ОБ АВТОРЕ

Окончила факультет журналистики БГУ, Высшую школу журналистики им. М. Ваньковича в Варшаве.

Работала корреспондентом в "Газете Слонімскай", журналистом в онлайн-проекте Ximik.info, была автором и ведущим программы "Асабісты капітал" на телеканале "Белсат".

С 2010 года  координатор кампании ОО "Белорусская ассоциация журналистов" - "За якасную журналістыку".

Член Правления БАЖ.

Руководитель проекта Mediakritika.by

Вы здесь

Раньше СМИ старались обойти цензуру, сегодня – пишут так, чтобы не подумали, что они критикуют власть

Интервью

Российская журналистка Наталия Ростова создала и запустила интернет-проект «Рождение российских СМИ. Эпоха Горбачева (1985-1991)». Проект посвящен истории медиа в годы перестройки и гласности, когда у власти в СССР был Михаил Горбачев.

 «Этот проект создан для тех, кому небезразлично прошлое и кто хочет увидеть, как в нашей стране появлялись новые СМИ, кому интересно, какие именно люди приходили на смену предыдущему поколению партийных редакторов, кто интересуется тем, как пресса писала о ключевых событиях эпохи», — говорит о нем автор Наталия Ростова.

На сайте проекта размещены материалы о событиях в стране, повлиявших на СМИ, о ключевых публикациях и кампаниях в периодической печати,  собраны решения руководства СССР, касающиеся регуляции СМИ, и многое другое.

Проект «Рождение российских СМИ» стал возможным благодаря поддержке Института Кеннана, Фонда «Либеральная миссия», а также факультета медиакоммуникаций Национального исследовательского университета «Высшая Школа Экономики» и компании СМИ2, разработавшей сайт проекта.

Mediakritika.by расспросила Наталию Ростову о времени, проведенном в Библиотеке Конгресса США, о похожести и непохожести медиа эпохи Горбачева и Путина, о силе самоцензуры.

 

О начале проекта

Я больше десяти лет пишу о проблемах СМИ в России. В какой-то момент в издании «Слон» стала вести рубрику «Клуб бывших редакторов». Когда я думала над концепцией этой рубрики, то рассчитывала на то, что люди будут с большой охотой вспоминать о прошлом. Понятно, что всю правду они не скажут никогда. Но рассказы о прошлом все-таки давали больше возможности понять, что и как происходило в то время. Надеяться на то, что сегодня работающие в этой сфере журналисты раскроют всю кухню, невозможно, как невозможно в принципе получить доступ к некоторым высокопоставленным лицам. Например, нет никакого доступа к Олегу Борисовичу Добродееву, гендиректору ВГТРК, который просто не дает интервью. Но с прошлым, как мне казалось, таких проблем возникнуть не должно было…

И в какой-то момент работы над рубрикой, когда в ней собралось более 70 интервью, я захотела суммировать этот опыт общения с разными людьми и подала заявку на программу Института Кеннана. Меня взяли, я провела в Вашингтоне год, работа в Библиотеке Конгресса США, где собраны блестящие материалы об истории медиа СССР.

Библиотека Конгресса – самое большое в мире собрание различных источников. Там есть собрание видео советских телеперадач на кассетах. К моему удивлению, ВМФ США считали советское телевидение стратегически важным, поэтому писали весь эфир со спутника. И позже все кассеты передали в Библиотеку Конгресса. Я сидела и смотрела, смотрела, смотрела…

 

Об аудитории

Я не знаю, кому этот проект интересен. Я видела данные Google Analitics за первые три дня работы сайта. Посещений там не много, но география меня поразила – 82 страны. Конечно, прежде всего, я делала это для своих коллег журналистов, для друзей, которые этим интересуется. Для тех, кто жил в то время, и мог знать, либо не знать о том, что происходило в редакциях и на высшем уровне. Для студентов, которые вынуждены довольствоваться скупыми строчками в учебниках. Я старалась никаких своих оценок не давать, никаких политических пристрастий не выказывать. Не знаю, может это где-то прочитывается, но я старалась минимизировать свое личное отношение. Я просто старалась не обманывать читателя, не скрывать факты, которые мне стали известны.

 

О человеческой памяти

Мне удалось поговорить далеко не со всеми героями. Кто-то не хочет вспоминать, кто-то болеет, к кому-то не было прямого доступа (невозможно пробить стену родственников), кто-то лично ко мне плохо относится. Кто-то пережил романтический период, а потом разочаровался. И ему больно об этом говорить. Миллион разных причин…

Не думаю, что люди любят вспоминать прошлое, особенно если оно травматичное. Психология говорит нам, что люди могут даже прятать в своем сознании некоторые происходившие события.

В летописи существуют некоторые пробелы, о которых я знаю. У меня уже просто не хватило терпения, не было достаточного количества источников… Не знаю, может быть я добавлю одну-две истории, если уж меня совсем замучает осознание того, что они там очень нужны. Но в целом проект законченный.

 

О различиях и параллелях

Это была другая страна. И другие представления о прекрасном. И система другая. Существовало Гостелерадио, и это была единая корпорация. Сейчас существует много каналов, и хотя многие из них также подконтрольны Кремлю, их количество больше. Интернет – значимый фактор, поэтому за него сейчас берутся.

Листовки, которые тогда появлялись, или диссидентские газеты, не сопоставимы по тиражам нынешнего Интернета. Хотя, в то же время, официальные газеты при Горбачеве выходили такими миллионными тиражами, которые сейчас невозможно представить.

Сейчас мы видим фрагментацию аудитории, а тогда был единый монолит. Некоторое время страна представляла себе, что она живет в единой идеологии. И это было новостью, открытием, когда в 1987-1988 годах случился идеологический разлом, и стало очевидно, что люди по-разному думают о том, что происходит вокруг. Это сейчас мы полярны по отношению к Путину, а тогда это было новостью.

Хотя есть некоторые удивительные сохранившиеся с того времени механизмы. Например, встречи руководителей СМИ в ЦК КПСС. Сейчас в этом же здании находится Администрация Президента РФ. И там тоже по пятницам проходят летучки главных редакторов. Ничего не меняется.

Или, например, в 1990 году, Горбачев, уже став президентом СССР, подписывает указ о назначении Леонида Кравченко руководителем Гостелерадио. И это было первое назначение лично главой государства, которое положило начало новой традиции. До этого такие решения принимались коллегиально, с участием начальников разных уровней. А здесь главного телевизионного начальника назначил непосредственно президент.

Просто на секунду представьте себе, что Обама назначает главу NBC. Смешно. А у нас с тех пор каждый президент России назначал руководителей СМИ.  Количество указов, которые регулируют СМИ в России со времен Горбачева и до наших дней, - невероятное. Они касаются и экономической деятельности, и выделения частот, кредитов… Так ОРТ в 1998 году получило банковский кредит президентским указом.

До сих пор мы видим, что начальство главных телеканалов страны официально одобрено президентом РФ. Никаких скрытых механизмов, все знают, что человек, который назначает, - это он. И, значит, ему эти люди подконтрольны. Все предельно просто. Понятно, что за назначением есть неофициальные переговоры, интриги, но само назначение прозрачное  понятное всем.

 

О цензуре

Прямой цензуры у нас нет. Она была отменена при Горбачеве в 1990 году, до этого времени существовал официальный орган, который занимался цензурой. У которого имелся официальный перечень того, что нельзя было публиковать. Сейчас на первый план вышла самоцензура, она сегодня – более важный механизм. Из опасений, как бы чего не вышло, люди сами себя цензурируют. Из того, что я читала, у меня сложилось впечатление, что в СССР журналисты наоборот пытались обойти цензуру, написать между строк то, что они думают и знают, понимая, что скажи они напрямую – цензура не пропустит. А сейчас люди наоборот пишут так, чтобы, не дай Бог, никто не подумал, что они критикуют власть.

Раньше денежный коммерческий механизм не был таким важным, как сегодня. Конечно, деньги всех всегда интересуют, но такой коммерциализации и такой зависимости от владельцев, не было никогда.

 

О Горбачеве

Без него невозможно представить свободные СМИ в стране. Он принес политику гласности, он начал раскрепощение прессы. Он дал свободу, кто бы и что на этот счет не думал. И как бы лично к нему не относился. Это исторический факт: Михаил Горбачев принес гласность. Мое мнение, что он принес гласность в страну, которая не особо этого ждала. Это был подарок свыше, подарок от власти, освобождение.

Когда я читала самые громкие публикации того периода, то вдруг я увидела количество историй, за которыми стояли решения главы идеологического отдела ЦК КПСС Александра Яковлева, который словно говорит «Давай!» Например, невероятные истории с упоминанием советских диссидентов, которые раньше не звучали не то, что положительно, но даже нейтрально. И это было бы не возможно без Горбачева.

Он начал освобождать прессу. И постепенно СМИ почувствовали свою свободу и стали раздвигать границы, бороться за бОльшую свободу. И, мне кажется, Михаил Горбачев в конечном итоге был не был готов, что они станут настолько свободными, что будут критиковать и его. Но это было неизбежно. Хотя, наверное, и не очень справедливо по отношению к человеку, который эту свободу слова им дал…

Оценить материал:
Голосов еще нет
распечатать Обсудить в: