Ну, а если все в открытую, если об этом сообщается на видимом месте, то почему нет? Вон у нас в Киеве Лещенко и Найем – и депутаты Верховной Рады, и журналисты. Ну как журналисты? Типа нет, но все равно же что-то пишут и в фейсбук выкладывают.

- Как ты думаешь, насколько в постсоветских странах журналисты вообще способны влиять на выборы? Особенно когда мы видим одного президента на все времена (Лукашенко, Назарбаев), или передачу власти по семейной линии (Алиев). Какой может быть роль журналистов в такой ситуации?

- Думаю, в разных странах по-разному. И влияют везде. Я бы сказал, в значительной степени определяют исход выборов. Просто в постсоветских странах свободных медиа почти нет, поэтому они влияют в пользу власти или частных владельцев. Но все равно же влияют, это бесспорно. Просто как бы не в пользу общества они влияют.

Оценить материал:
5
Средняя: 5 (1 оценка)
распечатать Обсудить в: