ОБ АВТОРЕ

Окончила факультет журналистики БГУ, Высшую школу журналистики им. М. Ваньковича в Варшаве.

Работала корреспондентом в "Газете Слонімскай", журналистом в онлайн-проекте Ximik.info, была автором и ведущим программы "Асабісты капітал" на телеканале "Белсат".

С 2010 года  координатор кампании ОО "Белорусская ассоциация журналистов" - "За якасную журналістыку".

Член Правления БАЖ.

Руководитель проекта Mediakritika.by

Вы здесь

Колонка редактора: Они тут рядом

Невероятно, но факт: рядом с нами живут невидимые люди. Не духи предков, с которыми, говорят, могут общаться всякие колдуны и экстрасенсы, а самые что ни на есть живые, из крови и плоти. И все-таки они невидимые. Точнее, большинство из нас предпочитает их не замечать.

На этой неделе в России разгорелся скандал, который так остался бы незамеченным широкой публикой, если бы не один нюанс: неприятность случилась в семье всемирно известной модели Натальи Водяновой. У сестры Оксаны несколько лет назад был диагностирована аутизм. Этот диагноз предполагает особую коммуникацию человека с миром, порой правила этой коммуникации не знакомы никому кроме близких человека и специалистов. Все остальные люди, встречающиеся на пути человека с аутизмом, предпочитают либо полностью игнорировать человека, либо вешать на него ярлык «дурачок».

Хозяин кафе в Нижнем Новгороде пошел дальше и попросту выгнал Оксану Водянову и ее няню из своего заведения, посоветовав близким сначала вылечить девушку, а потом водить по общественным местам. Историю эту супермодель Водянова описала в своем Facebook.

С точки зрения медиа меня лично она заинтересовала не столько громким именем Натальи Водяновой (звезды – тоже люди, и порой им бывает также не просто защитить свои семьи от хамства и безразличия), но припиской к посту, которую сделала супермодель.

В ней Водянова обращается к медиа: «Уважаемые журналисты, также я хочу обратиться к вам. Сегодня вышло очень много материалов об этой ситуации. Я благодарю вас за то, что вы не оставили ее без внимания. Но я хочу призвать вас не забывать о журналисткой этике и не называть аутизм и ДЦП болезнями. Это особенности или нарушения развития, но ни в коем случае, не болезнь. Это мировой и российский стандарт терминологии. Также неправильно называть человека с аутизмом аутистом. Это все равно, что называть человека в очках очкариком, а человека низкого роста коротышкой. У нас у всех свои особенности, мы все разные, но это не значит, что мы больные».

Очень важная, на мой взгляд, приписка. К сожалению, журналисты не очень хорошо разбираются в медицинской терминологии. И конструкция «люди с особенностями развития» для многих из нас кажется слишком громоздкой, в то время как «инвалид» - термин простой и понятный. Но далеко не всегда корректный и верный по сути.

Предвижу, что некоторые коллеги могут возразить: «Да какая разница, пусть скажут «спасибо», что вообще о них пишем».

Да, писать о невидимых людях – дело неблагодарное, много кликов на них не соберешь (исключение, такие истории как в семье Натальи Водяновой, и то из-за «звездной» фамилии). Но если уж браться, то стоит изучить все тонкости. И тут, на самом, деле лучший путь – не бояться спрашивать. У родных особенного человека, либо у специалистов. Спрашивать, как корректно называть человека с особенностями развития, как правильно звучит название его диагноза. Какие слова будут звучать «обидно». Ведь есть глухие, а есть слабослышащие. Есть слепые, а есть слабовидящие…

Конечно, для прорыва информационного вакуума вокруг невидимых людей эти нюансы – такие нюансы. Но для воспитания толерантности в обществе по отношению  особенным людям, понятность и прозрачность терминологии – вещь в высшей степени важная.

Кстати, та же Водянова после шумихи в СМИ вокруг истории с ее сестрой, решила с помощью своего Фонда «Обнаженные сердца» провести вэбинар для всех желающих, чтобы с помощью специалистов рассказать о том, что делать и как себя вести, если ты встретил особенного человека на улице или в кафе. Кажется, журналистам будет не лишним потратить на него свое время.

В свое время в БАЖ мы проводили специальный семинар на эту тему. Жаль, желающих принять в нем участие было не много. Но по ссылке есть дельные рекомендации от ныне покойного члена организации Юрася Степанова.

А еще в сети можно найти брошюру «Инвалиды: язык и этикет», в которой тоже собраны важные советы для тех, кто хочет научиться толерантному отношению с особенными людьми. 

В 2012 году российский киновед Любовь Аркус представила на суд зрителей документальный фильм «Антон тут рядом», пронзительную историю о парне с аутизмом, оставшемся после смерти матери один на один с непонятным и часто враждебно настроенным миром. Чтобы снять свой фильм режиссер несколько лет была рядом с Антоном Харитоновым, училась коммуницировать с ним, на некоторое время даже приютила парня в своей квартире.

Работа Аркус в конечном итоге завоевала немало престижных наград. Но главное не это: документальный фильм стал не только поводом для дискуссий об интеграции особенных людей в общество, но и благодаря ему в Санкт-Петербурге был создан центр помощи людям с аутизмом «Антон тут рядом». Вот такая она – сила искусства. Но сила журналистики – не меньше.

P.S. Школьное сочинение Антона Харитонова «ЛЮДИ»

Люди бывают добрые, весёлые, грустные, добрые, хорошие, благодарные, большие люди, маленькие. Гуляют, бегают, прыгают, говорят, смотрят, слушают. Смешливые, барные. Красные. Короткие. Женщины бывают добрые, говорящие, светлые, меховые, горячие, красивые, ледяные, мелкие. Бывают ещё люди без усов. Люди бывают сидячие, стоячие, горячие, тёплые, холодные, настоящие, железные. Люди идут домой. Люди ходят в магазин. Люди играют на пианино. Люди играют на рояле. Люди играют на гармошке. Люди идут на Плеханова. Люди стоят возле дома. Люди терпят. Люди пьют воду, чай. Люди пьют кофе. Люди пьют компот. Пьют молоко, пьют морс, пьют кефир. Заварку. Пьют ещё квас, лимонад, спрайт, фанту. Едят варенье, сметану. Люди думают, молчат. Больные и здоровые. Становятся водоносами, водовозами. Люди в корабле, в самолёте, в автобусе, в электричке, в поезде, в трамвае, в машинке, в вертолёте, в кране, в комбайне. Люди живут в домиках, в комнате, на кухне, в квартире, в батарее, в коридоре, в ванне, в душе, в бане. Люди уходят, выходят, бегают, люди ещё катаются, плавают, купаются, кушают, едят, умирают, снимают носки. Люди слушают радио. Люди не терпят. Люди едят. Говорят. Люди лохматятся. Писают, какают. Люди переодеваются. Читают. Смотрят. Мёрзнут. Купаются. Покупают. Греются. Стреляют. Убивают. Считают, решают. Включают, выключают. Люди ещё в театре. Катаются на санках. Волнуются. Курят. Плачут, смеются. Звонят. Нормальные, гарные, озорные. Люди спешат. Ругаются. Весёлые. Серьёзные. Люди барабанят и громыхают. Не лохматятся. Теряются. Рыжие. Глубокие. Люди сдирают кожу. Люди ремонтируют домик, сарай. Люди потерпят. Люди рисуют, пишут. Лесные. Люди колют дрова, пилят, топят. Люди ещё здороваются, говорят, прыгают, бегают. Люди конечные. Люди летают.

На фото: Наталья Водянова с сестрой Оксаной

Оценить материал:
Голосов еще нет
распечатать Обсудить в: