ОБ АВТОРЕ

Журналист, обозреватель, специалист в области Public Relations.

Окончил биофак БГУ. Карьеру журналиста начал в 1995 году в журнале «Дело». Cотрудничал с «Белорусской деловой газетой» до ее закрытия, газетой «Московский комсомолец в Белоруссии», «Бизнес-леди», «Финансовый директор», «Детективной газетой», порталом BEL.BIZ, информационным агетством «Интерфакс».

Был собкором в Беларуси российского информагентства Stringer. Занимал должность заместителя директора радиостанции «Сталіца».

Работал PR-менеджером в «Международной финансовой корпорации» (IFC).

С весны 2010 года – собственный корреспондент в Беларуси российского федерального издания «Газета.Ru».

С января 2013 года – снова работает в БДГ (теперь под брендом «БДГ Деловая газета»).

Вы здесь

Квантование информации: медиареальность, которая скоро уйдет

В фокусе

Вы заметили, что в последнее время в интернет-СМИ начинают набирать популярность так называемые лонгриды – большие, четко структурированные тексты. Я – заметил. Да и сложно не заметить, когда на 20-ю годовщину прихода к власти Лукашенко тебе сразу два российских интернет-издания заказывают тексты размером «от 30 тысяч знаков».

Но на самом деле это закономерный процесс. Это нормальная реакция человеческой психики на то, что последнее десятилетие социальные сети, Twitter и новостные ленты доносили до нас информацию о происходящем не целостными историями, а их квантами – беспорядочными и бессвязными обрывками контента. Наш мозг устал складывать эти кванты информации в целостные сюжеты, наш мозг просит связных историй. И «многабукафф» уже не пугают, скорее наоборот.

 

Разорванный мультфильм

Вспомните любой из мультфильмов серии «Ну погоди!». Простая, но смешная история о том, как волк гоняется за зайцем. Незатейливый, но полноценный сюжет: завязка – интрига – приключение – интрига – приключение – развязка. Но это если смотреть сам мультик, целиком. А теперь представьте, что тот же самый сюжет о погоне волка за зайцем нам рассказывает Facebook или Twitter. Мы получим набор коротких отрывков сюжета, не связанных между собой. «Волк бежит за зайцем», «Заяц забежал в лес», «Бегемот лежит на пляже под солнцем», «Заяц ест мороженое», «Волк курит», «Бобер ловит рыбу», «Злой бегемот бежит за волком», «Заяц идет с цветком». А наш мозг должен как-то собрать, склеить эти кванты информации в цельную историю.

Это то самое, что психологи квалифицируют как «расстройством структуры времени». Если раньше распорядок человека определялся световым днем, то сейчас время зависит от поступающей информации. Люди ушли от ритмов дня и ночи, появился новый – информационный – мир, новые связи и возможности. Можно сказать, что интернет деформировал время, оно стало находиться в прямой зависимости от потребляемой информации.

Одновременно с «расстройством структуры времени» у пользователей соцсетей и аудитории интернет-СМИ возникает также «расстройство структуры информации». Из-за распространения социальных медиа люди начали потреблять большое количество небольших квантов информации – в противовес большим текстам, более распространенным еще в 90-е.

Заметьте: в отличие от печатных, интернет-СМИ очень часто в структуре текста выдают абзацы, состоящие из одного предложения.

Первоначально это называлось термином «клиповое мышление» – то есть вся история должна была укладываться в формат музыкального видеоклипа, вся драматургия – развиваться на протяжении 3-4 минут, под музыку, короткими и часто меняющимися наборами кадров. Но потом все зашло намного дальше. «Твиттер» с его 140 знаками уменьшил размер каждого отдельного кванта информации до минимума. И никто не задумался о том, что столь маленьким квантом информации сложнее, а то и вовсе невозможно передать сложный смысл.

Но проблема не только и не столько в том, что современные источники информации дробят ее на миниатюрные кванты. Проблема больше в том, что «благодаря» соцсетям, пульту управления телевизором и сотне телеканалов в кабеле, множеству новостных лент и RSS, «Твиттеру» и «Медузе»… кванты информации из различных источников перемешиваются между собой. Информацию в интернете пользователи получают маленькими порциями – сотнями тысяч обрывков текста и картинок.

Из-за этого на мозг потребителя информации взваливается колоссальная дополнительная работа. Мозг вынужден связывать все эти обрывки в единую ткань сюжета, собирать непоследовательные кванты информации в единую историю. Нечто подобное происходит, когда читаешь романы Милорада Павича, но там это удачный художественный прием, а не повседневность уставшего сотрудника СМИ.

Баронесса и профессор Сьюзен Адель Гринфилд, писатель и специалист в области физиологии мозга, называет такие последствия квантования информации:

- смыслы сокращаются;

- сознанию приходится совершать дополнительную работу для «монтажа» смыслов;

- происходит расстройство причинно-следственных связей.

Новостная лента дезориентирует интернет-пользователей: у них не возникает сложившегося взгляда на происходящие события и личного понимания, куда и зачем все движется. Сообщения, хаотически поступающие от разных источников, дезориентируют человека в смысловом пространстве.

Результат оказывается печален: по словам психологов, после длительного использования соцсетей люди перестают делать долгосрочные выводы и даже – нести ответственность за свои поступки. Причина в том, что они просто не понимают связи между делами и сообщениями. Когда в мозг поступает много разрозненной неструктурированной информации, он вынужден тратить свою энергию и время на выстраивание связного сюжета, а должен был бы – на выявление причинно-следственных связей.

Время, на протяжении которого человек способен концентрировать внимание на одном объекте, сокращается, – зато растет число таких объектов и общее время, которое человек в итоге проводит за их потреблением и анализом. Если целый день пролистывать ленту в Facebook или читать Rambler, будет очень сложно остановиться. Потому что потребляя информацию, не связанную между собой, человек впадает в информационный транс. Единственный способ выйти из такого транса, не выключая компьютер, – предложить мозгу вместо потока квантов информации большое, но структурированное сообщение.

Далее – как раз об этом.

 

Как лонгриды спасут мир

У психологов есть такое понятие, как «арка истории». Под историей здесь понимается не наука о прошлом, а некое связное художественное произведение – роман, рассказ, аналитическая статья, художественный или документальный фильм, сказка, поэма… Главное – чтобы был цельный, связный сюжет. Иначе говоря, чтобы это произведение имело трехактную структуру: начало, середину и конец. Вот такая структура и называется «арка истории».

По словам ученых, доминирование в мировом художественном наследии именно историй с трехактной структурой не случайно – человеческий мозг «заточен» именно под такую форму подачи информации. И поэтому мозг человека испытывает удовольствие и облегчение, когда попадает в «арку истории», – исследования показали, что при этом растет уровень эндорфинов и серотонина («гормона радости», поднимающего настроение). Информация воспринимается проще, когда сознание ясно «видит» структуру повествования. Это позволяет мозгу расслабиться – находясь внутри «арки истории», он становится ведомым, мозг не тратит энергию на монтаж цельной истории из квантов информации.

В «арке истории» четко видны причинно-следственные связи. Читатель романа в стиле «фентези» ясно видит и понимает, что если герой на 15-й странице книги вошел в пространственно-временной коридор, то вполне логично, что на 120-й он уже вовсю рубит мечом нехорошего дракона.

Именно в этом – в отношении к историям – заключается принципиальное различие между соцсетями и блогами, между «Живым журналом» и Facebook. В том же ЖЖ авторы блогов рассказывают истории. Там сообщения относительно большие по объему и внутри себя имеют структуру, облегчающую восприятие. При этом каждое отдельно сообщение несет довольно много единиц смысла. А в Facebook – обрывки, лента разношерстных сообщений от разных людей. Полная противоположность блогу.

Вообще, в психотерапии есть такое направление, как «терапия историями». Это официальное название психотерапевтической процедуры, кстати. Пациентов учат правильно воспринимать и сочинять истории, и благодаря этому у человека тренируется способность мыслить последовательно и находить смыслы.

Один из самых известных «терапевтов историями» – психоаналитик юнгианской школы и потомственный рассказчик-профессионал латиноамериканской традиции Кларисса Пинкола Эстес. Она также известна как автор книги «Бегущая с волками. Женский архетип в мифах и сказаниях», одной из самых заметных книг в юнгианской традиции, рассматривающих архетип женщины.

Родившаяся в 1945 году Кларисса живет в США. Она начала свою работу в 1960 году как посттравматический специалист. Эстес работала с ветеранами первой и второй мировых войн, с солдатами корейской и вьетнамских войн, которые остались инвалидами. Так вот: Кларисса Эстес достигла очень больших успехов именно в «терапии историями». Ее истории – это сказки. И эффективность сказок Клариссы была такова, что радиопередачи с ее сказками транслировались в «горячие точки» по всему миру.

Сама Кларисса Эстес так говорила о своем методе: «Сказки – это лекарство. Они владеют мною с тех пор, как я услышала свою первую сказку. Они обладают целительной силой, не заставляя нас делать, быть, действовать – достаточно просто слушать их. В сказках содержатся средства, позволяющие исправить или возродить любую утраченную душевную пружину. Сказки рождают волнение, печаль, вопросы, стремления и понимание, которые спонтанно поднимают на поверхность нужный архетип. Мы входим в сказку через дверь внутреннего слуха. Когда рассказывают сказку, звучание ее слов затрагивает слуховой нерв, который пересекает основание черепа и входит в ствол головного мозга пониже варолиева моста. Оттуда слуховые импульсы передаются наверх, в сознание, или, как утверждают некоторые, в душу – в зависимости от отношения, с которым вы слушаете».

Я понимаю, что мое сравнение не совсем корректно, но все же можно сказать, что журналисты, которые пишут большие статьи-истории, те самые лонгриды, проводят расследования, ведут содержательные блоги и т.д. – они тоже «сказочники». Потому что они вводят своего читателя в «арку истории», выводя его из информационного транса социальных сетей, «Твиттера» и новостных лент.

 

Люди, которые становятся медиа

У всего описанного выше есть еще один интересный аспект. Суть его в том, что популярные люди (не обязательно существующие в реальности) сами становятся медиа, людьми-историями. Несколько преувеличивая, можно сказать, что с проникновением социальных сетей в структуру общества каждый человек становится медиа. Социальные сети так изменили людей, что интернет-пользователи начали становиться живыми историями. Одни такие истории никому не интересны, но все же некоторые люди сами стали сериалами самих себя.

В сегодняшнем информационном пространстве успеха добивается персонаж, способный растянуть коммуникацию сразу на все медиа-каналы, выдавая ее нужными порциями (по содержанию и количеству). Здесь нужен талант – ведь приходится в относительно короткие сообщения вкладывать большие массивы информации, создавать запоминающиеся мемы и мифы. В результате такие персонажи становятся брендами самих себя, и одновременно – героями своих собственных сериалов, которые они сами про себя «снимают». Их зрители – пользователи социальных сетей и читатели блогов, зрители YouTube.

Далеко ходить за примерами не будем – посмотрим на Рунет. Пожалуй, первым человеком-«сериалом» стал Артемий Лебедев. Более того, он всю свою студию сумел превратить в сериал. В то время, когда Норвежский Лесной отвечал за пресс-службу, новости о происходящем в закулисье Студии, которые он писал каждый день, оказывались популярнее, чем страницы с работами студии.

Напомню вам и то, как в 90-х Артемий Лебедев создал полностью виртуального персонажа – Катю Деткину, от имени которой вел сериал. Катя «писала» разгромные рецензии на все новые сайты, кроме сайтов, созданных самим Лебедевым. Потом Тема сообщил, что она умерла.

Впрочем, в то время социальных сетей еще не было, так что люди-«сериалы» развивались на персональных страничках и в блогах. В числе ярких персонажей конца 90-х и самого начала «нулевых» я могу вспомнить писателей Алексея Андреева, Макса Фрая (Светлана Мартынчик) и Линор Горалик, «сатаниста» Мильхара, – это только те, с кем я был знаком лично. Из более поздних – журналистки Арина Холина и Божена Рынска. Ну и плюс вечная Ксения Собчак. Все они сумели создать в Сети из своих личностей настоящие сериалы со множеством зрителей. Отдельная история – это Масяня, полностью выдуманный и нарисованный персонаж, который, тем не менее, обзавелся собственными атрибутами человека-как-истории.

С чем связано появление в медиа-пространстве всех перечисленных персонажей? Да потому, что у людей возникла потребность в такого рода историях. В коротких, цельных рассказах, с началом, серединой и концом. Этот жанр всегда будет популярен, потому что он облегчает работу мозга.

Как заметил некий медиа-эксперт, «С приходом в интернет человек стал сериалом, он стал квантоваться в пространстве. Причем человек не показывает себя целиком, а являет различные стороны своей личности, часто не всегда истинной, но всегда – поверхностной. Иногда человек действует от лица маски, роли». Потому вполне логично, что упомянутые тут люди, став медиа-персонами, начали выходить в информационное пространство маленькими «сериями». Они стали квантоваться (сперва в блогах и статьях, потом – в соцсетях), показывая разные стороны своей жизни.

Оценить материал:
5
Средняя: 5 (1 оценка)
распечатать Обсудить в: